Новости

18.12.2009 00:40
Рубрика: Власть

Военный полицейский

В российских Вооруженных силах появится военная полиция, она займется укреплением законности и правопорядка в войсках. Об этом сообщил журналистам начальник Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных сил РФ Валерий Евневич. Подразделения военной полиции начнут формироваться в армии и на флоте в 2010 году, их численность составит около 5 тысяч человек. Главной задачей нового ведомства станет борьба с дедовщиной и воровством военного имущества, включая оружие и боеприпасы. На военных полицейских будет возложено поддержание порядка в частях. Они займутся патрулированием в гарнизонах и городах, возьмут на себя охрану военных объектов и грузов. В их ведение перейдут военные комендатуры и гауптвахты. Вести следствие и оперативно-разыскную работу военная полиция не будет. Эти функции сохраняются за Главной военной прокуратурой, Следственным комитетом и МВД, где имеются специальные подразделения для расследования преступлений, совершаемых в армии.

Вот уж воистину русские медленно запрягают. Знаете, сколько времени эта идея витала в воздухе? Двадцать лет. Создать в Российской армии институт военной полиции предлагалось еще в 1989 году, сначала - в качестве эксперимента - в двух военных округах и на Северном флоте. Но вскоре об этом благополучно забыли. А вспомнили только в январе 2006-го, после трагического случая в Челябинском танковом училище, где группа старослужащих искалечила младшего сержанта Андрея Сычева. Вот тогда-то на пресс-конференции в Кремле Владимир Путин сказал, что "контроль над соблюдением законности в Вооруженных силах России может быть возложен на военную полицию".

И вот наконец-то решение принято. Вероятно - не без оглядки на мировой опыт. Военная полиция существует более чем в 40 государствах - в США, Великобритании, Франции, Германии, Китае. Она действует и в вооруженных силах Украины, Казахстана, Армении, Азербайджана, стран Балтии. И, говорят, всюду, где она есть, порядок и дисциплину в армии вполне удается поддерживать. Удастся ли в России? Утвердительный ответ на этот вопрос сейчас никто не даст. Насколько эффективна военная полиция в США или Германии, настолько же бесполезна она может оказаться у нас. Потому что "точечным" реформациям Российская армия, прямо скажем, не очень-то поддается. Военная полиция хороша там, где отлажена вся армейская система, где уволиться из армии отнюдь не выгоднее, чем остаться в ней служить; где есть корпус профессиональных сержантов, прошедших Крым и Рим, знающих психологию воинского коллектива, способных не только заставить, но и научить, помочь, ободрить; где капитаны и майоры имеют представления об офицерской чести, не путая ее с пресловутой честью мундира, заставляющей замалчивать безобразия; где, наконец, военных полицейских готовят в специальных академиях по особым программам. Словом, введение военной полиции - лишь одна из мер (несомненно - нужная) в реформировании Российской армии, а вовсе не панацея.

И самое главное. По мнению многих экспертов, военная полиция не должна подчиняться министерству обороны. Она может быть в ведении МВД, Военной или Генеральной прокуратуры, министерства юстиции... Военный полицейский, находящийся в подчинении у командира части, неминуемо будет скрывать, а не вскрывать беспорядки и преступления. В США, например, военная полиция подведомственна министерству юстиции, а не главе Пентагона. Она независима от оборонного ведомства. И поэтому может, не оглядываясь на чины и звания, привлекать к ответственности любых командиров, проводить расследования, передавать дела в военную прокуратуру и военные суды. Нет органов управления военной полицией и в германском бундесвере.

Создать в стране военную полицию неоднократно предлагал Уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Такая служба, по его мнению, "взяла бы на себя оперативно-разыскные и следственные функции, несение патрульно-постовой службы, конвоирование задержанных, охрану и досмотр военных грузов". При этом принципиально важно, считает Лукин, чтобы органы военной полиции не находились в подчинении у военного командования и финансировались по отдельной статье бюджета.

Мне кажется, стоит шире взглянуть на эту проблему. К тому, какой будет военная полиция, дело не сводится. В обществе созрела потребность внимательно посмотреть, что собой представляет сформировавшаяся еще в советские времена система военной юстиции. Одна из очевидностей: военная юстиция втянулась в политику. Точнее, ее втянули. Это в прежние времена следователи и прокуроры в офицерских погонах все больше занимались делами о дезертирстве, убийствах в воинских частях, хищениях со складов боеприпасов... Вмешательство в подобные расследования верховная власть не практиковала, ибо не знала в том нужды. А главному военному прокурору, кто бы эту должность ни занимал, не очень требовались навыки высокой чиновничьей дипломатии, дотошное знание коридоров и закоулков большой политики. Чтобы держаться на плаву и не портить себе карьеру, ему вполне хватало осведомленности о настроениях в кабинетах военного начальства. Теперь - иное. И самый выразительный тому пример - дело Буданова. Все четыре года, с тех пор как полковник попал под арест и до вынесения приговора, его судьба зависела от колебаний политической погоды. "Атмосферными явлениями" такого рода было Буданову навеяно и условно-досрочное освобождение.

Или вспомним два громких судебных вердикта. Первый: военная коллегия Верховного суда отменила оправдательный приговор шестерым обвиняемым в убийстве журналиста Дмитрия Холодова. И второй: Мосгорсуд приговорил к 14 годам заключения Михаила Смурова, признав его виновным в организации одного из самых громких преступлений последнего времени - взрыва на Котляковском кладбище. Показательно, что в обоих случаях были пересмотрены приговоры одного и того же суда - Московского окружного военного. Показательно, что приговоры эти были оправдательными. Показательно, что выносились они одним судьей. В оправдании им высокопоставленных армейских офицеров Генпрокуратура усмотрела тогда круговую поруку. Но если вести процесс, где в качестве обвиняемых фигурируют представители армии, у нас могут лишь люди в погонах, то круговая порука неибежна, и удивляться тут нечему. Как служит закону судья, связанный воинской присягой, уставами, армейской дисциплиной, хорошо известно.

Уже не раз высказывались соображения, что следует преобразовать военные трибуналы в суды, вывести эти суды из подчинения министерству обороны или хотя бы создать военные коллегии при судах, имеющих гражданский статус. Так почти во всем мире. Ни в США, ни в Англии, ни во Франции, ни в Италии нет юридического органа, осуществляющего надзор за соблюдением законности в Вооруженных силах. А есть мощная военно-юридическая служба, обеспечивающая правопорядок в войсках. Есть, наконец, военная полиция, расследующая преступления в армии.

Теперь военная полиция появится и в России. Таким образом будет сделан шаг к реформе правоохранительной системы в Вооруженных силах. К отказу от "специфического" военного правосудия. Как-то не очень оно совместимо с гражданским обществом, вбирающим в себя, кстати, и весь армейский мир.

Власть Позиция Власть Безопасность Армия Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники