Новости

22.12.2009 00:30
Рубрика: Культура

Вирус из Трои

В Мариинском театре подготовлена премьера "Троянцев" Берлиоза

Премьера знаменитой оперной дилогии Берлиоза "Троянцы" состоится 25 и 27 декабря. Пятичасовое оперное полотно впервые появится на сцене Мариинки. Постановку, являющуюся копродукцией трех театров - Мариинского, Национальной оперы Варшавы и Дворца искусств королевы Софии в Валенсии - готовят маэстро Валерий Гергиев, каталонский режиссер Карлуш Падрисса и театральная компания La Fura dels Baus.

Россиян ждет настоящий эстетический взрыв: художники авангардной группы La Fura dels Baus, прославившиеся в Европе с 1985 года как последователи идеи тотального театра, радикально преобразуют пространство. А действие оперы перенесептся из древности в будущее, вплоть до полета на планету Марс. Специально для "Российской газеты" режиссер "Троянцев" Карлуш Падрисса рассказал о предстоящей премьере:

Российская  газета: Зная эстетику вашего театра "Ла фура дельс Баус", предпочитающего гигантские объемы, неожиданные образы и авангардный запал, можно предполагать, что премьера оперы "Троянцы" в вашей постановке должна была исполняться на новой сцене Мариинского театра, которая к этому моменту могла быть построена.

Карлуш Падрисса: Валерий Гергиев говорил мне два года назад, что собирается поставить "Троянцев" в своем новом театре, и, думаю, он осуществит этот замысел, но позже. С футуристическими проектами так нередко случается. У нас в Валенсии есть современный Дворец искусств королевы Софии, где мы планировали поставить "Кольцо нибелунга" Вагнера. В 2002 году мы рассчитывали показать премьеру в 2003 году, но в результате пришлось ждать еще четыре года. И это нормально - в этом суть футуризма.

РГ: Валерий Гергиев видел другие ваши работы?

Падрисса: Да, насколько я знаю, он видел "Осуждение Фауста" в Зальцбурге. Наше знакомство произошло в ноябре 2007 года, когда мы ставили в Валенсии "Кольцо нибелунга" с Зубином Мета, а он - "Валькирию" в Барселоне. Валерий Гергиев тогда приезжал в Валенсию, чтобы посмотреть на современную архитектуру Дворца искусств королевы Софии.

РГ: Какое впечатление произвел на вас маэстро Гергиев?

Падрисса: Это несомненный гений. Мне кажется, мы должны с ним сделать еще многое. Я очень надеюсь на совместное сотрудничество.

РГ: Вы вместе обсуждали "Троянцев"?

Падрисса: Да, конечно! Это первый дирижер, который сказал, что сможет что-то поменять для меня. Он собирается поставить больше инструментов, чтобы исполнение было более выразительным. Для меня лучшие дирижеры - Гергиев и Мета. Гергиев ближе моему поколению. Гергиев - это будущее.

РГ: В результате непостроенной новой сцены спектакль в ближайшее время пойдет на основной или, позволим себе назвать ее старой, сцене Мариинского театра. Придется ли как-то корректировать масштаб?

Падрисса: Нет, зал несколько меньше, чем во Дворце искусств, зато он очень красивый и в нем будет сильнее ощущаться контраст старого и нового.

РГ: Премьера постановки состоялась в ноябре этого года в Валенсии. Можно сказать, что этот спектакль в Мариинском театре увидят в том же виде, что и во Дворце искусств королевы Софии?

Падрисса: Да и даже лучше - он будет еще более красивым. Потому что с каждым разом мы его все более улучшаем. Мне очень нравится хор и миманс Мариинского театра, которые привыкли к ежедневной работе.

РГ: Технические возможности сцены Мариинского театра справятся с вашими декорациями в "Троянцах"? Спрашиваю об этом, потому что декорации ваших постановок обычно производят впечатление очень сложных конструкций.

Падрисса: Никаких технических проблем здесь не должно возникнуть. Гораздо более сложным показалось мне оснащение вашего "Кольца нибелунга", где четыре гиганта крепятся к потолку - у нас нет ничего подобного, все более элементарно.

Падрисса: Да, я видел "Валькирию" здесь и мне показалось это очень красиво.

РГ: Правда, если образцы Георгия Цыпина в "Кольце нибелунга" обращены далеко назад, то ваша версия "Троянцев", напротив - куда-то очень далеко вперед, вплоть до того, что вы отправляете героев на Марс. Как пришла идея перенести действие оперы в будущее? Миф тому причина?

Падрисса: Да, миф. Нашей труппе вообще нравится создавать версии, обращенные в будущее. Мы себя так удобнее чувствуем. Через будущее мы лучше можем понять прошлое. "Троянцы" для нас - это вирус, который Эней приносит из Трои в другую цивилизацию. Энею нравится война, бокс, это типичный мужчина, которому нравится что-то создавать. А Дидона - это Рай. Эней несет в себе вирус, чтобы что-то создавать, мчаться куда-то, что-то завоевывать. Сегодня говорят о том, что когда человеку не останется места на земле, он полетит на другие планеты. Всегда существуют две цивилизации - рождающая и разрушающая. Из этого состоит история человечества.

РГ: А музыку Берлиоза вы хорошо знаете? Она невероятно изобретательна и очень сложна для исполнения, поэтому в мире очень мало театров, осиливших эту оперу.

Падрисса: Да, лучше всего я знаю музыку, слушал много раз. Я вообще люблю Берлиоза намного больше, чем, например, Верди. Кроме "Осуждения Фауста" мы ставили и "Фантастическую симфонию". Мне очень нравится французская музыка, ее бесконечный экстаз.

РГ: Хотел спросить любите ли вы оперу, но, судя по всему, вы ее любите.

Падрисса: Да, люблю, но мне и электронная музыка нравится. Я музыкант, а музыкантам нравится все. Я знаю, что в мире немало таких деятелей, которые, узнав, что им предлагают поставить Вагнера, морщат нос, понимая, что их ждет пять часов музыки. я же потираю руки и говорю: "О, пять часов музыки Вагнера - это отлично!"

РГ: Мне кажется, некоторые наши слушатели старшего поколения могут быть в легком шоке от ваших инопланетных установок.

Падрисса: А я думаю, что им очень понравится. Они же гордились в свое время тем, что Лайка полетела в космос. Они пережили Вторую мировую войну, поэтому они еще больше футуристы, чем мы.

РГ: Откуда у вас такая страсть к футуризму? Вас не устраивает настоящее?

Падрисса: Ни в коем случае. Просто мы не хотим работать как другие.

РГ: Чем вы занимались до того, как организовать группу "Ла фура дельс Баус"?

Падрисса: С тринадцати лет я учился отправлять корреспонденцию, рисовал комиксы. Однажды выиграл конкурс писателей среди трех тысяч детей, получил первую премию в виде путешествия во Францию. А в восемнадцать лет вместо того, чтобы пойти учиться в Университет, мы организовали нашу театральную труппу "Ла фура дельс Баус" в 1979 году. Через пять лет, после того как мы научились делать театральные представления на улице, к нам пришел успех. Так мы получили свои дипломы, обойдясь без Университета. Начиная с 1984-го мы объездили Аргентину, Германию, Францию, Италию и уже не останавливались. Но первые пять лет мы сидели дома - работали над тем, чтобы к нам пришел успех.

РГ: Каким желанием руководствовались?

Падрисса: Мы искали в искусстве дух приключений, авантюр, нами владело желание преобразовать жизнь - как и у всех в этом возрасте. Хотя спустя годы ты понимаешь, что мир меняет тебя, а не ты - мир.

РГ: Не удивляюсь, почему такое искусство появилось в Испании, где творили Гауди и Дали - в стране, где страсть граничит с безумием.

Падрисса: Да, без них не обошлось.

РГ: А может быть на ваше мировоззрение повлиял какой-нибудь определенный философ?

Падрисса: Я бы назвал Германа Гессе и его романы "Степной волк" и "Сиддхартха". Мы в своем творчестве вернулись к духу 1930-х годов - дофранкистской Испании. В 1920-30-х годах Барселона была столицей анархизма. Начиная же с 1936 года, после гражданской войны Франко установил диктатуру. После его смерти в 1975 году в Испанию вернулся воздух свободы - народ вышел на улицы. Мне было тогда пятнадцать лет.

РГ: Вашему искусству присущ дух анархизма?

Падрисса: Да, мы немного работаем в хаосе, создаем все коллективно. Нам нравится заниматься тотальным искусством, где соединяются музыка, архитектура, скульптура, слово, поэзия.

РГ: Какова, на ваш взгляд, миссия искусства?

Падрисса: Искусство служит для улучшения жизни. Фридрих Ницше говорил в "Рождении трагедии из духа музыки" о людях, которые могут быть богами, о влиянии дионисийства.

РГ: В каком состоянии сегодня находится мир?

Падрисса: Для меня, например, сейчас хорошая эпоха, потому что к власти приходят женщины, следовательно, время, скорее, мирное. Мужчины со своим воинственным духом будут нянчить детей дома, направят свою энергию на спорт, футбол. Сегодня женщины готовы указать нам, что мы должны делать. Но все равно вирус нас захватит.

РГ: Вы как футуролог что можете сказать о 2012 годе?

Падрисса: Вы, наверно, посмотрели фильм "2012"? Интересная тема. Разрушение можно сравнить с очень опасной художественной работой. После трагедии в Нью-Йорке, когда упали башни-близнецы, композитор Карлхайнц Штокхаузен заявил, что это "лучшая работа дьявола, которую он когда-либо совершил", за что, разумеется, получил резкую критику. При всем ужасе произошедшего зрелище было потрясающим. Сейчас нам заказали работу с ним в еще не построенной "Филармонии на Эльбе" в Гамбурге.

РГ: То есть за будущим обращаться к вам?

Падрисса: Да, но только за тем, что касается театра. Надеюсь, конца света не будет.

Культура Театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург
Добавьте RG.RU 
в избранные источники