Новости

25.12.2009 00:47
Рубрика: Экономика

Капитал утекает за кордон

Транснациональные компании увеличивают свои зарубежные активы

Даже в условиях мирового кризиса двадцатка ведущих транснациональных корпораций (ТНК) в течение прошлого года увеличила свои иностранные активы на 13% (топ-лист 20 крупнейших российских ТНК по величине зарубежных активов см. в номере "Российской бизнес-газеты" за 8 декабря 2009 г). Это при том, что общие активы этих компаний за этот же период уменьшились на 7%. Таков был главный вывод, прозвучавший в Институте мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), где состоялся "круглый стол", на котором было представлено исследование российских ТНК.

Этот проект является частью долгосрочного исследования быстрой экспансии ТНК из стран с развивающимися рынками, инициированного Центром изучения международных инвестиций при Колумбийском университете Нью-Йорка. Мы встретились с автором исследования - руководителем Центра европейских исследований, доктором экономических наук Алексеем Кузнецовым, чтобы узнать, почему наши компании стремятся в офшоры, что для них является запасными площадками и почему отечественные ТНК с осторожностью относятся к Китаю.

Заимствования компаний вызывают у владельцев опасения, так как их долги приближаются к отметке в 400 миллиардов долларов

Алексей Владимирович, какова отраслевая структура транснациональных компаний, которым принадлежит большая часть зарубежных активов?

В основном это нефтегазовые и металлургические компании. Именно они представляют отрасли российской специализации в мировой экономике. Однако представители и других сфер бизнеса начали зарубежное инвестирование. В двадцатке ведущих отечественных ТНК есть и машиностроительные, и транспортные компании, и предприятия химической промышленности, сферы связи, электроэнергетики. Есть также и менее крупные транснациональные компании в сфере розничной торговли, пищевой отрасли, производстве стройматериалов и целлюлозно-бумажной промышленности.

Считается, что головные офисы крупных отечественных компаний, чья значительная часть активов за границей, находятся там же, где и сосредоточены основные капиталы. Так ли это на самом деле?

В действительности же почти у всех наших ведущих ТНК головной офис или хотя бы вторая штаб-квартира располагается в Москве. А несколько основных офисов таких компаний находятся вообще в других городах, как, например, у "Северстали" - в Череповце, у "НЛМК" - в Липецке, у "Совкомфлота" - в Санкт-Петербурге, у "Кокса" - в Кемерово. Некоторые наши "гиганты" хотя и имеют штаб-квартиру в российской столице, формально зарегистрированы далеко от нее (например, "Норильский никель" - в Дудинке на севере Красноярского края, а "Евраз" - вообще за границей).

Причем, что на мой взгляд любопытно, во всех 20 ведущих российских ТНК председатели правления являются российскими гражданами. Более того, в нескольких наших ТНК иностранцев нет в принципе среди топ-менеджеров. Иностранцы составляют большинство в совете директоров только "Вымпелкома", а в компаниях "Северсталь" и "ЕвроХим" их доля равна 50%.

В вашем докладе не анализируются финансовые компании. С чем это связано?

Российский банковский сектор не обладает сколько-нибудь существенной конкурентоспособностью на мировых рынках. Тем не менее процессы интернационализации можно увидеть и в российском финансовом секторе. Например, у каждого из пяти ведущих банков имеются зарубежные дочерние структуры или филиалы в нескольких странах. К примеру, Сбербанк уже три года владеет дочерними банками в Казахстане и еще есть одно подразделение на Украине. ВТБ работает в 18 странах, включая Великобританию, Францию, Германию, Кипр, Австрию, Намибию, Анголу, Сингапур, Вьетнам. Газпромбанк уже более десяти лет присутствует в Белоруссии, его офисы также базируются в Армении и Швейцарии.

В своем исследовании вы пытаетесь сравнить размеры зарубежных активов российских ТНК с объемами экспортируемых российских прямых иностранных инвестиций (ПИИ).

Это оказалось сложным делом. С одной стороны, активы состоят не только из находящихся за рубежом внеоборотных, но и оборотных активов. С другой же стороны, статистика ПИИ включает не только реально осуществленные за рубежом долгосрочные инвестиции, но и псевдо-ПИИ. Имеются в виду инвестиции через офшорные юрисдикции в расположенные на территории России активы. Стало понятно, что рассматривая российскую инвестиционную экспансию, необходимо отдельно изучать как информацию по зарубежным активам компаний, так и статистику ПИИ. Так, анализ данных по экспорту ПИИ показывает, что во второй половине 2008 года поток капитала из страны был меньше, чем в первом полугодии, однако по сравнению с предыдущим годом  небольшой рост все-таки был.

А как распределены российские прямые иностранные инвестиции по разным странам?

Основной офшорной юрисдикцией для наших ТНК выступает Кипр, инвестиционные связи которого с Россией сильно зависят от общей ситуации в мировой экономике. Также популярны в качестве каналов для осуществления псевдо-ПИИ Великобритания и Нидерланды. А вот США и Канада, напротив, стали основными получателями настоящих российских инвестиций, особенно в сталелитейной промышленности. Причем  Украина и Германия уступили им лидерские позиции. В Белоруссии значительная часть наших инвестиций связана в основном только с "Газпромом".

Среди других заметных получателей наших ПИИ можно выделить Индию и ОАЭ, которые представляют собой относительно новые для российского бизнеса регионы.

А Китай популярен у наших ТНК?

Здесь отмечается очень странная особенность в предпочтениях наших компаний. Хотя Китай популярен среди многих иностранных инвесторов, однако почему-то российские ТНК крайне осторожно расширяют свой бизнес на территории крупнейшего соседа России. Только несколько компаний среди ведущей двадцатки российских ТНК имеют в Китае по крайней мере торговые дочерние структуры. При этом промышленных предприятий действует только два: "Русал", который уже три года контролирует "Шанси РУСАЛ Катод", и "ДВМП" - владеет 49% компании, производящей краски в Сянгане (Гонконге).

Вместе с тем крупнейший российский завод в Китае принадлежит не входящей в двадцатку крупнейших отечественных ТНК компании "Акрон" из Великого Новгорода, которая специализируется на производстве удобрений. В 2008 году ее суммарные зарубежные активы составили 332 млн долларов США. Китай стал основным рынком для "Акрона" из-за огромного внимания к сельскому хозяйству в этой стране.

Остальные зарубежные активы фирмы сконцентрированы в эстонских экспортных терминалах и проекте по добыче сырья в Канаде.

Какое влияние оказал финансовый кризис на российские ТНК? Сократили ли они инвестиции за рубеж?

Кризис не привел к заметному сворачиванию текущего экспорта иностранных инвестиций. Имеет место переоценка зарубежных активов, тогда как лишь несколько крупных заграничных дочерних структур были проданы их российским владельцам. Более того, например, в первом полугодии 2009 года "Лукойл" потратил 1565 млн долларов на новые приобретения за рубежом и вложил еще 661 млн долларов в развитие ранее созданных заграничных дочерних компаний.

Что касается другой ведущей российской ТНК - "Газпрома", то он в феврале этого года стал собственником 51% акций сербской фирмы "НИС", владеющей двумя нефтеперерабатывающими заводами, а также увеличил свою долю в белорусской компании "Белтрансгаз" до 37,5%, заплатив 625 млн долларов. В то же время металлургические гиганты (в особенности "Норильский никель" и компания "Русал") уже испытали на себе последствия мирового кризиса и были вынуждены избавиться от части активов или отложить новые сделки в 2009 году.

Концерны "Северсталь",  "НЛМК" и некоторые другие компании черной металлургии оказались более успешными в своей зарубежной экспансии. Поэтому, несмотря на неоднозначную ситуацию в отдельных компаниях, в целом мировой кризис не оказался сколько-нибудь разрушительным для российских ТНК.

Экономика Бизнес Крупные компании