Новости

20.01.2010 19:50

Симметрично прилавку

Станислав Наумов допускает, что новый торговый закон придется поправить уже в конце года

Закон "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" вступает в силу с 01.02.2010. Если провести посредине этой комбинации цифр ось симметрии, то получается их зеркальное отображение. По мнению статс-секретаря, заместителя министра промышленности и торговли Станислава Наумова, это символизирует характер нового закона, нацеливающего власти всех уровней как на развитие современных форматов торговли, так и на учет интересов поставщиков.

В Законе впервые предусмотрено, что в исключительных случаях исполнительная власть может своевременно реагировать на колебания цен на продовольствие. Это может произойти в том случае, если в большинстве торговых точек в регионе розничная цена на какой-то товар выросла за 30 дней на 30 процентов и больше. Подробно об этом читайте в сегодняшнем номере "РГ-Неделя".

Надо сказать, что крупнейшие в стране поставщики продовольствия и торговые сети вели друг с другом острую открытую и закулисную борьбу все те годы, пока готовился документ. Теперь наступает время исполнять закон, который с подачи правительства поддержало Федеральное Собрание и подписал президент.

Станислав Наумов провел телефонную "горячую линию" с читателями и корреспондентами "Российской газеты", в ходе которой рассказал о том, как будут применяться нормы нового закона, а также о Стратегии развития торговли, над проектом которой сейчас работает Минпромторг России.

Пиво к рыбе

Российская газета: Евгения Жукова из Москвы: недавно Росрыболовство опубликовало на своем сайте информацию о рекордных уловах. Причем российские рыбаки продают эту рыбу якобы достаточно дешево. Мойву - по 10 рублей за килограмм, лосось - по 40. Однако на прилавках цены в 2-3, иногда даже в четыре раза дороже. Повлияет ли новый закон на стоимость рыбы на прилавках?

Станислав Наумов: Поясню ряд моментов, чтобы понять, где и почему распределяется добавленная стоимость на пути от рыболовецкого предприятия до прилавков в самых разных магазинах страны.

Во-первых, в цене рыбы неминуемо появляется стоимость тарифа на перевозки. Во-вторых, та маржа, о которой мы говорим, складывается не из прямых переговоров между производителем, в данном случае рыболовным хозяйством и конкретным магазином на территории того или иного российского города. Между ними неизбежно образуется достаточно большое число оптовых посредников. Но любое звено перераспределяет риски при реализации товара. Есть, кстати, вопросы и к самим рыболовным предприятиям. Наверное, необходимо создавать свои дочерние фирмы не только в розничной торговле, но и в области углубленной переработки своей продукции.

Надеюсь, вы не ждали от меня ответа, что вся рыба будет сверхдешевой. За нее надо уметь просить те деньги, которые потребитель готов заплатить. Кстати, самая большая торговая наценка устанавливается в основном на дорогую импортную продукцию, а не на ту, которую нужно быстрее продать.

РГ: Прошлой осенью префектура Северного округа Москвы запретила продажу пива на автобусных остановках. Федеральная антимонопольная служба отменила этот запрет. С точки зрения закона о торговле, кто здесь прав?

Наумов: Правы в Федеральной антимонопольной службе. В новом законе четко прописано, что власти не должны препятствовать свободе обращения товаров, будь то на территории субъекта Федерации или в отдельно взятом муниципальном округе. Сегодня запретят продавать пиво, завтра - кефир. Торговцы и тем и другим в лучшем случае переместятся в соседний округ, что, конечно, не в интересах ни поставщиков, ни потребителей.

РГ: Но в данном случае речь идет об отстаивании интересов жителей округа.

Наумов: Мне, как отцу 15-летнего парня, понятны благие намерения префектуры бороться с алкоголизацией населения. Все вместе мы обязаны прежде всего уберечь молодежь от любых, даже самых легких видов алкогольной и табачной зависимости. Но способы должны быть адекватными и находиться для производителей и поставщиков в рамках, установленных федеральным законом, а не ограничиваться отдельным решением пусть даже самого энергичного префекта. В настоящее время правительство одобрило Концепцию госполитики по снижению масштабов злоупотребления алкоголем. Если говорить об эффективных мерах, ужесточающих ответственность за продажу алкоголя, к примеру, несовершеннолетним, то они должны быть введены повсеместно, а не только в одном типе торговых точек. Мы в свое время предлагали заложить такую норму, как предъявление паспорта или другого документа, удостоверяющего личность и возраст гражданина при покупке алкоголя. Надеемся, что наши предложения будут приняты.

РГ: Вопрос от предпринимателей из Санкт-Петербурга. Распространяется ли заложенное в законе о торговле ограничение по срокам оплаты поставленных в магазин продовольственных товаров на алкогольную продукцию импортного производства?

Наумов: Нет, не распространяется. В результате острых дискуссий решено было не создавать особые условия в отношениях торговых сетей и оптовых импортеров алкоголя. Тем более часто он бывает сверхдорогой и представлен в магазине как на выставке. Естественно, никто из поставщиков заранее деньги за бутылку коньяка стоимостью свыше 3 тысяч рублей не требует.

Сроки оплаты, установленные законом, важны в первую очередь для скоропортящихся продуктов. И эта логика отвечает здравому смыслу. Вы произвели у себя на местном рынке хлеб, молоко. Торговая компания его успешно реализовала. Чтобы не ухудшать финансовые условия для производителей, решено максимально жестко ограничить десятью рабочими днями сроки оплаты за скоропортящиеся продукты первой необходимости.

РГ: Алексей Гнездилов из Твери: "За рубежом государство тоже законодательно вводит ограничения на добавленную стоимость оптовиков и посредников"?

Наумов: Смотря про какие товарные рынки говорить. Есть страны, которые являются и производителями продовольствия, и потребителями, а еще и экспортерами. Есть те, у которых вообще нет своего собственного производства продовольствия, оно закупается у соседей. Поэтому в разных странах разные требования к условиям торговой деятельности, к условиям поставок. Однако любой современный магазин - это матрица. В нем тысячи наименований товаров, поставки которых в принципе невозможно администрировать.

РГ: Недавно многих буквально потряс факт - в России удавалось сбывать говядину, буйволятину, произведенную 35 лет назад. Новый закон поставил барьеры на пути таких продуктов к прилавкам?

Наумов: Вопиющий случай. Подобных "консервов" ни в каком виде на наших прилавках быть не должно. И это не характеристика современной торговой деятельности. Себе дороже выйдет, акционеры за такую экономию на поставках голову менеджменту оторвут и правильно сделают. Но тут, скорее, не в минпромторг надо обращаться и даже не в минсельхоз, а в Роспотребнадзор. Или лучше сразу в Генеральную прокуратуру.

Закон о торговле создает четкие финансовые преференции местным производителям свежего мяса. К примеру, по поставкам незамороженного мяса, если срок годности у него до 10 дней, магазин обязан рассчитаться в течение 10 дней. В целом, сегодня уже очень многие российские поставщики понимают, что надо развивать местную базу, в данном случае крупного рогатого скота, свиноводства. Тем более на это нацеливает и таможенно-тарифная политика государства, ориентированная на поддержку отечественных производителей мяса. Так что торговцам скорее будет выгоднее работать со своими поставщиками и переработчиками, чем реализовывать мясо из каких-то чужих резервов.

Бонус с изъятием

РГ: Как теперь будут распределяться полномочия между ведомствами при решении вопросов по торговле?

Наумов: Согласно Закону функции по выработке государственной торговой политики осуществляет Минпромторг России, который утверждает форму торгового реестра и методические рекомендации по разработке региональных стратегий развития торговли. Среди заместителей Виктора Борисовича Христенко за эту сферу на постоянной основе отвечает Андрей Владимирович Дементьев. В настоящее время за его подписью в ведомства направлен проект Стратегии развития торговли. Он был принят на Экспертном Совете, в состав которого входят представители общественных объединений предпринимательских союзов и ассоциаций, федеральных ведомств, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, и в работе которого, как статс-секретарь, я также принимаю активное участие.

Контроль за исполнением антимонопольных правил, установленных для поставщиков продовольственных товаров и сетей, в которых миллионы россиян ежедневно покупают продукты, исходя из собственных предпочтений и уровня доходов, будут осуществлять наши коллеги из ФАС.

У них есть территориальные органы в каждом субъекте. Ровно поэтому мы рассчитываем на их активность в мониторинге за действиями государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, в области регулирования торговой деятельности. Здесь в интересах развития конкуренции надо общими усилиями снижать административные барьеры для входа предпринимателей на рынок, ужесточая лишь контроль за безопасностью той продукции, включая импортную, которая где-то производится, закупается, хранится, а затем повсеместно реализуется.

РГ: Было много споров о неторговых доходах сетей, так называемых "бонусах". Как теперь будут обстоять дела?

Наумов: Договор поставки жестко отделен от возможности оказания услуг, которые каждый производитель может определять для себя самостоятельно как необходимые. Но их также надо будет официально перечислить в отдельном договоре. И при этом не попасть под перечень так называемых "недобросовестных практик". В случае с договором поставки Законом разрешено устанавливать только вознаграждение за приобретение торговой организацией определенного количества продовольственных товаров на уровне более десяти процентов от цены приобретенных продовольственных товаров. Дополнительно к этому Правительством Российской Федерации будет установлен перечень социально значимых продовольственных товаров, на которые будет запрещено предлагать вознаграждение за приобретение определенного количества товаров.

РГ: Какие модные инновации возникнут в результате внедрения закона?

Наумов: В соответствии с законом минпромторгом будет создана система государственного информационного обеспечения в области торговой деятельности. Одним из элементов системы будет размещение информации о среднем уровне цен на отдельные виды товаров. Эта система будет в открытом доступе на сайтах нашего министерства, региональных министерств торговли или департаментов потребительского рынка.

Если где-то встал на внеплановый ремонт местный хлебокомбинат и местные предприятия торговли - от специализированных булочных до ларьков на остановках начали закупать хлеб дороже, значит, надо посмотреть, где рядом есть альтернатива этим поставщикам. В соседнем регионе обнаружится точно такой же производитель. Надо только загрузить его мощности дополнительным сырьем.

Таким образом, местные и региональные органы власти не должны упустить момент, когда на товарный рынок надо вбросить дополнительный объем продовольственных ресурсов. Например, в Москве департамент продовольственных ресурсов не только мониторит поставки, но и формирует определенные запасы продовольственных товаров. В случае существенного роста потребительского спроса можно стабилизировать цену на востребованный товар за счет предложения рознице части продовольственных товаров из сформированных запасов. Этот рецепт не является единственным, регионы могут разрабатывать свои подходы.

По стране в целом баланс продовольственных ресурсов - сфера полномочий минсельхоза. Если у наших коллег уже есть соответствующая ведомственная информационная система, то ее надо будет в рамках "электронного правительства" интегрировать с создаваемой нами системой торговых реестров. Чем больше во всех городах и районах региона будет крупных магазинов, тем проще и дешевле организовать на конкурсной основе физическую и экономическую доступность для населения продовольственных товаров первой необходимости.

РГ: "Электронное правительство" в действии?

Наумов: Со вступлением в силу закона о торговле оно приобретет практический характер. Как известно, в конфликте поставщиков с торговыми сетями с обеих сторон в последние годы звучало очень много нареканий по процедуре отбора поставщиков или же дистрибьюторов (оптовиков - самого важного звена с точки зрения управления рисками продвижения товара до удачной для производителя магазинной полки).

В соответствии с законом и те и другие обязаны обеспечить доступ к информации об условиях отбора контрагента для заключения договора поставки продовольственных товаров и о существенных условиях такого договора путем размещения соответствующей информации на своем сайте в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" или предоставить ее в течение двух недель по запросу.

Условия заключения договоров станут прозрачными. Это позволит нам постепенно создать систему, которая поможет управлять возможными рисками. Когда вы видите, на каких принципах заключают договор обе стороны - поставщик и продавец, вы понимаете, насколько устойчива ситуация в данном сегменте товаров. Да и сами участники рынка смогут правильно воспользоваться ситуацией, поскольку будут знать, что все действия отслеживаются. И если где-то в течение 30 дней цена на товар возрастет на треть, это сразу же станет известно.

В объятиях электросетей

РГ: Зайцева Анна Николаевна, генеральный директор продовольственных магазинов, Ижевск. У нас доход упал в три раза из-за растущих коммунальных платежей. Электрические сети тоже поднимают плату. По закону предприятия торговли могут сами выбрать тарифы, по которым платить за электроэнергию. Но на местном уровне принимается соответствующее постановление, и получается, что тарифы мы выбрать не можем.

Наумов: Анна Николаевна, правда должна быть на вашей стороне. В законе "О торговле" есть два положения, на которые вы можете опереться. Во-первых, четко прописано, что недопустимо ограничивать доступ предприятий торговли к объектам инфраструктуры, в том числе энергетической. Поэтому лучше уже сегодня обратиться в региональное министерство торговли за помощью в получении разъяснений по этому поводу. А мы со своей стороны в ближайшее время попросим их найти в рамках региональных административных процедур приемлемое решение.

Во-вторых, закон предполагает, что в каждом регионе должны разрабатываться и утверждаться региональные программы развития торговли. Таким образом, субъекты Федерации должны будут провести комплексный анализ принимаемых ими решений (в данном случае в сфере тарифного регулирования), с точки зрения того, как они будут сказываться на развитии торговли, а, стало быть, и экономики региона.

И еще очень важный момент для понимания необходимости разработки реально работающих региональных программ. Впервые закон вводит показатель минимальной обеспеченности населения торговыми площадями. Этот показатель со временем станет таким же принципиальным для оценки деятельности губернаторов, как, например, состояние системы водоснабжения или наличие школ и детских садов на территории. Так что, возможно, есть смысл торговлю, ограничения на рост которой обуславливался социальными факторами, в отношениях с другими доминирующими системами тоже приравнять к социально значимым организациям.

РГ: Татьяна Анатольевна, департамент потребительского рынка и предпринимательства, Кемеровская область: "Как раз сегодня мы обсуждали проект областного закона программы развития региональной и муниципальной торговли. В Бюджетном кодексе есть понятие долгосрочной целевой программы, предусматривающей финансирование. А что считать программой развития региональной торговли? Каков ее статус?"

Наумов: Что касается программы развития торговли, то все-таки она не является повторением территориального раздела в структуре типовой федеральной целевой программы. В федеральных программах государство обычно обеспечивает под свой же госзаказ собственное производство стратегически важной продукции. В розничной же торговле на региональном уровне не надо даже пытаться придумывать какие-то статьи дополнительных бюджетных расходов. Ни на строительство отдельных новых торговых центров, ни на поддержку отдельных участников рынка. Уж лучше субсидировать значимые категории потребителей. Главная задача для нас всех - это развитие конкуренции в торговле. Местным администрациям важно следить за тем, чтобы не было монополизма ни со стороны поставщиков отдельных видов товаров, ни барьеров, которые бы возникали на пути этих товаров на территорию вашего региона.

Мы считаем, что программы развития торговли в каждом регионе будут продолжением программы развития конкуренции, которую утвердили в Минэкономразвития России. Татьяна Анатольевна, приглашаю вас с вашим проектом областного закона на ближайшее заседание экспертного совета по торговле, которое состоится в минпромторге в феврале. Я уже с несколькими регионами договорился. Это Екатеринбург, Самара и Ростов. Кемерово мы тоже будем рады видеть.

РГ: Меня зовут Наталья, я юрист. По закону о торговле с 1 февраля все договоры аренды торговых объектов, которые будут заключаться с торговыми сетями, в случае если они имеют более 25 процентов от оборота в границах региона, будут признаваться ничтожными. Подскажите, пожалуйста, как арендодателю проверить долю такого торгового субъекта, с которым предполагается заключить договор аренды?

Наумов: Специальную методику расчета должны представить Федеральная антимонопольная служба совместно с Росстатом. Скорее всего, она будет связана с развитием института Реестра торговых организаций. Такие реестры появятся в каждом регионе. Соответственно, в отношении каждой торговой организации, внесенной в реестр, будет определена доля по результатам предыдущего финансового года. И организации, которые сдают площади в аренду, смогут сверяться с этим реестром.

РГ: К 1 февраля эта методика будет разработана?

Наумов: В законе есть четкое указание о том, что ограничения антимонопольного характера с первого февраля устанавливаются в границах субъекта Российской Федерации, а на уровне муниципального района и городского округа должны стать нормой жизни уже с 1 августа 2010 года. И к этому времени методика появится. Что касается признания договора аренды ничтожным, то поскольку речь идет о договорах, которые будут заключаться в этом году, то значение будут иметь результаты текущего 2010-го финансового года.

РГ: У Натальи еще вопрос: "В регионах должны формироваться торговые реестры. В принципе они уже есть и сейчас. Но процедуры вхождения в реестр везде разные. Скажите, нам потребуется в связи с новым законом проходить что-то вроде перерегистрации?".

Наумов: Ровно наоборот. Главная задача закона - установить единые правила игры на всем торговом пространстве страны. Поэтому никаких дополнительных проверок, сверок, никакого дополнительного административного давления на торговые предприятия. Торговый реестр ведется для того, чтобы местные власти могли эффективно оценивать свои собственные действия в этой области. Поэтому торговый реестр скорее носит информационно-аналитический характер, нежели административно-разрешительный.

РГ: Будет ли унифицированная форма свидетельства для торговых организаций о внесении в такие реестры?

Наумов: Думаю, мы это сделаем в электронной форме, в рамках электронного минторга. Любые сведения, заполненные на единых бланках, таким образом, будут автоматически направляться в базы данных, защищенные от несанкционированного доступа.

РГ: Ольга Иванец, Санкт- Петербург: "Условия договоров поставки продовольственных товаров должны быть приведены в соответствии с новым законом в течение 180 дней, то есть к 1 августа 2010 года. До этого можно заключать договоры по старой схеме?

Наумов: Это касается только договоров поставки, заключенных до 1 февраля 2010 года. Но и они должны быть приведены в соответствие с требованиями закона до 1 августа. Все договоры, заключаемые с 1 февраля, должны уже сегодня готовиться вами в полном соответствии с требованиями нового закона.

Стратегический прилавок

РГ: Минпромторг сейчас работает над стратегией развития торговли. Для ее реализации принятого закона будет достаточно?

Наумов: Такой важный закон в течение всего этого года должен находиться в поле пристального внимания исполнительной и законодательной власти, общественных объединений, выражающих интересы поставщиков, производителей, продавцов и потребителей. Допускаю, что по-своему правы те, кто уже сегодня считает, что понадобятся корректировки тех или иных положений. Но сначала надо дать возможность по таким положениям закона наработать практику применения. Необходимо мониторить не только то, как будут залечиваться "старые раны", открывшиеся в ходе борьбы за внесение в законопроект поправок, но и те побочные эффекты на смежных рынках, о которых, возможно, мы пока не догадываемся.

Что касается стратегии, то в первом полугодии министр промышленности и торговли Виктор Борисович Христенко представит ее проект на заседании правительства. 1 февраля начнем процедуру учета поступивших замечаний и предложений.

РГ: Какие задачи должна решить стратегия?

Наумов: Стратегия задает направления, по которым будет развиваться отрасль. Она предполагает дальнейшее расширение торговых площадей в стране. Ключевая задача - создать профицит товаропроводящей системы, чтобы не было битвы за доступ на полки. Сделать так, чтобы магазины "сами бегали" за поставщиками, предлагали им более выгодные условия, договаривались о поставках дополнительно заказанного ими ходового товара.

Вторая задача - создание на всей территории Российской Федерации максимального количества современных форматов торговли при сохранении тех, которые естественны, удобны для потребительского рынка в том или ином регионе. На Юге, понятно, всегда будет очень хорошо развита розничная торговля через рынки под открытым небом, поскольку там динамика розничного оборота носит яркий, как южное солнце, сезонный характер. И нет смысла строить там много больших павильонов. На Севере, наоборот, вся торговля давно уже сконцентрирована именно в капитальных сооружениях. В целом же стратегия направлена на выравнивание условий для поставщиков и потребителей за счет опережающего роста именно современных форматов. Они у нас пока развиты недостаточно и занимают все вместе всего 35 процентов рынка продовольственных товаров.

РГ: При этом ставка делается на сбалансированное гармоничное развитие всех форматов торговли: розничные рынки, магазины, торговые сети?

Наумов: Безусловно. В этом смысле, закон о торговле уже сейчас не позволяет отдать рынок какому-то одному формату. Стратегия расширит возможности совместного роста при обязательном сохранении выгодной для покупателя конкуренции на полках двух-трех ближайших к месту жизни или работы магазинах. Производителей кефира между собой, производителей йогурта между собой.

РГ: А интернет-торговлю вы берете в расчет?

Наумов: Мы внимательно следим, как она развивается. Прежде всего сама доставка продовольствия уже минует привычные каналы. Логика развития рынка состоит в том, что производитель хочет быстрее дойти до потребителя. Сегодня вы можете заказать пиццу на ужин по телефону или же через Интернет. Думаю, следующее поколение участников телевикторин про винегрет будет знать, что это что-то вкусное в пластмассовой упаковке, а не отдельные свекла и картофель, которые надо варить и чистить.

В свою очередь, оперативная доставка нужного объема необходимого товара в условиях конкуренции - это вопрос транспортной доступности партии товара в нужном объеме в течение суток-двух.

С таким трендом придется конкурировать даже сильным торгового мира сего. Сейчас создаются новые технологии, которые позволяют маркировать любой товар. Кассы в магазинах будут не нужны. Вы проходите через рамочку, и с вашей пластиковой карты списывается необходимая сумма. Не верите? Да, этого пока нет и в основных разделах проекта стратегии развития торговли. Но все это непременно появится в обновленной редакции через несколько лет, потому что в рамках инновационного сценария развития нашей экономики курс должен быть взят на приоритетное развитие любого варианта современного формата торговли.

РГ: В этом современном формате малому торговому бизнесу найдется место?

Наумов: Небольшие магазины тоже сохранятся, но их позиция на рынке изменится. Они не должны пытаться воспроизвести на своих прилавках всю матрицу, весь набор товаров, которые продают большие магазины. Им выгоднее специализироваться на тех запросах, которые есть у жителей, живущих по близости, фактически знать каждого покупателя в лицо. И заказывать у производителей конкретный набор продуктов. А пытаться продавать импортную продукцию по одной и той же цене и в большом магазине, и в маленьком не получится. Эффект масштаба разный. Поэтому небольшие магазины будут в свою очередь ориентироваться на таких же "семейных" поставщиков, которых тоже надо стимулировать, создавать. И эта ниша тоже целиком принадлежит малому бизнесу. А для нестационарной торговли мы в процессе обсуждения и вовсе подняли долю обязательного присутствия в этом сегменте малого бизнеса до 60 процентов.

РГ: У регионов какая задача будет в реализации стратегии?

Наумов: Есть ряд полномочий, которые эффективными могут быть только на уровне регионов. Это, например, вопросы развития транспортной инфраструктуры. Чтобы ко всем "узлам" торговой инфраструктуры был удобный доступ. Из Москвы невозможно определить, сколько полос движения делать, с какой стороны парковку спланировать.

Регионы сами должны решить, какие формы торговли им стимулировать в ближайшие два-три года. Абсолютному большинству средних городов нужны, современные торгово-развлекательные центры, которые собирают под своей крышей не только торговлю продовольственными и непродовольственными товарами, но и становятся местом семейного досуга по выходным.

По большому счету не так уж и принципиально, будут ли на местах продвигаться, конкурируя друг с другом за каждый рубль из наших кошельков, большие торговые сети, или же в противовес их рыночной силе в том или ином регионе в ближайшие годы будут развивать свои сетевые форматы местные, ориентируясь на местного производителя и местного купца? Сначала это будут сети местные, по своему охвату товарного рынка. Потом надо будет их выращивать до состояния региональных, межрегиональных. Тогда на смену доминированию монополистов местного значения придет конкуренция между в границах множества районов в масштабе региона в целом. С изоляцией потребителя от новых товаров, произведенных в рамках инновационной политики наших производителей и продвигаемых с помощью инновационных услуг наших магазинов, будет покончено.

Мы считаем, что при объединении усилий это обозначает эффективный поворот. То есть субъект Федерации должен объявить своего рода конкурс между различными городскими сетями, а не просто сохранить за одной из них имеющийся в некоторых случаях административный ресурс. Инструментов для реализации сценария встречного движения сетей разных форматов достаточно, в том числе в рамках тех экономических компетенций и даже финансовых полномочий, которые есть у регионов.

РГ: В каком направлении будут развиваться розничные рынки?

Наумов: Все помним историю появления закона о розничных рынках, когда они в некоторых депрессивных городах успешно работали, но в режиме теневой экономики. Введен институт управляющей компании, которая несет полную ответственность за выдачу разрешений, предоставления мест для торговли на территории розничного рынка.

Мы предполагаем, что в городах все они должны постепенно переходить от рынков под открытым небом в капитальные сооружения с постоянным оборудованием. Плюс мы несколько раз совместно с коллегами- аграриями обращали внимание на то, что надо вернуть возможность универсальным компаниям заниматься закупочной деятельностью на территории того региона, где действует рынок, чтобы сделать более простой, удобной и без лишних посредников связку между производителем и торговой точкой.

РГ: Учет объектов на территории рынков будет отражаться в Реестре торговых организаций?

Наумов: Я считаю, что это необходимо делать. Розничные рынки сохранят свою устойчивую нишу и в городском, и в сельском укладах жизни. Экономически эта форма торговли в последние годы по объективным причинам расти не могла. Но в среднем по стране это 13 процентов розничного оборота. В структуре издержек такой торговли нет тех специфических обременений, которые несет на себе, например, сетевая торговля. Производители могут сами определять уровень наценки. Условия для местных производителей могут быть гораздо удобнее условий крупных сетей, если в ассортименте поставок ярко выражен сезонный характер (в первую очередь это фрукты). Но по факту хороший городской колхозный рынок это один большой гипермаркет. Если эту товаропроводящую торговую площадь не учитывать в расчетах, сложно будет сказать, а действительно ли та или иная конкурирующая сеть достигла 25 процентов от розничного оборота реализованных продовольственных товаров. Ведь 25 процентов доли сети на рынке исходно складывается из контрактов с поставщиками. А ограничения на рост такой сети, это ограничение на продажу ей новых торговых объектов. В любом случае, в суде, где сделка по вводу нового торгового объекта в строй будет оспариваться той или иной стороной, будет приводиться официальная статистика по всем торговым форматам. И "не заметить" в расчетах розничный рынок, популярный в городе или округе, будет просто не возможно. Но понятно, что эффективность в этом сегменте заведомо ниже, чем в сетях, поэтому надо будет анализировать, а кто именно, чем и с какой доходностью торгует на прилавках.