24.12.2009 00:40
    Рубрика:
    Будущий король Англии провел ночь возле мусорных баков
    Наследник британской короны провел ночь на мостовой Лондона

    В спальном мешке, прямо на мостовой, укрывшись за мусорными баками, ночевал перед Рождеством на морозной улице Лондона у моста Блэкфрайерс будущий король Англии.

    Вот уже пятый год принц Уильям является патроном крупнейшей британской благотворительной организации Centrepoint, которая помогает оказавшимся без крыши над головой людям. Глава Centrepoint Шейи Обакин рассказал "РГ", что помощь, которую принц оказывает бездомным, носит абсолютно экстраординарный характер. "Это просто удивительный парень!" - добавил Обакин с нескрываемым восхищением.

    Российкая газета: Нимало не сомневаюсь, Шейи, что когда-нибудь вы будете рассказывать своим детям и внукам удивительную историю о том, как вы провели ночь под мостом с будущим - а может, к тому времени уже и настоящим! - королем Англии. Бьюсь об заклад, они не вдруг вам поверят.

    Шейи Обакин: Да я и сам бы этому не поверил. Это был потрясающий и, наверное, не имеющий прецедентов в реальной истории эксперимент. Мы прожили с принцем эту единственную ночь так, как живут ее месяц за месяцем, а то и год за годом сотни тысяч бездомных молодых людей в Британии и миллионы - по всему миру. Прожили для того, чтобы самим, своей кожей почувствовать, каково это...

    РГ: Но кому в голову пришла, в общем-то, сумасбродная идея, чтобы принц стал... нищим? Неужели Уильям сам это придумал?

    Обакин: Я это придумал. И вот почему. Принц как патрон нашей организации делает все, что может, для того чтобы увести как можно больше молодых людей от этих спальных мешков и подстилок на улицах. И, поверьте, он принимает эти проблемы близко к сердцу. Мы отмечали недавно 40-летие нашей благотворительной деятельности, и тогда-то он вдруг сказал мне очень и очень серьезно: "Как патрон этой организации я прошу тебя сделать так, чтобы через 10 лет бездомных больше не было совсем". И я понял, что надо ударить в какой-то колокол... И у меня вдруг родилась идея. Я сказал ему: "А хочешь пойти со мной на ночлег на улицу?" Сказал - и не поверил себе. Сделать такое предложение королевской особе? А как с его безопасностью? Что если случится какой-нибудь инцидент? Я не думал, что он согласится.

    РГ: И что же на это принц?

    Обакин: Он не раздумывал ни секунды, сказал тотчас же: "Я пойду". Дело было еще в марте. Я стал думать: когда пойдем? Летом нельзя, это будет фальшивка, летом каждый сможет переночевать под открытым небом. Решили ждать зимы, вот и дождались морозов.

    РГ: Как на это отреагировали в Букингемском дворце и в Кларенс-хаус (резиденция принца Уэльского, отца Уильяма. - Прим. ред.)? Неужели согласились?

    Обакин: Я, честно говоря, не верил, что согласятся. Но вы не поверите, чем дело обернулось! Мы пошли на эту "операцию" практически без всякой охраны. С нами был один-единственный офицер из службы безопасности принца и личный секретарь Уильяма. И всё! Разумеется, все не так просто с ночевкой на улице в таком городе, как Лондон: на нас запросто могли наткнуться какие-нибудь наркоманы, сутенеры или просто хулиганы, ищущие, к кому бы придраться.

    Что касается нашего "комфорта", то тут можно живописать сколько угодно. На улице - минус четыре градуса, мы пришли в полночь, поискали подходящее место, притулились где-то у мусорных ящиков, разложили свои спальные мешки. Я не знаю, спал ли Уильям вообще. Я не спросил его. Я сам спал часа полтора, слишком уж холодно было и шумно - на мосту шли какие-то работы, вокруг гудели автомобили. На принца чуть не наехала уборочная машина. Но он ни разу не пожаловался: как лег в свой мешок, так и пролежал до шести утра. А когда мы вылезли, я ему говорю: "Надо делать то, что делают все бездомные, - идти, шагать, а то совсем обморозимся". И мы пошли на мост и по улицам.

    РГ: Это просто фантасмагория какая-то: вы идете по улицам утреннего города, и что - принца Уильяма, самого фотографируемого парня на свете никто не узнает?

    Обакин: Представьте себе, никто.

    РГ: Не представляю. Он что, так загримировался?

    Обакин: Да никак он вообще не гримировался. Как был себе, так и есть: в джинсах, шерстяной фуфайке, ну чуть капюшон пониже надвинул. Но то, что не узнали, это и его самого поразило. Знаете, что он сказал мне, пока мы шли к мосту? Он сказал, что понял, как невидимы бездомные. Люди идут сквозь них и не видят... И еще он сказал две вещи о тех открытиях, которые сделал для себя впервые в жизни. Как же невероятно тяжко и физически, и эмоционально проходить через такие обстоятельства, потому что даже после всего лишь одной ночи у него ныло во всем теле, да и на душе. И еще: "Вот, - сказал Уильям, - мы встали сегодня утром, и мы знаем, куда после этого пойдем, у нас есть цель и есть совсем иной завтрашний день. А у них нет цели и нет завтра".

    А потом мы пошли в один из центров нашей организации, на Грик-стрит, приняли душ, переоделись и Уильям приготовил нашим бездомным постояльцам завтрак. А потом разговаривал с ними. Он часто приходит в наши дома и часто подолгу беседует с молодыми людьми. И, что удивительно, помнит каждого из них и каждую рассказанную ему историю. И потом отслеживает, что с ними происходит дальше: выкарабкались ли они, устроили свою жизнь?

    РГ: Вы не думаете, однако, что те, кто не знает, как вы, всей этой подноготной, могут усмотреть в вашем переодевании в нищих просто рекламный трюк, работающий на имидж принца?

    Обакин: О каком трюке может идти речь, если ни одна живая душа не знала и не узнала бы об этой ночи, как не узнала о многих акциях Уильяма, прошедших вне глаз публики. Я запустил всю эту информацию в эфир, рассказав о нашем походе на своем сайте. Я всегда пишу на сайте для своего персонала что-то типа отчетов. Вокруг нас не было ни одного репортера и фотографа. Я и снимки-то сделал с мобильного телефона, поэтому они получились не очень качественными. А что касается практической пользы, вот теперь о нас все говорят. Те, кто никогда не слышал о Centrepoint, о нас услышали. Это значит, можно ждать больше пожертвований, больше участия в нашей работе других добровольцев. Именно то, чего я и хотел добиться.

    РГ: Вы добились и еще одной весьма значительной вещи.

    Обакин: Какой?

    РГ: Научили будущего короля Англии лучше понимать горести и печали других. Совсем как у Марка Твена в "Принце и нищем".