Новости

04.02.2010 00:55
Рубрика: Общество

Синдром клетки

Чиновники выставили за дверь человека, решившего изменить жизнь инвалидов к лучшему

Небольшая общественная организация инвалидов из Екатеринбурга обратилась в управление Генеральной прокуратуры РФ в УрФО с жалобой на действия чиновников министерства соцзащиты населения Свердловской области.

Конфликт возник из-за областного центра социальной реабилитации инвалидов, что появился в Екатеринбурге два года назад. Но корни противостояния уходят глубже.

- Мы годами сидим в квартирах, как в клетках, - говорит председатель общественной организации "Спутник" и автор обращения в прокуратуру Людмила Коноплина. - Когда открылся областной центр реабилитации инвалидов, появилась надежда, что инвалиды смогут активно жить, иметь свободный доступ к информации, общению, культуре.

Когда несколько лет назад губернатор области поручил министерству создать центр, Коноплина, инвалид с детства, обратилась к чиновникам с массой предложений, как сделать центр максимально полезным для людей с ограниченными возможностями. Как вице-президент международного парламента ассоциаций инвалидов она собиралась внедрить на Урале передовой зарубежный опыт. Но активистку, по ее словам, просто выставили за дверь.

Жизнь заново

Центр социальной реабилитации инвалидов во многом уникален - пока в нашей стране не так много учреждений, где лечебная физкультура сочетается с социальной реабилитацией и творчеством инвалидов. Некоторых парализованных пациентов здесь буквально ставят на ноги.

В центре подчеркивают: мы не лечебное учреждение. Физкультура, тренажеры и массаж - вот и вся медицина. Главное - социальная реабилитация. Фото- и дизайн-студии, библиотека для слепых, различные клубы и кружки, комплекс "жилая комната", где инвалидам с ампутированными руками помогают заново научиться готовить, чистить картошку, мыть посуду...

Боевой отдых

Однако не у всех наших собеседников пребывание в центре оставило приятные воспоминания. У Александры Лукиной (имя женщина попросила изменить) внезапно отнялись ноги в 35 лет. Но ни тогда, ни теперь, в свои 67, инвалидом себя она не считает: участвует в различных фестивалях, КВНах, спартакиадах. Путевку в центр пенсионерка получила за победу в очередном конкурсе.

- Мне понравилось, что в центре многому можно обучиться - очень хороший швейный цех, музыкальная и изостудии, очарована библиотекой, - рассказывает Лукина. - Но далеко не все там оборудовано в расчете на инвалидов. Посещение туалета закончилось неожиданно, ухватилась за поручень, который приделан слишком далеко от двери, и попыталась закрыть дверь. Не дотянулась - поскользнулась на скользких плитках - рухнула прямо на унитаз. Был сильный ушиб грудной клетки, месяц постельного режима.

- Кто уходит в творчество, получает та-а-кой кайф! Забываешь про невзгоды! - рассказывает пенсионерка Людмила Павлова. - Когда центр открылся, я встретилась там со множеством активных талантливых людей. Прежний директор центра Владимир Васев большие перспективы нам обещал - и праздники проводить, и помогать продавать поделки через Интернет... Но потом все замерло, стихло, и нас уже не приглашают туда...

Такие оценки можно не принимать всерьез - на всех не угодишь! Но как отмахнуться от того, что созданные специально под инвалидов помещения неидеально адаптированы? Что душевые и туалеты неудобны? На строительство, кстати, потрачено 110 миллионов рублей.

Платная реабилитация

На деятельность центра бюджет области ежегодно выделяет около 25 миллионов рублей. Большая часть, по словам руководства, уходит на зарплату и текущие платежи. Более того, вероятно, скоро реабилитация станет платной для подопечных центра, доход которых выше прожиточного минимума.

- А другого выхода просто нет! Как вы считаете, девять тысяч рублей для заведующего отделением - нормальная зарплата? - спрашивает директор центра Александр Завражных. - А это врач высшей категории с большим стажем работы. Чтобы держать высококвалифицированные кадры, я должен платить людям соответственно.

Идея платной реабилитации вызвала у инвалидов недоумение. Во-первых, ежедневно центр способен принять 120 человек, а в штате - 210 человек. Зачем бюджетной организации такой штат? А во-вторых, вовсе не обязательно на всех должностях иметь высокооплачиваемых работников.

- Я генеральный директор предприятия, работаю на производстве 52-й год и получаю 12 тысяч рублей, - говорит председатель общественной организации пенсионеров и инвалидов Михаил Черкасов. - Если сотруднику центра мало девяти тысяч, можно привлечь к работе толковых инвалидов. Они будут рады работать даже за символическую плату!

Вот это и есть главная идея Коноплиной:

- Я умоляла: возьмите на работу в центр как можно больше инвалидов, среди них столько умных специалистов с высшим образованием и огромным жизненным опытом реабилитации. Чиновники ответили: "Вот еще! Будем мы с каждым инвалидом советоваться! Принимая на работу инвалидов, мы нарушим права здоровых людей!"

Логика предложений председателя "Спуника" такая: не то что чиновник, а просто здоровый человек не может учесть все потребности человека с ограниченными возможностями. Вот почему, приводит примеры Коноплина, в Швеции уполномоченный по правам инвалидов - колясочник, а в Америке все центры для реабилитации инвалидов возглавляют люди с ограниченными возможностями. Как результат - реально доступная среда и без огромных финансовых затрат.

Исходя из такой логики, Коноплина пытается добиться, чтобы директора центра выбирали на конкурсной основе, а не назначали, как сейчас. Но, отвечает министерство, это невозможно: региональные законодательство и нормативные акты не предусматривают проведение кадровых конкурсов применительно к бюджетным организациям области.

А кроме того, Коноплина разработала проект центра, главный принцип которого - "Инвалид помогает инвалиду". Хотя отнюдь не все в сообществе инвалидов поддерживают эту идею.

Пандус для экстремалов

Идеи Коноплиной и Черкасова вовсе не неосуществимы, как может показаться. Екатеринбург - едва ли не единственный в России город, где уже десять лет при администрации работает комиссия инвалидов-экспертов, - их мнение учитывается при проектировании жилых домов и общественных зданий.

Да, главная проблема заключается в том, что закон позволяет не предусматривать в техусловиях на проектирование здания обустройство доступной среды для инвалидов. Да, бывает и так, что пандусы хоть и строятся, но - для галочки, на глазок и в итоге могут быть для инвалида опасными.

- Если проект прошел согласование в комиссии инвалидов-экспертов Екатеринбурга, то требования по доступности инвалидов в нем будут учтены. Благодаря этому в городе не только общественные здания, но и большинство новых жилых домов удобны для инвалидов на колясках и женщин с детскими колясками, - утверждает председатель городской общественной организации инвалидов-колясочников "Свободное движение" Елена Леонтьева.

В соседнем Ханты-Мансийске пошли еще дальше. Власти города поняли, что обычные здоровые строители в принципе не способны учесть все нюансы передвижения по городу человека в коляске. Поэтому делают все возможное, чтобы обустройством безбарьерной среды занималось предприятие, созданное колясочниками. Те и занимаются. Если физически что-то не могут сами - нанимают здоровых рабочих.

Проблем у этого предприятия достаточно. Но инвалиды не унывают, крутятся. Так что принцип "ничего не делать для инвалидов без инвалидов", по которому действуют во многих стронах, осуществим и у нас.

Взаимное действие

Комментарии

Ирина Новоселова, главный специалист отдела по делам инвалидов министерства социальной защиты населения Свердловской области:

- В учреждениях органов социальной защиты трудятся граждане, имеющие инвалидность. Так, в Областном центре реабилитации работает 12 инвалидов, то есть 12 процентов, что в три раза превышает квоту по федеральному законодательству.

В центре используются различные формы работы при организации культурных и спортивных мероприятий для инвалидов. Создан Художественный совет творчески одаренных инвалидов. Центр сотрудничает с общественными организациями инвалидов, все инвалиды и члены общественных организаций инвалидов Свердловской области могут посещать центр и участвовать в его общественной жизни.

Татьяна Мерзлякова, уполномоченный по правам человека Свердловской области:

- Проведение конкурса на замещение той или иной должности - дело хорошее и, возможно, в каких-то случаях обязательное. Но делать его универсальным, наверное, нельзя. При большом количестве учреждений можно погрязнуть в конкурсных процедурах или превратить их в пустую формальность. Да если такой конкурс и будет введен, он может мало дать: может так случиться, что в нем примут участие одни чиновники, а инвалидное сообщество не будет привлечено. Но, безусловно, назначение директора центра должно быть прозрачным, открытым и, естественно, согласованным с инвалидным сообществом.

У нас в области есть старое Всероссийское общество инвалидов, показавшее свою значимость, есть и новые. В прошлом году инвалиды самых разных направлений наконец-то нашли общий язык и объединились в ассоциацию по защите и реализации своих прав. Поэтому сегодня есть с кем согласовывать такой важный вопрос, как назначение руководителя центра социальной реабилитации инвалидов.

Новый руководитель центра был назначен совсем недавно. Но, думаю, дальнейшие назначения могут быть согласованы с представителями общественных организаций людей с ограниченными возможностями. Большую пользу может принести процедуре назначения и участие в подборе руководящих кадров Совета по делам инвалидов при губернаторе Свердловской области.

Ассоциация по защите и реализации прав инвалидов

Председатель Вера Игоревна Симакова, телефон (34370) 594-37.

Последние новости