Новости

15.12.2009 00:40
Рубрика: Экономика

Именем реформы

Появятся ли российские экономические реалии в учебниках экономики

Первый Российский экономический конгресс предпринял попытку консолидировать ученых-экономистов разных направлений - от государственников до рыночников - и определить пути выхода страны из кризиса. Удалось ли это?

На вопросы "РГ" отвечает один из организаторов конгресса, президент Новой экономической ассоциации, академик РАН Виктор Полтерович.

Российская газета : На открытии конгресса министр финансов Алексей Кудрин сказал, что экономисты проспали кризис. Что вы на это скажете?

Виктор Полтерович : Я не услышал в речи Алексея Леонидовича прямого упрека экономистам. А вот английская королева, выступая в Лондонской школе экономики, действительно задала не слишком приятный вопрос своим экономистам: почему не спрогнозировали? В ответ посыпались десятки версий. Одна из них - кризис обнажил недостатки экономического образования. По мнению ряда западных экономистов, его следует перестроить.

РГ : Виктор Меерович, выполнил ли конгресс задачу объединения экономистов разных школ и направлений?

Полтерович : Разве столь масштабную задачу можно решить за неделю? Мы сделали лишь небольшой шажок. Мы стремились построить работу конгресса так, чтобы стимулировать дискуссию между экономистами, придерживающимися полярных точек зрения. На мой взгляд, открытый диалог состоялся. Он был чрезвычайно полезен и для нашей экономической науки, и для разработки стратегии выхода из кризиса и создания нового механизма долгосрочного экономического роста. Сейчас уже почти все согласны с тем, что такой механизм должен быть рыночным и в то же время предусматривать активную государственную политику. Степень и методы государственного вмешательства - предмет расхождения.

Новая экономическая ассоциация планирует ряд дальнейших шагов для того, чтобы сформировать единое экономическое исследовательское пространство, повысить качество российских экономических исследований, образования и экспертизы.

РГ : Экономичеcкая наука сейчас не слишком востребована властью. Каким образом представители академической мысли собираются вызвать к себе интерес в качестве экономических консультантов правительства?

Полтерович : Мы планируем создать ряд экспертных советов для проведения экспертизы экономических реформ и экономической политики правительства. Задуманные реформы обычно идут не так, как задумано, а часто и просто не удаются. Пример - монетизация льгот. Издержки оказались гораздо большими, чем ожидалось, возникло массовое недовольство. Сейчас не очень ясно, что делать с пенсионным обеспечением, как улучшать систему здравоохранения.

Одна из важнейших причин неудачи реформ состоит в отсутствии профессиональной экспертизы. Проекты реформ недостаточно продуманы, не содержат необходимых расчетов. А после бюрократических согласований исходные идеи нередко искажаются до такой степени, что составители первоначального варианта открещиваются от авторства.

Проекты реформы должны быть персонифицированными и создаваться строго в соответствии с заранее разработанным техническим регламентом. Как создаются, к примеру, проекты мостов. Каждый проект должен включать анализ опыта других стран, прогноз последствий и расчет эффективности. По четким стандартам должна быть организована и экспертиза. Необходимо задействовать широкий круг экспертов, систематически оповещать общественность о планах и результатах реформ. Новая экономическая ассоциация намерена активно участвовать в этом процессе.

РГ : С какой области начнете?

Полтерович : Горячие темы - реформа пенсионной системы, реформа банковской системы, реформа здравоохранения, промышленная политика.

РГ : Как вы оцениваете отечественную антикризисную программу?

Полтерович : Есть многочисленные варианты экономической политики, являющиеся предметом дискуссии внутри правительства. Какой должна быть кредитно-денежная политика? Следует ли создавать и поддерживать государственные корпорации? Как стимулировать экономический рост? Что следует предпринять для социальной поддержки населения? Масса всевозможных проблем. И согласия в правительстве относительно методов их решения пока нет.

РГ : Сейчас на первый план выходит проблема быстрого послекризисного экономического роста. Можно ли решить эту задачу без социальных осложнений?

Полтерович : Я думаю, что можно, но для этого надо избегать крайностей. Шоковая терапия приводит к очень серьезным издержкам, в частности, потому что шок вызывает социальный протест против реформ. Продуманная социальная политика - необходимая предпосылка успеха любой реформы. Для модернизации экономики необходимо создать систему, в которой все элементы экономической жизни - макроэкономическая, промышленная, внешнеторговая, социальная политика, финансовая система - были бы синхронизированы и работали в унисон, поддерживая быстрый экономический рост. А для этого должен быть создан ряд новых институтов.

РГ : Что вы имеете в виду?

Полтерович : Приведу один пример. В России создается национальная инновационная система, и уже есть набор разрозненных институтов развития - технопарки, особые экономические зоны, венчурные фонды и т.п. Но единой политики нет. А для ее формирования надо ответить на важнейший вопрос: мы сразу делаем ставку на создание принципиально новых технологий и методов хозяйствования или начинаем модернизацию с широкомасштабного заимствования того, что уже разработано в развитых экономиках? Я сторонник второй точки зрения. А из нее следует ответ на вопрос о том, как должна быть устроена национальная инновационная система и как постепенно переходить к экономике, основанной на знаниях.

РГ : Что российской экономике готовит 2010 год?

Полтерович : Пока надежд на быстрый рост нет. Не думаю, что нас ждут какие-то катастрофы. Но и слишком оптимистичного прогноза дать не могу. Все зависит от того, сколь рациональны будут решения правительства, как оно справится с проблемами безработицы, "плохих" банковских долгов и самое главное - будет ли создана новая система, стимулирующая формирование широкомасштабных проектов модернизации.

РГ : Дайте читателям совет: в какой валюте им хранить сбережения?

Полтерович : Я убежден, что сегодня невозможно сколько-нибудь точно предсказать курс доллара на ближайшие месяцы. А поэтому не считаю корректным давать какие-либо советы, кроме банального: "не кладите все яйца в одну корзину".

РГ : Кстати, министр финансов высказал и недоумение по поводу экономического образования и даже отсутствия современных учебником по экономике.

Полтерович : У нас недостаточно преподавателей, которые могут читать современные курсы лекций для магистрантов и аспирантов. У нас отсутствуют учебники продвинутого уровня по большинству экономических дисциплин.

РГ : С чем это связано?

Полтерович : Даже перевести западные учебники непросто. Для этого необходимо привлечь специалистов, знающих соответствующий предмет, а они все нарасхват, у них нет времени заниматься переводами. Еще труднее написать учебники, отражающие специфику российской экономики. Даже европейцы следуют американским учебникам, лишь недавно сделаны попытки приспособить их к европейским реалиям.

Причем новейшие экономические теории разрабатываются, главным образом, в самой богатой стране - в США, и в этом процессе участвуют эмигранты со всего мира, в том числе и из России. А российская экономическая наука в последние годы отчаянно боролась за существование. В условиях недостаточного финансирования она мучительно преодолевала советское идеологическое наследие, одновременно осваивая западные достижения и осмысливая российские экономические реалии, подчас не объясняемые стандартной теорией.

Экономика Макроэкономика