Новости

24.12.2009 00:52
Рубрика: Происшествия

Иск не по уставу

Минобороны выплатит компенсации родителям военнослужащих, пострадавших от дедовщины

Вынесены два приговора в отношении военнослужащих Российской армии, грубо нарушивших воинский устав.

Срочников Григория Журавлева и Михаила Дудина призвали в армию из Пермского края в разные регионы страны - на Дальний Восток и в Северную Осетию. Первый солдат в результате издевательств умер, второй из-за безалаберности офицера навсегда стал инвалидом.

Бои без правил

За гибель своего сына в армии Елена Вяткина намерена получить тридцать миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда. Он был забит до смерти своим сослуживцем в одной из воинских частей в Хабаровском крае.

Краснореченский гарнизонный военный суд признал виновным Владимира Зайцева в гибели рядового Григория Журавлева. А именно - в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего) и частью 3 статьи 286 УК РФ (превышение полномочий с применением насилия).

Служащий в армии по контракту Зайцев в ночь с тридцатого июня на первое июля 2009 избил молодого солдата до такой степени, что того пришлось немедленно госпитализировать. Но врачи не сумели помочь Журавлеву. В этот же день он умер от побоев в военном госпитале. Григорий Журавлев прослужил в рядах Российской Армии всего сорок дней. 15 июня он принял присягу, а в ночь с 30 июня на 1 июля погиб. Григорий Журавлев в переписке с друзьями не раз косвенно подтверждал существование в воинской части дедовщины. В частности, он писал, что солдаты контрактной службы приказывали воровать еду для их семей из столовой и для своего развлечения заставляли участвовать в боях без правил.

Елена Вяткина главными виновниками гибели сына считает руководителей воинской части.

- Если бы руководство части следило за исполнением устава, этой трагедии не произошло бы, - говорит она. - Пока командиры не будут нести личную ответственность за каждый инцидент в их части, молодые люди, защитники Отечества, опора и надежда нашей страны, так и будут гибнуть в воинских частях тысячами или возвращаться морально изуродованными.

Военный суд приговорил Владимира Зайцева к лишению свободы сроком на одиннадцать лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Он признан виновным в совершении сразу двух преступлений - умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, а также в превышении должностных полномочий с применением насилия и причинением тяжких последствий. На суде он полностью признал свою вину.

Но Елена Вяткина хочет, чтобы за смерть сына поплатился не только армейский сержант. Она желает, чтобы министерство обороны компенсировало ей моральный вред, причиненный гибелью сына. До призыва в армию Григорий Журавлев неплохо зарабатывал и содержал на свои деньги мать и младших сестер. Поэтому вполне справедливо, по мнению Вяткиной, если ей выплатят сумму в тридцать миллионов рублей. Именно столько денег смог бы заработать ее сын в ближайшие пять лет, считает мать погибшего солдата. Сейчас она с помощью юристов готовится подать такой иск к воинской части, где погиб ее сын. Заявление Елена Вяткина направит в Кировский районный суд Перми. Это будет сделано в ближайшее время. Надежда на положительное решение суда подкреплена свежей судебной практикой: в Пермском крае уже есть прецеденты, когда пострадавшие во время воинской службы люди сумели добиться компенсации морального вреда.

Шальной патрон

Нытвенский районный суд Пермского края решил взыскать с войсковой части 66431, расположенной в Северной Осетии, 200 тысяч рублей в пользу бывшего военнослужащего Михаила Дудина. Эти деньги пойдут на компенсацию морального вреда, причиненного в результате ранения, полученного пермяком во время прохождения службы.

В августе 2007 года Михаил со своими сослуживцами находился во дворе своей части. Неподалеку от них лейтенант Алексей Майоров, исполнявший в тот день обязанности начальника караула, решил проверить свое оружие. Он достал из кобуры служебный пистолет, извлек из него магазин с патронами, и, сняв с предохранителя, нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел. Оказывается, Майоров забыл о том, что в стволе пистолета находился патрон. При выстреле лейтенант направил оружие вниз, и вылетевшая из ствола пуля, отрикошетив от асфальта, угодила в живот Михаила Дудина. Он моментально ослабел и начал терять сознание. Раненого занесли в караулку, оказали первую помощь и отправили в госпиталь.

- Меня доставили в госпиталь буквально полуживым, - говорит Михаил Дудин. - Поэтому врачи сразу же начали проводить сложную операцию.

Врачи поставили Михаилу диагноз - "огнестрельное пулевое, проникающее сквозное ранение живота с повреждением сигмовидной кишки, с размозжением левой почки, острой массивной кровопотерей - полтора литра, геморрагический шок второй степени". Почку у Дудина удалили, и после трехмесячного лечения его комиссовали и отправили домой. При этом он был признан инвалидом третьей группы. Из армейской казны ему выплатили страховку - 129 440 рублей.

Но в прошлом году Михаила начали тревожить боли в пояснице. При медицинском обследовании у него обнаружили заболевание единственной оставшейся почки. После курса лечения врачи порекомендовали ему поехать на курорт, а также прописали ряд препаратов. Лекарства дорогие, а на санаторное лечение денег не было. Вполне логично рассуждая, что он не сам виноват в приобретении болезни, Дудин обратился в военкомат. Там он попросил выделить ему путевку в пермский санаторий или оплатить ее стоимость. Представители министерства обороны РФ ему отказали.

После этого Михаил Дудин обратился в суд, чтобы с его помощью решить вопрос о получении денег на санаторное лечение и компенсации своих затрат, как финансовых, так и моральных.

- К сожалению, Михаил не сохранил все аптечные чеки, - говорит Наталия Рябинина, адвокат Дудина. - Мы смогли предъявить только два на общую сумму в 2101 рубль. Кроме того, заявлен иск на компенсацию морального вреда в размере семисот тысяч рублей и иск о получении денег на курортное лечение в сумме 49 355 рублей.

Однако вскоре выяснилось, что иск предъявлять не к кому. Судебные извещения, направляемые заказными письмами в адрес части, где служил Михаил Дудин, возвращались нераспечатанными, с надписью "Не получены". Так продолжалось восемь месяцев. После чего иск предъявили непосредственно министерству обороны. Сразу же выяснилось, что войсковая часть, где получил ранение пермяк, не исчезла, а просто реорганизована и поменяла номер. Но находится там же, в Северной Осетии.

На суде представитель министерства обороны не согласился с иском о компенсации морального вреда. По мнению военного юриста, Дудин уже получил от армии страховку и больше не имеет права претендовать на какие-либо деньги. Кроме того, иск надо было предъявлять не армии, а непосредственному виновнику происшедшего - лейтенанту Майорову. С решением вопроса о санаторном лечении все оказалось проще. Дудин вместо того, чтобы обратиться с письменным запросом в военкомат о выделении путевки, попросил ее устно. Представитель минобороны пояснил, что следует получить письменный отказ и только после этого обжаловать его в суде.

Нытвенский районный суд частично удовлетворил исковые требования Михаила Дудина, снизив при этом запрашиваемую им сумму с семисот до двухсот тысяч рублей. При этом суд учел, что ранее выплаченная страховая сумма являлась компенсацией лишь за причиненное увечье. Никакого отношения к моральному вреду она не имеет. При этом деньги будут взысканы не со стрелявшего в солдата лейтенанта, а с войсковой части, поскольку вред получен Дудиным при исполнении служебных обязанностей. По решению вопроса о получении денег на санаторно-курортное лечение суд отказал бывшему солдату, порекомендовав сначала направить запрос в военкомат в письменном виде. Суммы, затраченные на лекарства, Михаил Дудин получит полностью.

Однако военные юристы не стали обжаловать это решение, и оно вступило в законную силу.

Комментарий

Александра Вракина, ведущий координатор Совета родителей военнослужащих Прикамья:

- За последние годы атмосфера в армии изменилась в лучшую сторону. Я недавно вернулась из командировки в Челябинскую область, посетила воинские части в Карабаше и Чебаркуле. Раньше оттуда поступало много жалоб от солдат. Я приятно поражена тем, что увидела. Командиры правильно понимают жизнь солдат. Есть ежедневный спрос с офицеров. В Чебаркуле командир бригады каждый день лично отчитывает провинившихся офицеров, например. И везде порядок. Я считаю, что так и надо. И лишний раз убедилась, что все зависит от командира.

Дедовщины сейчас в армии нет. Все солдаты служат одинаково, по году. Но возникла новая проблема - неуставные отношения. Контрактники как бы заменили дедов. Но они же взрослые мужчины и порой ведут себя гораздо хуже дедов. Если в части грамотный командир, то проблема неуставных отношений решается положительно.

Все в руках командира. В его власти предотвратить любое происшествие в части, если он будет контролировать своих подчиненных.

Тем временем

Сейчас в процессе подготовки иск к пермской войсковой части со стороны бывшего солдата срочной службы Игоря Степанова. В сентябре 2008 года, во время учений, прапорщик Илназ Хасанов выстрелил из автомата в живот Степанова холостым патроном. При этом солдат получил огнестрельное ранение и у него развился гнойный перитонит. Сумма иска пока уточняется.

Происшествия Преступления Должностные преступления ПФО Пермский край Дедовщина в российской армии