Новости

29.01.2010 00:50
Рубрика: Экономика

Вступать в перестрелку никто не собирается

Главный судебный пристав Москвы Фердауис Юсупов - о подробностях операции в "Речнике"

Снос домов в московском поселке "Речник" разбил общество на два лагеря. Одни обвиняют власти и спецслужбы в произволе. Другие, напротив, поддерживают их действия. Почему такое стало возможным?

На этоти другие вопросы "РГ" ответил руководитель Управления Федеральной службы судебных приставов по Москве - главный судебный пристав Москвы Фердауис Юсупов.

Российская газета: Фердауис Ингельевич, почему вы не пригласили журналистов, когда приставы только входили в "Речник" 21 января? Если бы у корреспондентов изначально была возможность увидеть все подробности акции, наверное, претензий к спецслужбам было бы намного меньше, чем сейчас.

Фердауис Юсупов: Если бы о дате, когда мы войдем в поселок, условно говоря, сообщили по радио, скорее всего нас встретили бы кордоны.

Поразительная ситуация - за правонарушения к административной ответственности привлечены в "Речнике" 15 человек, но среди них нет ни одного жителя поселка. Почему эти люди там появились? Почему они раздают комментарии направо и налево? Почему утверждают, что якобы приставы начали снос ночью, хотя наши действия начались, как и положено по закону, в 6.15? Решение об их ответственности примет суд. Но явно, что за ними стоит какая-то третья сила, цель которой, возможно, попытаться сделать из "Речника" второе Бутово.

РГ: Кордоны кордонами, но жители "Речника" должны были готовиться к приходу приставов, вывозить имущество... Почему для них ваш приход стал как снег на голову?

Юсупов: Извините. На ваш вопрос я хочу ответить вопросом: почему ни одно средство массовой информации, зная о том, что с прошлого года возбуждены исполнительные производства в отношении "Речника" (информация широко публиковалась в прессе), передо мной и другими представителями власти не поставило вопрос: почему приставы год не исполняют решения суда? Почему тянут?

РГ: И почему же?

Юсупов: В течение года управление ФССП по Москве процессуально закрепляло вопросы исполнительного производства. Кроме того, закон требует проведения конкурсов на всевозможные услуги. Необходимо было провести тендер среди подрядных организаций, которые будут сносить дома, найти бюджетное финансирование. На все это ушло время. Жители поселка, чьи постройки признаны незаконными судами, были уведомлены еще год назад, что мы будем там работать. Об этом я говорил и с представителями инициативной группы "Речника" 12 января, когда они пришли ко мне на прием после моего приглашения. Меня заверили: с судебным решением спорить не станем, мы смирились со сносом домов. Тогда же я объяснил, в каком правовом режиме они могут действовать, чтобы отсрочить исполнительные действия.

РГ: Например?

Юсупов: Самый простой способ разрешения ситуации - идти в суд и ходатайствовать о приостановлении исполнительного документа. Но ни одного заявления подано не было. Второй путь - приостановить исполнение взыскания по заявлению взыскателя. Взыскателем по "Речнику" является правительство Москвы. Представители инициативной группы говорили о своем намерении создать согласительную комиссию, в состав которой вошли бы жители "Речника" и члены правительства столицы. Они по обещали мне сообщить, как пройдут переговоры в мэрии. Но я так и не дождался ни одного телефонного звонка. Поэтому сотрудники нашего управления и префектуры Западного округа приступили к выполнению своих функциональных обязанностей. За их неисполнение, кстати, приставы несут уголовную ответственность.

РГ: Между тем жители обвиняют приставов в спешке и утверждают, что они не имели права к ним приходить, поскольку некоторые из них отправили свои заявления в новые судебные инстанции и там решение еще не вынесено.

Юсупов: По закону должники этим не защищены. Если решение суда вступило в законную силу, то при подаче жалобы в Верховный или кассационный суды ответчики должны обращаться в суд, где было определено исполнительное действие, с просьбой его приостановить. Если такое решение там не принято, то даже при обращении должника в Страсбургский суд приставы должны взыскивать с него что положено.

РГ: На то, как именно работают ваши сотрудники в "Речнике", много жалоб от жителей.

Юсупов: Неправда. С 21 января прошло немало времени, чтобы подать жалобу на действия судебных приставов. Пока ни одной.

РГ: Ну как же, например, пресса приводит слова жительницы Абрамовой. Она утверждает, что снос дома начался в ее отсутствие.

Юсупов: Это правомочно. Исполнительные действия могут осуществляться как в присутствии, так и в отсутствии должников.

РГ: Жители говорят, что их вещи выкидывали в грязь, а документы погребены под развалами домов.

Юсупов: Обвинение несостоятельно. Если формально смотреть, очищают дома от вещей не приставы, а грузчики фирмы, которая выиграла конкурс. Я видел сюжет по телевидению, как полосатые матрасы выбрасывали в окно на снег. Но это не отношение приставов к имуществу, а отношение к нему в первую очередь хозяев. Если бы они хотели, то могли сами забрать вещи, вынести их и сами же снести дома. На это у них, повторю, был год. И сейчас мы продолжаем призывать жителей поселка к диалогу. Должники по-прежнему могут либо добровольно снести незаконно возведенные строения, либо обжаловать вступившее в законную силу судебное решение в вышестоящей судебной инстанции в установленном законом порядке с одновременным решением вопроса о приостановлении процедуры принудительного исполнения. Тем, кто желает добровольно освободить сносимые строения от находящегося в них имущества, префектура предоставит транспорт и обеспечит погрузку имущества.

РГ: А зачем надо было обносить территорию сносимых домов колючей проволокой, будто там проходит "контртеррористическая операция", как написала одна из газет?

Юсупов: Никто ничего колючей проволокой не обносил. Такие утверждения останутся на совести и ответственности тех, кто это написал и опубликовал. За такими утверждениями стоит попытка расшатать общество.

РГ: Почему надо было начинать снос в морозы? Нельзя было повременить, чтобы создавать людям меньше проблем?

Юсупов: Температурный режим не был определяющим для наших действий. Начало работ связано с тем, что префектура наняла подрядную организацию. За каждый день простоя идут дополнительные начисления на сумму, которую ей должны заплатить. Чтобы из бюджета ушло меньше денег, мы стараемся активно работать. Не стоит забывать и о том, что впоследствии эти суммы будут взысканы с должников.

РГ: Это правда, что за снос домов и уборку мусора им придется заплатить, как утверждают некоторые СМИ, по 2 миллиона рублей?

Юсупов: Не думаю, что суммы окажутся такими большими. В любом случае расчет будут вести не судебные приставы, а специалисты. Если должники не согласятся с такими расходами, которые им процессуально предъявят, они смогут обжаловать их в суде.

РГ: Вся страна смотрит, как уничтожаются вполне приличные дома, и многие думают: а зачем их сносить, отдали бы тем, кто особенно нуждается. Или переделали бы в детсады, которых не хватает. Или на худой конец раскатали бы по бревнышку да пустили бы на доброе дело.

Юсупов: Бревнышки можно было бы пустить на доброе дело, если бы должники беспокоились о своем имуществе. Времени им распорядиться с толком и выгодой было достаточно. Получается, что те, кто так не поступил, вполне состоятельные люди, которые могут пойти на подобные траты. Теперь об использовании домов должников под какие-либо нужды. Вы видели то место, где стоит "Речник"? Я видел. Использовать ту природу, как она до сих пор использовалась, это значит издеваться над ней. Там природоохранная зона. Там должен быть парк, зона отдыха для москвичей. И точка.

РГ: Человек проворовался, его посадили за решетку, но никто его дом не рушит. Как вы считаете, адекватно ли наказание - снос дома - за то, что человек его не там построил?

Юсупов: На мой взгляд, это не наказание. Это восстановление нарушенного права, в частности правительства города, которому принадлежит земля в поселке. Это не наказание, это реализация ответственности людей, которые знали, что строят там, где этого делать нельзя.

РГ: Приставам уже пригрозили, что на них спустят леопарда. Не испугались? Не боитесь, что могут прозвучать выстрелы?

Юсупов: Боюсь. И леопарда. И выстрелов. Потому что каждый человек мне дорог. Подобные случаи с приставами уже были. Поэтому в поселке они работают в касках...

РГ: ...И при поддержке ОМОНа?

Юсупов: ОМОНа в "Речнике" нет. Есть милиция и подразделение по поддержанию общественного порядка. Своих сотрудников мы будем защищать. Но в перестрелку никто вступать не собирается. У нас другие функции.

РГ: Нервы у жителей напряжены до предела. Среди них есть немолодые люди. Эта ситуация кого-то может довести до сердечного приступа.

Юсупов: Еще раз повторю - жизнь каждого человека дорога. Поэтому наши сотрудники действуют в рамках процессуального поля и нормальных человеческих отношений. Связывать снос домов и сердечные приступы по меньшей мере некорректно. К тому же на экстренный случай в "Речнике" дежурят медики.

РГ: В связи с ситуацией в "Речнике" многие вспоминают дома, тоже построенные в природоохранных зонах, но в которые приставы пока почему-то не стучатся.

Юсупов: Снос незаконных домов в "Речнике" не единственный. На моей памяти наберется десятка три-четыре подобных случаев в разных регионах: в Тверской, Кировской областях, в Санкт-Петербурге... Хотелось бы, чтобы закон торжествовал везде.

РГ: Вчера мэр Юрий Лужков заявил в интервью "МК", что следующим в очереди на ликвидацию после "Речника" стоит элитный поселок "Остров фантазии", который появился в Татаровской пойме вопреки решениям городских властей. По его словам, здесь должны были быть построены спортивные объекты, а не дома для тех непростых людей, которые в них сейчас живут. Лужков пообещал, что правительство Москвы подаст в суд, так как строители элитного поселка грубо нарушили условия заключенного с городом инвестиционного контракта, и сказал, что судебные приставы обязательно придут и в поселок "Остров фантазии".

Юсупов: Будут судебные решения, придем и туда.

РГ: У вас есть ориентировочная дата окончания работ в "Речнике"? Через месяц? Два?

Юсупов: Все зависит от того, насколько эффективно будет работать техника. По грубым подсчетам, три дома сносятся за день. С 21 по 27 января снесли 9 построек. Всего 37. Вот и считайте.

РГ: В среду дома не сносились. Кто-то уже решил, что начал негласно действовать меморандум, о котором говорил член Общественной палаты Анатолий Кучерена.

Юсупов: Я не получал на этот счет никаких указаний от директора ФССП России. Да и вообще считаю, что говорить о каких-либо меморандумах сейчас нелогично и незаконно. Вчера принудительный снос возобновился. В первую очередь под слом идут недостроенные и нежилые строения. Постройки, в которых кто-либо проживает, будут сноситься только после описи имущества и передачи его на хранение подрядной организации.

РГ: Фердауис Ингельевич, в последнее время все чаще те, кто призван защищать закон, воспринимаются в обществе как его нарушители. Может быть, власти стоит лучше объяснять свои решения до того, как начинать действовать, чтобы быть правильно понятой?

Юсупов: Да, как правило, надо делать информационную подготовку, объяснять, показывать: что, как и почему. Недопонимание порой приводит к противостоянию в обществе.

Экономика Недвижимость Земля Экономика Недвижимость Жилая недвижимость Снос незаконных построек в России
Добавьте RG.RU 
в избранные источники