Новости

25.01.2010 00:54
Рубрика: Власть

Есть контакт - с полицией

Наша милиция совместно с Европолом обезвредила крупную банду фальшивомонетчиков

Сотрудники МВД России стали активно участвовать в операциях, которые проводят западные полицейские сообщества. Именно участвовать, а не обмениваться абстрактным опытом или консультациями.

Можно констатировать, что на уровне спецслужб Россию признали полноправным и, что важно, профессионально ценным партнером. С которым не страшно, как говорится, идти и в разведку, и в атаку.

Пять лет Россия сотрудничает с Европейской полицейской организацией. О перспективах и "подводных камнях" этой работы рассказал в эксклюзивном интервью "Российской газете" заместитель начальника Национального центрального бюро Интерпола при МВД России - начальник Российского национального контактного пункта по взаимодействию с Европолом генерал-майор милиции Александр Прокопчук.

Российская газета: Александр Васильевич, в чем смысл нашего сотрудничества с Европолом? Ведь есть Интерпол, в котором мы состоим. Причем Интерпол - гораздо более масштабная структура.

Александр Прокопчук: Действительно, Интерпол - вторая по численности после ООН международная организация, в которую входит более 180 государств мира.

Интерпол обеспечивает обмен информацией между полицейскими ведомствами различных государств в борьбе с теми видами преступлений, которые выходят за рамки одной страны. Иными словами работа Интерпола - это в большей степени анализ, создание и ведение баз данных, к которым имеют доступ правоохранительные органы стран-членов этой организации, содействие обмену информацией, координация действий полиций многих государств.

Интерпол и Европол - это разные международные организации. И если в Интерпол входит большинство государств, то Европейская полицейская организация (Европол) - это правоохранительный орган Европейского союза. Цель ее создания заключается в повышении эффективности взаимодействия компетентных органов стран-членов ЕС в борьбе с международной организованной преступностью.

Учреждение Европола со штаб-квартирой в Гааге (Нидерланды) было предусмотрено Маастрихтским соглашением о Европейском союзе, подписанным 7 февраля 1992 года. Собственно, он и был создан как ответ на интеграцию - прозрачность границ, свободное перемещение капиталов, возможность беспрепятственного и практически бесконтрольного передвижения граждан различных стран-членов ЕС. То есть как ответ на те факторы, которые многократно увеличили потенциал организованной преступности.

В то же время, поскольку сегодня для преступности границы не помеха, Европол тесно сотрудничает и с правоохранительными органами государств, не входящих в состав Европейского союза. На сегодняшний день это 16 стран. Кроме этого, тесное взаимодействие осуществляется с международными организациями, среди которых можно выделить тот же Интерпол, Всемирную таможенную организацию, Евроюст, Управление по борьбе с наркотиками и преступлениями ООН, Европейское агентство по борьбе с мошенничеством.

Наряду с глубокими аналитическими разработками Европол проводит конкретные операции, выявляет, пресекает и раскрывает тяжкие преступления транснационального характера. Для этого создаются совместные оперативно-следственные группы, в состав которых входят представители правоохранительных ведомств различных государств.

РГ: И сотрудники МВД в этих операциях участвуют?

Прокопчук: Самым непосредственным образом, когда речь идет о международных преступных группировках, в поле деятельности которых входит наша страна. Ведь при проведении подобных операций у нас общая цель - борьба с международной организованной преступностью, защита интересов государства от преступных посягательств.

РГ: Каковы у России правовые основания для сотрудничества с Европолом?

Прокопчук: Правовую базу взаимодействия Европола с партнерами определяют два вида соглашений - так называемые стратегическое и оперативное. Эти соглашения Европол заключает с государствами, не входящими в Европейский союз, - третьими странами. Третья страна - звучит для нас не очень привычно, но такова принятая терминология.

На сегодняшний день правовой основой взаимодействия России с европейскими партнерами является Стратегическое соглашение о сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейской полицейской организацией, подписанное на саммите Россия - ЕС в Риме 6 ноября 2003 года.

Данный международный договор определяет общие сферы взаимодействия. И распространяется он на такие виды преступлений, как терроризм и его финансирование, незаконный оборот наркотиков, имущественные и финансовые преступления, включая легализацию преступных доходов и фальшивомонетничество, незаконная миграция, преступления в сфере высоких технологий. Мы обмениваемся информацией стратегического и технического характера о состоянии и развитии преступности, новых формах противодействия ей, каналах перевода денежных средств, полученных преступным путем, каналах поставки наркотиков, контрабанды и тому подобное. Совместные аналитические разработки для выявления угроз организованной преступности ложатся в основу конкретных действий правоохранительных органов. Проводим стажировки, консультации, семинары. Сообща обучаем кадры, нарабатываем нормативно-правовую базу.

РГ: Компетентные органы - это милиция?

Прокопчук: Не только. В Соглашении о сотрудничестве между Российской Федерацией и Европейской полицейской организацией они четко оговорены: МВД, ФСБ, ФСКН, ФТС, Росфинмониторинг. Головным органом определено МВД России, а непосредственные контакты обеспечивает Российский национальный контактный пункт по взаимодействию с Европолом.

РГ: А почему не было подписано Оперативное соглашение?

Прокопчук: По-иному Оперативное соглашение называется также Соглашением об обмене персональными данными. Главное требование европейских партнеров при подготовке подобного вида соглашения - ратификация третьей страной 108-й Конвенции Совета Европы "О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных" и принятие нормативно-правовых актов, имплементирующих положения указанной конвенции в национальное законодательство. Как видно, речь идет о защите информации персонального характера. На тот момент, когда мы подписывали Стратегическое соглашение, 108-я Конвенция Совета Европы ратифицирована не была, да и не было четких законодательных актов, которые бы гарантировали конфиденциальность личной информации.

РГ: Европейские полицейские опасались утечки информации?

Прокопчук: Речь идет не только и не столько о полицейских. Неприкосновенность частной жизни является одной из фундаментальных основ устройства европейского общества, и в защиту этих основ выступают многие независимые европейские институты. Поэтому озабоченности европейских партнеров вполне понятны. Ведь при осуществлении оперативных разработок правоохранительные органы в соответствии со своими полномочиями накапливают информацию о конкретном человеке, и она должна быть надежно защищена. Тем более когда речь идет об обмене информацией с зарубежными коллегами. Какие у них принимаются меры для защиты такой информации, как они ею распорядятся? Щепетильные в соблюдении прав человека европейцы, безусловно, понимая необходимость сбора и обмена персональными данными для борьбы с преступностью, делают все, чтобы такие данные хранились за семью замками и печатями, а их накопление и использование четко регламентировались. Если есть хоть малейшие сомнения в способности партнеров хранить чужую тайну, они ничем делиться не станут.

РГ: Теперь Россия сумела развеять эти сомнения?

Прокопчук: Думаю, да. На сегодняшний день ситуация в законодательном и административном обеспечении защиты персональных данных кардинально поменялась. В 2005 году была ратифицирована 108-я Конвенция Совета Европы, в 2006 году были приняты соответствующие Федеральные законы "О персональных данных", "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Создан и функционирует уполномоченный орган по защите субъектов персональных данных в органах государственной власти, в том числе в правоохранительных органах. Приняты нормативные акты, реализующие положения указанных законов.

Мы приняли группу экспертов Европола, которые досконально изучили состояние дел в России по защите информации, обратив при этом особое внимание на защиту персональных данных в правоохранительных органах, составили объемный доклад. Конечно, они нашли отдельные недостатки, но в целом их оценка полностью для нас благоприятная.

Сейчас доклад экспертов Европола изучается Объединенной наблюдательной комиссией - независимым органом Европейской полицейской организации, который вырабатывает рекомендации по вопросам защиты информации. Они прислали нам некоторые уточняющие вопросы, на которые мы дали исчерпывающие ответы. Мы ожидаем, что в ближайшее время директору Европола будет выдан мандат на начало переговорного процесса по заключению Оперативного соглашения с Российской Федерацией.

РГ: Может, к России намеренно придираются из политических соображений? Ну, не любят нас, не хотят видеть и чинят искусственные препоны.

Прокопчук: Уверен, что это не так. Как раз наоборот - европейские оперативники и следователи очень заинтересованы в сотрудничестве с нами. Да и вообще, борьба с преступностью - наименее политизированная сфера. У нас, правоохранителей, общий враг - преступные сообщества, преступник, посягающий на права и интересы граждан, в какой бы стране он ни скрывался.

РГ: Как в реальности выглядит совместная операция? У вас и у Европола есть собственные подразделения?

Прокопчук: Нет, собственных оперативных подразделений нет. Совместная операция планируется и осуществляется, когда речь идет о международной преступной группировке, действующей на территории двух или более стран. Любое суверенное государство, независимо от уровня сотрудничества с зарубежными партнерами, не позволит правоохранителям другой страны вести оперативно-разыскные мероприятия на своей территории. Но когда мы имеем дело с международной ОПГ, можно и нужно обмениваться соответствующей информацией, совместно планировать мероприятия, координировать свои действия с зарубежными коллегами. Для этого Европол создает под своей эгидой оперативно-следственные группы, куда входят представители правоохранительных органов заинтересованных государств. Поскольку Россия не является членом Европола, мы в такие группы не входим. Но проводим совместно с Европолом и заинтересованными странами Евросоюза оперативные совещания, на которых вырабатываются конкретные действия каждой страны - участницы операции.

РГ: Сколько проведено совместных операций с Европолом?

Прокопчук: Пока не очень много. Но при этом следует иметь в виду, что иногда некоторые разработки идут годами. Ведь мы чаще всего имеем дело не с рядовым уголовником, а с хорошо подготовленными, разветвленными международными преступными группами. И чтобы пресечь их деятельность, мало выявить и обезвредить одного или нескольких членов такой группы. Наиболее результативными в последние годы для нас стали совместные операции по выявлению и пресечению деятельности международных преступных группировок, занимающихся производством и сбытом фальшивых денежных знаков. Так, некоторое время назад в Санкт-Петербурге был обезврежен канал поставок и сбыта поддельных евро в результате совместных действий оперативников Департамента экономической безопасности МВД России и полицейских ведомств Германии и Литвы. Координацию операции осуществлял Европол.

В прошлом году под эгидой Европола успешно завершилась совместная операция МВД России и ряда западноевропейских стран, в результате которой был не только перекрыт канал поставок фальшивых евро на территорию Евросоюза и России, но и выявлена подпольная типография и изъято оборудование для производства поддельных денежных знаков. "Накрыть" такую типографию сложнее всего, это считается высшим пилотажем.

Результативно завершились совместные действия по перекрытию каналов контрабандных поставок биоресурсов в Россию из ряда стран Западной Европы.

Проводим дополнительные мероприятия после разгрома международной ОПГ, перевозившей в Россию и Западную Европу крупные партии гашиша из Ирана через Азербайджан.

Перспективной видится совместная работа по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий, с контрафактной продукцией, торговлей людьми.

Главная задача сейчас во взаимодействии с европейскими партнерами наработать опыт проведения операций, выработать механизмы обмена информацией, координации мероприятий на территории различных государств.

РГ: Кстати, а как вы в таких операциях обмениваетесь информацией? Ведь отсутствие Оперативного соглашения не позволяет вам сообщить имя, например, главаря банды, номер его телефона, домашний адрес, банковский счет. Все это - персональные данные.

Прокопчук: Выручают двусторонние соглашения между правоохранительными органами, которые предусматривают и регламентируют обмен подобной информацией. Хотя, конечно, заключение Оперативного соглашения, после чего будет установлен защищенный канал связи между РНКП и Европолом для обмена информацией, безусловно, повысит результативность совместной работы.

РГ: Работа в Европоле, видимо, не только сугубо полицейская или административная, но и дипломатическая. И люди здесь требуются, скажем так, разносторонние. Например, известно, что вы владеете пятью языками, знаете юриспруденцию, кандидат экономических наук. Каков, на ваш взгляд, портрет среднестатистического сотрудника Европола?

Прокопчук: Сразу оговорюсь: мы - не сотрудники Европола, мы - сотрудники МВД России. С Европолом мы взаимодействуем. Что касается наших офицеров, то это должны быть прежде всего люди с аналитическим складом ума. Безусловно, они должны иметь юридическую подготовку и владеть иностранными языками. Отрадно, что многие наши сотрудники имеют два высших образования, в дополнение к чему окончили или обучаются в Европейском учебном институте при МГИМО МИД России, чтобы лучше разбираться в европейской политике. Ну и, конечно, иметь опыт оперативной работы, особенно в тех сферах, в которых мы наиболее активно взаимодействуем с Европолом, - финансово-экономические преступления, незаконный оборот наркотиков, преступления в сфере высоких технологий.

Справка "РГ"

Заместитель начальника НЦБ Интерпола при МВД России - начальник Российского национального контактного пункта по взаимодействию с Европолом генерал-майор милиции Александр Прокопчук родился в 1961 году в Украине. В 1983 году окончил Киевский государственный университет. В 2000 году окончил Всероссийскую государственную налоговую академию по специальности "Юриспруденция".

Возглавлял аппарат заместителя министра - начальника Федеральной службы по экономическим и налоговым преступлениям МВД России, Управление правового регулирования и организации международного взаимодействия Департамента экономической безопасности МВД России. В 2006 году назначен заместителем начальника НЦБ Интерпола - начальником Российского национального контактного пункта по взаимодействию с Европолом.

Власть Безопасность Правоохранительная система Происшествия Правосудие Охрана порядка Происшествия Преступления Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники