Новости

23.12.2009 18:47
Рубрика: Экономика

На пороге рынка

Золотой век малой энергетики наступит, когда власть найдет общий язык с бизнесом

"Российская газета" собрала за круглым столом чиновников и бизнесменов, чтобы обсудить перспективы развития малой энергетики, ее место в концепции энергообеспечения и энергоэффективности страны в условиях наступления золотого века этого сегмента рынка.

Ответы на эти и другие вопросы пытались найти наши гости:

Константин Анатольевич Трифонов - советник генерального директора ГК "ТЭТРА Электрик";

Яков Иосифович Бляшко - вице-президент Союза энергетиков Северо-Запада России;

Алексей Юрьевич Евстратов - заместитель председателя комитета по энергетике и инженерному обеспечению правительства Санкт-Петербурга;

Любовь Васильевна Мартыненко - начальник отдела эксплуатации и инженерного обеспечения жилищного комитета правительства Санкт-Петербурга;

Александр Сергеевич Ольховский - председатель Комиссии по промышленности, экономике и собственности Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Российская газета: Каково будущее малой энергетики у нас в регионе?

Евстратов: Отказаться от альтернативных источников энергии нам просто невозможно. Конечно, себестоимость энергии на крупной ТЭЦ ниже, чем на малых агрегатах, но вопрос транспортировки этой энергии значительно увеличивает ее стоимость. Поэтому использование локальных энергетических установок в ряде случаев экономически оправданно.

Ольховский: Однако помимо экономической целесообразности существуют ведомственные интересы, делающие развитие рынка малой энергетики крайне затруднительным. Во-первых, Ленэнерго отказывается закупать энергию, выработанную малыми агрегатами, ссылаясь на недоработку ее учета и качество продукта, - нерешенные, но решаемые вопросы, подлежащие обычной технической доработке.

Вторая часть - неурегулированность потребления энергоносителей. Монополисты ставят газогенераторы при условии их работы с максимальными КПД и нагрузкой. В результате приходится сбрасывать природный газ впустую, что делает ситуацию экономически абсурдной. Поэтому нам необходимо законодательно искать основы энергоэффективности и использования энергии, произведенной не монополистами, а компаниями малой энергетики. Без них мы не продвинемся в развитии рынка.

Трифонов: Безусловно, будущее есть, и оно определено прогнозными документами правительства РФ, где доля возобновляемых источников энергии зафиксирована на уровне 4,5 процента от общего объема к 2020 году.

Несмотря на проблемы, рынок есть, он развивается. Например, наша компания три года назад начала разрабатывать программу ресурсосбережения, включающую и обширные работы по НИОКР.

Мы работаем по трем направлениям, первое из которых - участие в региональных программах энергоэффективности. Эти программы направлены на комплексную реализацию мер по ресурсосбережению в сфере ЖКХ, переработки ТБО, выработки электроэнергии с помощью возобновляемых источников - отходов сельскохозяйственного производства, животноводческих комплексов и других.

Здесь стоит отметить отдельную проблему, связанную с ресурсосбережением, - это внедрение стандартов экодевелопмента, причем не международных, а своих, российских. Существующие российские стандарты качества строительства и инженерии достаточно высокие, по многим показателям они превышают международные, вопрос - в отсутствии нормативной базы их внедрения, что приводит к существенному удорожанию проекта.

Мартыненко: Могу добавить, что я как потребитель и представитель жилищного комитета за использование локальных теплоисточников, поскольку в Санкт-Петербурге на 90 процентов открытая система теплоснабжения и ее схема не регулируется в зависимости от сезона ни у поставщика, ни на тепловом пункте потребителя.

Евстратов: Однако стоит предостеречь от массового внедрения таких источников энергии. Ведь не каждый дом и ТСЖ способны будут найти средства для замены подобного оборудования по истечении срока его эксплуатации. Все-таки наш город изначально строился под централизованную систему теплоснабжения. Поэтому использование малой энергетики в Санкт-Петербурге должно носить частный характер и быть экономически обоснованно, так как за все в конечном итоге платят его жители.

Если отделить вопрос энергосбережения от малой энергетики, то с точки зрения энергосбережения будущее за системами управления нагрузок, внедрением индивидуальных теплообменных пунктов и созданием систем учета.

Бляшко: Во многих европейских странах были внедрены силовые методы покупки энергии малых производителей. 50 европейских стран приняли закон о развитии возобновляемой энергетики, где они волевым путем установили повышенные тарифы на закупку этой энергии и дотируют ее из бюджета своих стран.

Такой документ есть и у нас в России - в законе прописано, что энергосистема обязана принять электроэнергию от возобновляемого источника, выпущена классификация таких источников, но необходимые подзаконные акты не изданы. Без них мы проблемы внедрения малой энергетики не решим. Так же как и без их понимания чиновниками на местах.

Трифонов: Что касается автоматического переноса европейского опыта по возобновляемым источникам, то, я думаю, это невозможно для России.

В России для каждого региона необходимо разрабатывать индивидуальную модель ресурсосбережения, учитывать специфику социально-экономического положения и структуру потребления. Мы достаточно активно работаем с представителями администраций субъектов по региональным программам и видим, как один регион может отличаться в своей специфике от другого.

Что касается Санкт-Петербурга, говорить о децентрализации системы и массовом использовании такого оборудования не приходится, но есть смысл развивать программы по его внедрению. Есть рынок, есть компании, которым было бы интересно выработать механизмы взаимодействия с подведомственными ГУПами.

РГ: Есть будущее у малой энергетики как у системы резервных мощностей?

Естратов: Безусловно, есть. Недофинансирование отрасли последних лет в ряде случаев может привести к деградации больших систем. А тогда аварий нам не избежать. Этому аспекту надо уделять особое внимание, когда мы говорим о таком мегаполисе, как Санкт-Петербург.

Трифонов: Использование возобновляемых источников энергии - это вопрос энергобезопасности страны, и его необходимо учитывать.

Ольховский: Мы должны всем дать возможность реализации своих возможностей. Развитие многих регионов сдерживает отсутствие источников энергии. Такие районы есть и у нас в городе. В некоторых случаях выход из единой системы энергоснабжения, а вместе с ней - и из системы регулирования тарифов экономически обусловлен. Например, в Китае все светофоры питаются только от солнечных батарей.

Только когда будет общая воля экономистов, жителей, власти, мы сможем достигнуть цели и стать энергосберегающим государством.

РГ: Так при каких условиях может существовать малая энергетика в России?

Бляшко: Нужны законодательные акты и смена уровня мышления.

Евстратов: Здесь мы опять приходим к экономике. Например, призыв к замене ламп накаливания на энергосберегающие аналоги учитывает вопрос экономии энергии, но не вопрос утилизации новых ламп. Сейчас все ртутные лампы сдаются в два приемных городских пункта. Однако, когда их будут сдавать все жители города, мы окажемся в ситуации, когда утилизация этих ламп станет дороже той энергии, которую мы сэкономили.

Ольховский: Помимо закона необходима политическая воля, желание людей доводить до конца начатое. Пока не будет культуры стратегического планирования, пока не будет изжит лозунг "рынок решает все", ничего не получится. Только тогда, когда мы совместно с бизнесом и обществом сможем выстроить реальные программы, они смогут быть реализованы.

Трифонов: У ряда петербургских компаний накоплен достаточный опыт, чтобы участвовать в создании и реализации подобных программ. Мы ждем сигнала власти, чтобы начать сотрудничать.

РГ: Как кризис повлиял на развитие малой энергетики?

Трифонов: Кризис только ускорил реализацию региональных программ энергосбережения.

Бляшко: Он позитивно повлиял на принятие правительственных решений по энергоэффективности, а они уже повлияли на регионы, что послужило толчком к развитию малой энергетики.

Ольховский: Конечно, кризис уменьшил возможность инвестиций, но он заставил считать деньги, беречь то, что у нас есть.

Евстратов: Когда денег не хватает, люди начинают думать... С другой стороны, для малой энергетики кризис не лучшее время, так как прямого экономического эффекта от внедрения инноваций нет. Кроме того, если развитие будет идти по сценарию "все новое всегда дороже старого", кризис и дальше будет тормозить инновации.

РГ: Каковы же условия для наступления золотого века малой энергетики? Достаточно ли инвестиций, законов и технологий, чтобы он наступил?

Трифонов: Для бизнес-сообщества важен фактор политической воли. Компании, работающие в области малой энергетики, должны почувствовать свою востребованность, и в первую очередь со стороны государства.

Ольховский: Думаю, при создании региональных программ энергоэффективности мы сможем найти общий язык.

Евстратов: Главное, чтобы тренд был в одну сторону.

Экономика Экономика Отрасли Энергетика Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург