Новости

14.01.2010 00:12
Рубрика: Культура

В Польше раздали фавнов

Звезда балета Владимир Малахов возглавил жюри международного конкурса хореографов в Лодзи

В Польше в четвертый раз устроили смотрины мировому цеху молодых хореографов.

Польский конкурс, получивший имя легендарного Сергея Дягилева, можно назвать передвижным: самый первый был проведен в Гданьске, два следующих - в Гдыне, нынешний приехал в Лодзь. Взяв громкое имя, турнир унаследовал нечто и от судьбы самого Дягилева - вечного странника. Его главный идеолог и организатор Александр Азаркевич, давно увлеченный личностью русского импресарио, не исключает, что пятый пройдет где-нибудь еще.

Дягилев и Польша - в этом сопряжении нет каких-то специальных сюжетов, но главная награда международного состязания (помимо солидной денежной составляющей) называется "Янтарный фавн" и представляет собой фигурку Вацлава Нижинского, великого танцовщика дягилевской антрепризы, имеющего, как известно, польское происхождение. В дни конкурса рождественски-нарядная Лодзь имела две новости: необычные для этих мест холода и международный хореографический десант. Первое обстоятельство не помешало публике в дни конкурса заполнять зал Оперного театра (Оpera Lodz teatr Wielki). Автору этих строк, довелось участвовать в работе жюри, которое возглавил интендант берлинского балета Владимир Малахов. Сам конкурс, несмотря на недолгую историю, способен впечатлить и сложившейся концепцией, и уровнем представительства - соревновались хореографы из Италии, Перу, Бразилии, Германии, Израиля, Польши, Словении, Эстонии, Украины, Белоруссии и России. Из почти 70 претендентов, приславших заявки, к финалу были допущены только 13 участников, представивших на суд жюри и публики свои композиции. В отличие от первых  конкурсов, где преобладал акцент на contemporary dance, в нынешнем состязались только профессиональные хореографы, которые в перспективе могли бы работать на академической сцене: дефицит профессионалов в этой сфере существует и в Европе. В итоге Гран-при и статуэтка достались итальянцу Вито Альфарано, сочинившему виртуозную и изобретательную дуэтную композицию по мотивам сюжета о Паоло и Франческе. Еще одной награды, рангом поменьше, был удостоен бразильский постановщик Александр Альмедиа.

"Бронзового фавна" - за выдающийся вклад в мировое хореографическое искусство организаторы  вручили Владимиру Малахову, который в наши дни продолжает традиции великих русских, в разные годы возглавлявших ведущие балетные дома мира: Лифаря, Барышникова, Нуриева…Он привез в Лодзь ведущих солистов своей труппы и в день закрытия конкурса танцевал вместе с ними в большом гала. Разнообразная программа (от Фокина и Баланчина до Бежара и Бигонзетти, автора последней берлинской премьеры "Караваджо") плюс звезды малаховской труппы Полина Семионова, Беатрис Кноп, Яна Саленко, Дину Тамазлакару, Элиза Кабрера и другие дали исчерпывающее представление о том, что же в Берлине сегодня считают современным балетом. В коротких паузах между выступлениями и обсуждениями обозревателю  "Российской газеты" удалось поговорить с Владимиром Малаховым:

Российская газета: Начнем с традиционного: нужны ли конкурсы в искусстве?

Владимир Малахов: Проблематично, я - и за, и против. Когда-то сам участвовал во многих конкурсах: всегда надеешься на победу, но бывали и разочарования. Судить конкурсы непросто, у всех разные мнения, как и вкусы. Танцовщиков судить легче: смотришь на подготовку, технику, физические данные. А у каждого из хореографов - своя идея, свой глаз, он именно так видит. Конечно, конкурсы нужны, они дают молодым шанс, определенную дорогу в будущее.

РГ: Вы разделяете хореографов современного танца и академистов?

Малахов: Хореограф должен быть собой, не важно, в какой стилистике работает. Килиан, Форсайт, Бежар или Ноймайер - все они великие хореографы.

РГ: Что для вас в хореографе самое главное?

Малахов: Хореограф должен использовать материал, который имеет - танцовщиков. Конечно, и артист должен преобразиться, почувствовать свои мышцы по-другому. Мне понадобилось три месяца, чтобы станцевать "Падающего ангела" Марты Грэхем (основоположница американского танца модерн - ЛБ): нужна специальная техника. После работы с Сашей Вальц (немецкая танцовщица и хореограф - ЛБ) у меня все болело, я не мог ходить, а должен был танцевать классику. Все равно было интересно - эта свобода, эта энергия, от которой просто улетаешь! Но главное в хореографе, чтобы он имел идею не только для себя, но и для той труппы, с которой работает. Не ставить что-то вообще, а потом смотреть, ложится это на артистов, или нет. Например, в Большом театре иногда появляется интересная хореография, но она не подходит труппе. Когда нет западной школы, работы с разными хореографами, и всю жизнь танцевали только классику, невозможно все сразу поменять: людей, репертуар, вдруг удариться в модерн. Обычно у директоров много амбиций, и это понятно: мы живем в XXI веке, все хотят чего-то нового.

РГ: А как вы относитесь к таким экспериментам, как в Парижской Опере, где в очередь танцевали "Жизель" классическую и авангардную от  Матса Эка?

Малахов: Нормально. Будь такая возможность, я бы тоже так сделал. У меня была идея давать "Лебединое озеро" традиционное и "Лебединое" Эка, но у Матса что-то не получалось.

РГ: Сейчас многие знаменитые танцовщики, начинавшие как классики, после 40 лет начинают танцевать contemporary dancе: Барышников, например, Сильви Гиллем…

Малахов: Есть тенденция. Что делать, если тебя не отпускают со сцены, хотят видеть, всюду ездят за тобой! Это немного продлевает твою карьеру, хотя ты не должен забывать делать тренинг, постоянно ходить на класс…Килиан сильно продлил сценическую жизнь своим ветеранам, той же Сабине (Сабина Купферберг - знаменитая танцовщица и жена Иржи Килиана. - ЛБ).

РГ: Есть такое мнение в России, что хореография находится в  кризисе.

Малахов: Конечно, хореографов надо искать. Они - как редкие белые грибы. Или как трюфели. Директора бегают, ищут их. Как свинки - по запаху. Я вот нашел одного хореографа, пока не раскрываю тайну, надеюсь, что-то получится. Мне интересно смотреть, какие движения он придумывает. Я сразу примеряю на себя: от танцовщиков ведь  много зависит. Если бы здесь на конкурсе было больше профессиональных исполнителей, то и хореография смотрелась чуть-чуть по-другому.

РГ: Груз ответственности как председателя жюри не давит?

Малахов: Конечно, от решения жюри многое зависит, и всегда важно прийти к общему мнению. "Лауреат премии конкурса им. Дягилева" - это звучит, победителями наверняка заинтересуются директора трупп, агенты. Другое дело, как сложится их дальнейшая судьба. Я знаю немало подававших надежды хореографов, которые стремились тут же создать труппу, найти деньги на постановку, а через год-два все это куда-то проваливалось.

РГ: А  объективность жюри существует?

Малахов: Какими бы ни были разными наши вкусы, например, я люблю черное, а вы - сиреневое, мы отмечаем одно и то же, одни имена. Профессионалам всегда видно: что хорошо, а что плохо, что является искусством, а что - нет…

Досье "РГ"

Владимир Малахов - знаменитый танцовщик и хореограф. Родился в 1968 году  (Кривой Рог), окончил Московское хореографическое училище, танцевал в труппе "Классического балета" Касаткиной и Василева. С 1991 года - на Западе, сделал блистательную карьеру, востребован ведущими театрами мира. В 2003 году возглавил балет берлинской Штаатсопер. Среди собственных постановок: "Баядерка", "Бал-маскарад", "Золушка", "Спящая красавица". В настоящее время -  хореограф и интендант берлинского Staatsballett, премьер трех театров (в своей труппе, нью-йоркского АБТ и венской Штаатсопер).

Культура Театр Культура Арт