Новости

18.12.2009 00:30
Рубрика: Культура

Стихи под Рождество

Владимир Кошевой сыграл поэта Николая Гумилева и готовит спектакль по поэзии Бродского

В афише Десятого международного зимнего фестиваля "Площадь искусств" на 22 декабря - премьера спектакля "Иосиф Бродский. Рождественские стихи". С исполнителем "главной роли" популярным артистом Владимиром Кошевым встретился наш корреспондент.

Российская газета: Это моно спектакль?

Владимир Кошевой: Музыкально-литературный вечер, мелодекламация, забытый жанр. Это мой первый опыт. Идею подарила Светлана Николаевна Крючкова. Я отважился участвовать в ее вечере, когда она читала в Фонтанном доме стихи Анны Ахматовой, а мне предложила почитать от лица Николая Гумилева. Мы ведь два года назад сыграли Ахматову и Гумилева в фильме Дмитрия Томашпольского "Луна в зените". Кстати, на международном кинофестивале "Ступени" в Киеве получили награды в номинациях "лучшая женская роль", "лучшая мужская роль". Мне приз вручал Кшиштоф Занусси, сказал хорошие слова...

Когда съемки закончились, Светлана Николаевна сказала мне: "Каких авторов ты мог бы почитать?" - "Рождественского, Вознесенского, Евтушенко". - "Ну, тебе только попудриться - и можно выходить. Ты возьми такое, где нужно мучиться и необходимо что-то поискать..." Я увлекаюсь поэзией, но никогда не читал со сцены. Только для себя или в компании, тихонечко, вполголоса.

В прошлом году мы с друзьями встречали Рождество во Франции. Там очень ярко это проходит. Как и в моей родной Риге, в моем детстве. Кто-то вспомнил рождественские стихи Бродского. Тогда и родилась идея собрать стихи в программу: и широко известные, и те, которые не звучали со сцены. Еще до отъезда за границу у Бродского была традиция писать к Рождеству посвящения Господу как некое подведение итогов года. Началось с того, что однажды на даче у друзей он увидел картинку "Волхвы" в польском журнале. Она ему приглянулась. Он написал первое рождественское четверостишие.

РГ: Гений Бродского давит?

Кошевой: Конечно! Ответственность большая. С одной стороны, в фестивале участвуют выдающиеся музыканты: Темирканов, Гергиев, Спиваков, Башмет, Плетнев. С другой стороны, имя великого поэта. Я ведь знаю, что Иосиф Александрович не любил, когда читали вслух его стихи, и даже хотел надеть пластинку на голову Михаила Козакова, прослушав свои стихи в его исполнении - настолько ему это не понравилось. Он предпочитал, чтобы не было проводников между поэтом и читателем. Моя задача - не стать таким проводником, мне важно донести ту мысль, которую Бродский закладывал. А эмоции, которые возникнут у слушателей, зрителей, будут уже их собственными.

Будет звучать музыка Монтеверди, Генделя, Гайдна, Баха, Моцарта в исполнении квартета "Невская классика". Поставил спектакль петербургский режиссер Михаил Елисеев, оформила его художник Ирина Долгова. Образ моего костюма придумал Валентин Юдашкин.

РГ: А сами стихи пишете?

Кошевой: В юности было дело. Сочинял поэмы и даже сочинение в стихах написал классе в восьмом-девятом - по комедии "Горе от ума". Конечно, это было чистой воды графоманство, но "пятерку" я за тот "монолог одного из гостей" получил. Кстати, впервые стихи Бродского я услышал из уст своей учительницы по литературе Анны Михайловны.

РГ: В Петербурге 16 декабря состоялся первый показ долгожданной анимационной картины Ирины Евтеевой "Маленькие трагедии". Ваша роль - Белый герцог.

Кошевой: И снова стихи! Пушкин. "Скупой рыцарь", "Каменный гость", "Моцарт и Сальери", "Пир во время чумы". Очень интересный замысел. Ирина Евтеева - первопроходец в удивительном жанре, где соединились мультипликация, игровое кино, живопись. Снимались красивые и талантливые актрисы Елизавета Боярская, певица Зара, мой любимый актер Сергей Дрейден. Картина выйдет в 2010 году, она готова для показа на кинофестивалях.

РГ: А что с "Гофманиадой" киностудии "Союзмультфильм"?

Кошевой: Первая из трех частей уже закончена. Я озвучил две роли - писателя Гофмана и его второе "я" - бедного студента Ансельма. Это новые технологии, "живые" куклы. Ансельм и Гофман очень похожи на артиста Кошевого. Снимает полнометражный анимационный фильм известный режиссер-мультипликатор Станислав Соколов. У него большой опыт в кино: снимал совместно с британскими кинематографистами шекспириаду, получил несколько международных премий. Мне вообще везет на талантливых людей.

РГ: Интересно было впервые очутиться на знаменитой киностудии?

Кошевой: Это удивительная история. Я начал озвучивать картину, когда работал во Франции на арт-проекте "Мастер и Маргарита" и снимался на Украине в фильме "Исповедь дьявола". У меня была сломана нога, и я передвигался на костылях. На студии "Союз мультфильм" очень крутой подъем по лестнице, а лифта нет. Сколько нужно терпения, чтобы добраться с первого этажа на последний! Редактор сказала мне: "Это очень хороший знак - сломанная нога". Ничего себе, "утешила"! Оказывается, когда Василий Ливанов озвучивал там "Бременских музыкантов" и "Малыша и Карлсона", у него постоянно была сломана нога. Я так эмоционально размахивал руками, ногами во время работы, так шумел, что в комнату сбегалась вся студия...

Теперь начались съемки уже художественного фильма "Гофманиада", нового проекта Михаила Шемякина. Они проходят во Франции. Заняты Вячеслав Полунин, Антон Адасинский. Скоро и я присоединюсь. Моя роль - Гофман.

РГ: Как вы познакомились с Шемякиным?

Кошевой: Ночью в петербургском книжном магазине. Я зашел туда за книгой и увидел Шемякина. Он купил диск с фильмом Светозарова "Преступление и наказание". А там на обложке - моя фотография. Я осмелился подойти и сказать: "А я - Раскольников". На следующий день Михаил Михайлович позвонил, сказал, что ему понравилась моя работа. Так началась наша дружба, а чуть позже и творческое сотрудничество.

РГ: Выставку фотографий французского проекта "Мастер и Маргарита", где вы в роли Мастера, а Изабель Аджани - Маргарита, увидели только парижане и москвичи. Какова ее судьба?

Кошевой: Знаю, что часть коллекции уже раскуплена, экспозицию планировали привезти и в Петербург, а также в Лондон, Нью-Йорк, Токио, Рим. Чтобы восстановить ее, нужно время, это достаточно кропотливый и длительный процесс.

РГ: Вы связи с Францией не потеряли?

Кошевой: Наоборот. Получил несколько интересных предложений, но из актерского суеверия рассказывать о них пока не буду. Интересно, что моя первая роль в кино - француз в фильме Александра Рогожкина "Своя чужая жизнь". Там я говорил на французском языке, но очень плохо, с каким-то шведским акцентом.

Культура Театр
Добавьте RG.RU 
в избранные источники