04.02.2010 00:50
    Рубрика:

    Минюст предлагает воспитывать заключенных с помощью социальных лифтов

    Не благотворительностью и не гуманной деятельностью назвал меры, предпринимаемые государством и гражданским обществом для социальной реабилитации лиц, освободившихся из тюрьмы, министр юстиции Александр Коновалов, выступая вчера на "правительственном часе" перед сенаторами Совета Федерации.

    По словам министра, это прежде всего элементарная норма самозащиты общества от тех лиц, которые по истечению назначенного им срока заключения "не только не исправились, а, наоборот, стали хуже". Коновалов "припугнул" тем, что ежегодно из мест не столь отдаленных освобождаются до трехсот тысяч человек, и у многих из них разорваны социальные связи - нет постоянных места жительства и источника дохода. Чтобы избежать обострения ненависти к государству со стороны вдохнувших в себя воздух свободы заключенных, нужно содействовать тому, чтобы какая-то часть из них вернулась к нормальному социальному состоянию. "Обустройство жизни этих людей нацелено на обеспечение безопасности населения России", - заявил Коновалов.

    Помочь населению России ощутить себя в безопасности должна система социального лифта, которая позволит создать прозрачный, эффективно и справедливо работающий порядок стимулов для ресоциализации спецконтингента.

    "Если такие лифты существуют в обществе и доставляют людей с первого этажа на все последующие, то такие же лифты должны быть для доставки людей из подвалов общества на нулевой уровень", - резонно заметил Коновалов.

    Впрочем, любая, даже очень хорошо организованная деятельность по ресоциализации осужденного не принесет желанных плодов, если сами "ресоциализируемые" не будут нацелены на собственное исправление. Чтобы оступившиеся смогли "с комфортом" передвигаться в социальных лифтах, Коновалов предложил систему особых стимулов. Для людей, все еще отбывающих свой срок, - это прежде всего смягчение наказания, что, по словам министра, уже функционирует сегодня, но "нуждается в серьезном улучшении, обеспечении нормативной базой и практикой ее претворения в жизнь". Он также отметил, что в тех мерах, которые минюст и Федеральная служба исполнения наказаний предлагают для усовершенствования порядка отбытия наказаний, безусловно заложен важнейший принцип "перемещения" осужденного на лишение свободы. В зависимости от его законопослушания и активной вовлеченности в программу по ресоциализации он сможет "съехать" либо с более мягкого режима наказания на более суровый, либо наоборот - "доехать" до заметных послаблений, вплоть до замены его наказания более мягким и не связанным с изоляцией от общества. Что же касается тех, кто освобождается из мест лишения свободы, то успех их ресоциализации сильно зависит от обустройства их жизни на воле.

    Затрагивая проблему снижения напряженности в сфере исполнения наказаний в виде лишения свободы, министр заявил, что начинать нужно с уголовно-судебной политики. Так, минюст подготовил пакет законопроектов, которые "предлагают сделать крен в сторону альтернативных мер наказания, не связанных с лишением свободы". Это такие меры, как ограничение свободы (соответствующий закон начал действовать с нынешнего года), а также принудительные работы (этот законопроект подготовлен минюстом в соответствии с поручением президента).

    По словам Коновалова, в основу исполнения наказания в виде лишения свободы должен быть положен жестко соблюдаемый принцип сепарации лиц, по-настоящему социально опасных, и лиц, которые менее опасны для общества и намерены "привести себя в социальное чувство". Как заявил министр, в отношении первых крайне актуально восстановление института административного надзора - причем не только из-за совершенных ими преступлений, но и по состоянию их здоровья. "Например, сегодня законодательство предусматривает некоторые возможности для контроля за состоянием здоровья лиц, больных опасными формами туберкулеза, но контролировать их лечение практически невозможно, и эту задачу можно было бы возложить на институт административного надзора", - предложил министр. Он также нашел обоснованным предположение, что среди гражданских медицинских учреждений найдутся такие, которые подключатся к медицинскому обслуживанию осужденных. "Считаю, что в целом ряде случаев можно решать вопрос о медицинском обслуживании осужденных лиц, в том числе с привлечением гражданских врачей, и уверен, что среди существующих гражданских медучреждений найдутся те, которые выразят готовность подключиться к этому процессу", - сказал министр. Он также отметил, что на сегодняшний день в большинстве субъектов РФ сепарация заключенных уже произведена.

    Обсуждая группу лиц, в отношении которых возможна ресоциализация, Коновалов отметил, что в формате обучения этих людей актуальным, востребованным профессиям на них можно оказать существенное воздействие. А иных оступившихся граждан с достаточно высоким уровнем образования - например, совершивших экономические преступления, - Коновалов вообще не считает нужным отправлять "мотать срок". "За экономические преступления главным наказанием должны стать штрафы, причем значительные - их размер должен возрасти на порядок, - заявил он. - Тогда не придется помещать бизнесмена в шарашку и придумывать ему работу, а достаточно дать ему возможность вести свой бизнес, но уже честно", - подчеркнул министр юстиции.

    Свое гуманное отношение он продемонстрировал и к наказанным ветеранам, которых планируется амнистировать по случаю 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. Соответствующий проект уже широко обсуждается. По словам Коновалова, в первую очередь амнистия коснется тех, кто "пострадал в это трудное время".