Новости

Сильные морозы глушили моторы, останавливали автобусы и заставляли глючить мобильные телефоны, но они не смогли помешать блогерам выходить в свой любимый Интернет и оставлять записи в своих электронных дневниках.

О морозе и счастье

Slapovsky:

- Надоело ругаться. Надоело натыкаться на новостные ленты про нос Берлускони и польских грузин. Ответственно заявляю: мороз и солнце, день чудесный, но при этом никто не дремлет, а все радуются. И пусть только кто попробует не согласиться.

Когда мне было 12, а на градуснике 30, отменили уроки. Вот счастье-то. Я встал на лыжи и пошел к дальнему холму. Мне казалось, что с вершины можно докатиться до самого дома. Выяснилось: лыжи там не скользят, а проваливаются, наст покрылся новым рыхлым снегом. Но я упорно шел до самого верха, где стояла геодезическая ржавая железка... А потом брел обратно через сады, волоча палки, сжав пальцы в кулаки внутри залубеневших варежек, грея. Встретилась бродячая собака, начала злобно брехать и хрипеть и скалиться, не пуская. Я страшно замерз, возвращаться и обходить не имел сил, поэтому заплакал и пошел на нее со словами: "Жри меня, кусай, гадина! Лучше ты меня съешь, чем так мучиться!" Она выслушала, замолчала и пропустила.

О столичном метро

Аkodoba:

- Скажите, уступить место женщине в метро - это теперь дурной тон? Когда в вагон входит женщина, никто из сидящих мужчин ее не замечает. А еще бабки, рассаживающие рядом своих 8-12-летних внучек. Внучка дернется встать, а бабка на нее зашипит: "Нам далеко ехать!"

Самые смешные в метро - деды. В каракулевых шапках и с портфельчиками 1970 года выпуска. Что они в них носят? Эти никому места не уступят. Если в другом конце кто-то встает, дед метнется, всех перемнет, подрежет теток и посадит свою "плоскую". А мог бы и уступить место даме-ровеснице, а сам постоять. Крепенький еще. Кстати, их как-то крепко делали тогда, дедов этих.

Мне очень нравится уступать женщине место. Они все улыбаются и садятся как-то не грузно, а с прямой спинкой, торжественно, не замечали? Мне нравится еще и потому, что моя мама мне пару раз рассказывала, что бывает же такое - мужчина уступил ей место. И все-то она помнит потом, и как одет был, и где вышел. И это не подвиг века! Это элементарно, как не ушибить кого-то сзади идущего дверью.

Об уважении к старости

Nucisarbor:

- То, что у нас называют уважением к старости, есть род снисхождения к больным и слабым. Это не так уж мало, хотя следует по справедливости признать - и это встречается не сплошь. И дело не столько в невежестве и непочтительности молодых, сколько в особенности отечественной истории ХХ века. Жизнь тех, кому сейчас за шестьдесят, может вызывать интерес, сочувствие, даже умиление, но ни в коей мере не является примером для подражания...

Разумеется, почтенные и уважаемые старцы есть, но они в абсолютном меньшинстве, и ни у кого нет привычки к ним прислушиваться. Еще Дмитрия Лихачева слушать были готовы, даже если он говорил вещи неудобные и нелицеприятные... Подлинный же авторитет измеряется тем, насколько мы готовы принимать от него неприятные истины.

Сказывается ли это на молодых? Еще как. Без дедов, к которым обращаются за советом, им придется либо обращаться к вечным ценностям, которые живут поверх поколений, либо кормиться тем, что на скорую руку им подбрасывает нынешняя конъюнктура.

Общество СМИ и соцсети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники