20idei_media20
    14.01.2010 01:00
    Рубрика:

    Сергей Нарышкин: Мы следим за опросами общественного мнения по ключевым вопросам нашей жизни

    Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

    Руководитель Администрации президента Российской Федерации Сергей Евгеньевич Нарышкин в беседе с членом президиума Ассоциации юристов России Михаилом Юрьевичем Барщевским рассказал, как готовятся и принимаются важнейшие для страны решения.

    Тезисы от президента

    Михаил Барщевский: Сергей Евгеньевич, Послание президента было обращено в 2010 год. С боем курантов он наступил. Давайте вернемся к техническим аспектам этого документа. Хочу выведать гостайну. Какой процент текста Послания Федеральному Собранию Дмитрий Медведев писал сам или лично правил своей рукой, а какой - просто утвердил то, что ему написали в администрации эксперты?

    Сергей Нарышкин: Должен сказать, что президент от начала до конца руководил работой по подготовке Послания, проводил систематические встречи с тем небольшим творческим коллективом, который отвечал за непосредственное наполнение отдельных блоков этого непростого документа. Это примерно человек десять. За каждым из них стояли группы экспертов и специалистов, которым в свою очередь помогали исполнители следующего уровня. Десять человек - это круг творцов, но каждый из них исполнял волю президента, разрабатывал предложенные им идеи. С самого начала президент задал смысловые направления будущего текста и сформулировал по ним базисные тезисы. Причем он не только курировал процесс, соглашался или не соглашался с предложениями, которые рождались внутри творческого коллектива, так называемой редколлегии, но и непосредственно работал над текстом. Это был напряженный и кропотливый труд, который продолжался почти полгода.

    Барщевский: То есть не было такого, что эта страница написана не им, но он ее принимает?

    Нарышкин: Конечно, он правил, он вносил изменения не то чтобы в каждую страницу, но и в каждый абзац, и в отдельные фразы.

    Барщевский: Задам технический вопрос. Президент постоянно призывает внедрять новые технологии, требует от подчиненных свободного владения компьютером. А как он правил тексты - ручкой, или ему давали флэшку с текстом, и он правил на компьютере?

    Нарышкин: И так, и так.

    Барщевский: Хорошо. Теперь по содержанию. Какие важнейшие задачи вы бы выделили на 2010 год? Послание президента прозвучало, обсуждение прошло, поручения даны, уже, наверное, есть какие-то ожидания? Что сегодня важнейшее и что успеет состояться в этом году, как вам кажется?

    Нарышкин: Послание президента само по себе является главным поручением. Прежде всего исполнительной власти. На основании Послания готовится перечень поручений президента, на основании которого, в свою очередь, готовится правительственный перечень поручений. Все это уже сделано! Отвечая на ваш вопрос, следует отталкиваться от основной темы Послания, которая как стержень насквозь пронизывает этот документ, это призыв к модернизации страны во всех ее составляющих: экономической, политической, социальной жизни. Даже развитие внешнеэкономических и международных связей проходит через призму идеи модернизации.

    Барщевский: Но нельзя же сказать, что это задача именно 2010 года. А вот можно ли выделить что-то, что должно быть сделано и завершено именно в этом году? Послание это вектор развития без постановки конкретного срока реализации или это все-таки конкретные поручения правительству и дальше по ведомствам?

    Нарышкин: Послание сочетает в себе и элементы такого стратегического документа или, как вы сказали, некий вектор развития в каждом из секторов политической и общественной жизни. Но если мы начнем сейчас внимательно читать Послание, то найдем и четкие конкретные поручения, которые относятся к 2010 году, особенно в части модернизации политической системы на региональном уровне. Я бы даже сказал, что там размечена дорожная карта. Президентом точно указано, кому и в какие сроки внести соответствующие законы, которые касаются модернизации именно политической системы.

    Системный бой коррупции

    Барщевский: Складывается впечатление, что в последних выступлениях и в Послании, и по поводу террористов, и после трагедии в Перми, президент постоянно призывает наказывать виновных максимально жестко. Не приведет ли это только к поискам "стрелочников" вместо разработки системных решений для искоренения проблем? Поясню вопрос примером. В Перми головы полетели по полной программе. Там поснимали всех, кого можно было поснимать. Но такое ощущение, что проблема будто бы только в Перми, а в другой области возникнет проблема только тогда, когда еще какая-нибудь "Хромая лошадь" сгорит.

    Нарышкин: Я абсолютно с вами согласен, что проблема системная. Но президент как раз не ограничился только наказанием виновных. Он дал поручения прежде всего федеральным и региональным органам исполнительной власти, которые направлены на постепенное, но неизбежное решение этой проблемы, искоренения ее как системной ошибки.

    Барщевский: У меня возникло ощущение, дай бог, чтобы я ошибался, что последние полгода вопросы борьбы с коррупцией начинают тихонечко отходить на второй план.

    Нарышкин: Это не так. В этом направлении проводится опять-таки системная и последовательная работа. Мы с вами вместе являемся членами Совета по противодействию коррупции, мы с вами вместе одобряли национальный план, который, с полной ответственностью могу это заявить, выполняется, и выполняется в установленные сроки. С периодичностью раз в два месяца я провожу заседание президиума совета, на котором мы жестко и всесторонне отслеживаем выполнение каждого пункта Национального плана противодействия коррупции. Давайте вместе с вами вспомним, что было сделано в этой части в 2009 году в развитии и основного базового закона по противодействию коррупции и по выполнению национального плана?

    Барщевский: Внесены изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

    Нарышкин: Да. А еще, и это особо стоит подчеркнуть, был принят закон об экспертизе нормативно-правовых актов. Вы как квалифицированный юрист особенно хорошо понимаете, что коррупция и ее корни таятся в несовершенной нормативно-правовой базе. Можно сказать, что 90 процентов коррупции записано в законах. На последнем заседании президиума, которое я проводил в ноябре, Юрий Яковлевич Чайка и Александр Владимирович Коновалов докладывали, какой объем работы уже проделан в 2009 году. Возглавляемым ими ведомствам в соответствии с законом об экспертизе нормативно-правовых актов поручено этой работой заниматься: Генпрокуратуре в части действующего законодательства и иных нормативных актов, а министерству юстиции в части проектов нормативно-правовых актов, которые находятся в работе. На самом деле работы еще больше, потому что мы представляем, какой объем нормативно- правовой базы современной России сформирован и на федеральном, и на региональном уровне. Здесь еще работать и работать, но мы на это настроены. Это мы вспомнили только один закон. А давайте вспомним пакет указов президента, их, по-моему, пять, которые касаются декларирования доходов и проверки этой информации. Еще год-полтора назад мы и подумать не могли о таких документах. Сейчас эта база создана, и начиная уже с марта-апреля, когда нам с вами и нашим коллегам, государственным гражданским служащим, предстоит отчитываться о своих доходах за 2009 год, этот пакет документов начнет работать.

    Избиратель всегда прав

    Барщевский: Об изменениях в выборной системе. Я сформулирую вопрос так: что, и вас достали фальсификацией? Если так, то почему бы здесь не посажать? Не являются ли предлагаемые изменения слишком мягенькими? Судя по СМИ, последние выборы показали, что фальсификация во многих местах была просто наглой и беспредельной, и никого не привлекли к уголовной ответственности, хотя закон это позволяет. Да, президент предложил изменения, которые будут очень усложнять фальсификацию в дальнейшем, но никого не наказали за прошлые дела. А это развращает.

    Нарышкин: Это не совсем так. Такие судебные процессы идут. Есть и уголовные дела, и административные. В судах сейчас рассматриваются конкретные жалобы, по конкретным случаям. Наша задача, а я думаю, что представители судебной власти стоят на аналогичной позиции, это не допустить искажения воли избирателей. Не допустить незаконного влияния на избирательный процесс. Честные, открытые, свободные выборы - это чрезвычайно важная задача. Уверен, мы добьемся именно такого результата.

    Барщевский: Расскажите, пожалуйста, что за история с транспортным налогом? Дело прошлое, но тем не менее очень интересное. Почему администрация вдруг так резко вмешалась в процесс принятия этого закона? Я напомню ситуацию. Дума в трех чтениях приняла закон, на улице чуть-чуть начинается буза, администрация резко вмешивается, Совет Федерации отклоняет, создается согласительная комиссия, и закон похоронили. Почему реакция администрации оказалась такой жесткой и решительной?

    Нарышкин: Не только администрация, но и парламентарии почувствовали остроту вопроса. Действительно, в обществе, в регионах, в профессиональном сообществе среди автолюбителей возникла очень острая дискуссия. Я в администрации собрал совещание, в котором участвовали коллеги из правительства, из Думы, из Совета Федерации. Решение было коллегиальным, и я его на следующий день озвучил.

    Барщевский: На меня это произвело очень позитивное впечатление. Потому что иногда создается такое ощущение, что население живет само по себе, а власть действует сама по себе. Да, пускай в интересах населения, но с обратной связью не все благополучно. Выборы, к сожалению, с моей точки зрения, в последнее время не носят характера лакмусовой бумажки обратной связи. А вот тут была именно обратная связь. В этой связи такой вопрос: у вас существует какая-то служба, которая мониторит общественное мнение?

    Нарышкин: Мы все регулярно читаем прессу, для этого не нужно иметь специальную службу. Хотя специальная служба есть - пресс-служба, которая готовит дайджесты. Такие же дайджесты готовит пресс-служба правительства. Кроме того, мы следим за опросами общественного мнения, которые постоянно проводятся по ключевым, злободневным вопросам нашей жизни.

    Барщевский: Можно ли сказать другими словами, что в какой-то мере улица влияет на принимаемые здесь решения?

    Нарышкин: Безусловно. Любая власть должна учитывать мнение своих сограждан - простых людей. Готов частично принять ваш вопрос как упрек. Конечно, нужно было негативное настроение разных категорий, организаций, профессиональных сообществ почувствовать несколько раньше, чем тогда, когда этот законопроект был принят уже в третьем чтении.

    Барщевский: Как вы отдыхаете, восстанавливаете силы? У вас какая-то личная методика?

    Нарышкин: Я почти каждое утро плаваю. Понемножку, по триста метров, но регулярно. Это занимает минут десять. Приятно (и полезно) утром погрузиться в прохладную воду. В отличие от воздуха вода имеет высокую теплообменную способность, поэтому даже если она 25 градусов, теплообмен происходит очень резко. А это заставляет кровь очень быстро бегать. Я считаю, для меня десять минут достаточно. Тем более что я люблю уже без 15 минут девять быть на работе, начать нажимать кнопки, поднимать трубки, проверять, спрашивать.

    Барщевский: Вы предвосхитили мой последний вопрос - во сколько приходите на работу. А во сколько обычно уходите?

    Нарышкин: Среднее время около десяти часов вечера. Нагрузка большая, но так работают все органы государственной власти, весь руководящий состав. Я здесь не являюсь каким-то исключением.

    Администрация президента РФ

    Адрес для отправки обращений обычной почтой:
    ул. Ильинка, д. 23, 103132, Москва, Россия
    http://blog.kremlin.ru