Новости

19.02.2010 00:20
Рубрика: Спорт

На первый - второй

Никита Крюков и Александр Панжинский добыли "золото" и "серебро" в лыжном классическом спринте

Погода была нашенской - иссякли их липучие ванкуверские дожди. Солнце вспомнило, что должно иногда и светить, а морозы - морозить. Минус четыре, и впечатление, будто попал в зимний сказочный рай. И какой же контраст с серо-грязноватым неумытым Ванкувером. Тут в чистейших горах со звенящим воздухом идеальные условия для лыжной гонки в ритме спринта.

На дистанцию в 1600 метров выходили будто на лыжную стометровку. Глядя, с каким жутким напором штурмуют спортсмены высоченные крутые холмы и с какой скоростью летят по обрывистым спускам, думалось: вот она, силища современного человека. Немыслимо было представить, чтобы еще лет двадцать, да что там, десять лет назад лыжники и лыжницы летали бы по трассам с похожим напором. Наши были в первых рядах штурмующих. Александр Панжинский статью и внешностью напоминает Илью Муромца, только не восседающего на коне, а вставшего на лыжи. Он мчался по дистанции, будто каток, да что там, танк, подминая под себя всех и вся. В квалификации был быстрейшим среди всех 62 гонщиков. А потом еще и стал первым в полуфинале, улучшив результат. Все-таки вдумайтесь - пробежать 1600 метров за 3 минуты 34,3 секунды!

У Никиты Крюкова все сложилось по-иному. Открывавшийся нам вид из сугроба вообще не сулил Крюкову ничего хорошего. Он стал лишь четвертым в полуфинале и прорвался в сильнейшую шестерку только благодаря лучшему, чем у других, времени.

В финале двое россиян схлестнулись с тремя норвежцами и казахским гонщиком по фамилии Полтаранин. Трое против нашей пары, но скоро в жестокой схватке вылетел с лыжни знаменитый норвежец Петтерсен. Тут шла не только лыжная, но и чисто мужская работа. Не бокс, не регби, но давать и получать отпор приходилось каждому. И вместо того чтобы наживать синяки с шишками в этой драчке, Панжинский рванул, а за него уцепился и Крюков. Норвежцы как-то растерялись, а русская двойка билась уже только между собой.

Никто ни у кого не выиграл, но первым линию пересек Крюков. Раньше б написали "выиграв долю секунды", однако и доли не было. Какие-то невидимые миру, доступные лишь технике сантиметры, а время - по нулям, одно и то же.

Хотелось для начала понять, как оценили эту победу норвежцы, лучший из которых Петт Нортуг стал лишь третьим. И так расстроился. Стоял задумавшись, чуть не плача. Зато экс-фаворит Петтерсен был со мной откровенен:

- Мы проиграли. Этих двух ваших было не поймать. Может, кто-то скажет, что я проиграл из-за завала. Но сильнейшие в завалы не попадают. Я бы все же сказал, что лучший - Панжинский. Но тут слово имеет лишь фотофиниш. Сколько лет Панжинскому - 20? Говорите, 21? В России появился новый лидер, и мои поздравления Крюкову.

Молодец норвежец, тоже пример фэйр-плея: человек еле доковылял до финиша и еще передает поздравления.

интервью с чемпионом

Мы долго ждали Крюкова. Еще во время гонки услыхали, что просил Никита своих болельщиков поддерживать его до самого последнего метра. Интуиция, предчувствие уже опытного 24-летнего лыжного бойца? А как же получилось так, что был на гране вылета, попал в финал чудом?

- Ну, насчет вылета и чуда - это вы зря. Да, был четвертым, но прямо кожей ощущал: результат показал хороший. Если и волновался, то немного. Сомнений не было или практически не было - в финал пройду. Отобрался, и уже твердо сидела мысль: пришло мое время. Понял я, что не когда-нибудь и не где-нибудь, а именно здесь и именно сейчас я должен показать свой лучший результат. Я к этому моему дню шел столько времени. Может, даже всю жизнь. Да, нервничал, но немножко. Да без этого и нельзя. Тоже подталкивает, вперед гонит.

- Многие лыжники, не только российские, жалуются на самочувствие, говорят, акклиматизация идет в Канаде трудно.

- Непросто. У меня моментами самочувствие было просто неважное. И еще какая-то вялость в мыслях. Но я эту вялость из себя выгнал.

- Каким образом?

- Большое спасибо батюшке. Он к нам в олимпийскую деревню приезжал, благословил. И я почувствовал: все сегодня сложится хорошо. Откидывал все мысли о "серебре" и "бронзе". Победа и только победа. Тяжело было. И что из того. Ведь тяжело всегда. Это ж лыжи. Легко не бывает.

- А если снова вернуться к гонке. Вы обсуждали тактику финала с Панжинским?

- Нет. Но мы подъехали друг к другу, ничего не сказали, но вот так ударились кулаками. Мы - вместе, и идти будем вместе. У нас в планах намечалось по этой гонке три медали.

- И это после того, как за все Игры у нас была-то всего одна.

- А мы страшно хотели. И могли. И Девятьяров мог, и Морилов. Но не все и не всегда получается. По гонке, по финалу тренеры наши предупреждали. Вы должны сразу делать отрыв, иначе, как уже бывало, встанут норвежцы спиной и не прорваться. Я очень рад, что у нас получилось выиграть.

- Вы с Панжинским как - отношения хорошие?

- Конечно. Иначе б вместе здесь в одном номере не жили. Дружеские отношения, взаимопонимание есть, мы не воюем. А если по гонке, то он очень хорошо бежит подъемы...

-...А вы сильны на финишах и спусках...

- Я люблю хорошо вложиться в финиш. И когда Саша пошел вперед, то я пытался за ним удержаться. Ушел бы он, и не догнать. Не ушел, я удержался, успел даже посмотреть назад, а норвежцы - далеко. Не пойму отчего, но они в финале очень сбавили. Хотя обычно как раз к концу добавляют. И тут я точно понял: все будет решаться на последних метрах. Дело техники.

- Говорят, тренеры как-то больше рассчитывали на Панжинского.

- Да? Он сильный парень, и у него большое будущее. Но как и у меня в мои 25.

- Никита, у вас великолепный рывок. Вы его как-то отрабатываете?

- Я бегаю только спринт. Мы отрабатываем, конечно, скоростные моменты. Но специально, чтобы... Нет, рывок, видно, от природы. Знаете, пришел, увидел, победил. Три минуты, и ты уже олимпийский чемпион. Три минуты, и вся жизнь.

- Правда ли говорят, что в Уистлере одолевают анализами на допинг?

- Перед 15 (километрами. - Авт.) коньком (коньковым ходом. - Авт.) волонтеры пришли в номер в 6.15 утра и взяли наших трех человек на допинг. Взяли анализ крови. И я тоже был готов, что сегодня тоже придут с утра. Не пришли. Часы поставил на 7, проснулся в 6. Пошел в туалет, и вдруг - боязнь. Если что, придется мне много пить воды. Но, слава богу, никто не пришел. Но мы сюда за две недели приехали, и за это время, особенно в первые два дня, у нас у всех капитально брали на допинг. Даже однажды на тренировку опоздали. Но предвзятого отношения к сборной России я не видел. И норвежцев, и других тоже мучили.

- Вы еще разок на старт выйдете?

- Я больше здесь не бегу. Но думаю, после такого нашего с Сашей успеха вся российская команда воспрянет духом. Нам нужно продолжить брать "золотые" места. Должны вырваться в тройку лучших олимпийских сборных Ванкувера. А мы что - мы как бы стимул. Выдали свое, и отлично.

Мой снег пахнет "серебром"

Монолог второго призера Александра Панжинского:

- Я ехал сюда сначала с одной мыслью. Надо набраться опыта, понюхать этот олимпийский снег. Но потом вдруг пришло: а сколько у меня еще будет этих Олимпиад? А сколько шансов? Неизвестно. И понял, что сегодняшний шанс - его сегодня и брать, пользоваться - сегодня.

Как-то не выходит из головы, что, выезжая на последнюю прямую, я же был первым. Да, понимал: могу стать олимпийским чемпионом, но не верил. Есть сзади Крюков, который часто, даже очень часто выигрывает как раз на последних метрах, но знаешь, что борьба - до сантиметра. Старался делать все, чтобы выиграть. Может, отсутствие опыта сказалось? Бывало такое, что на соревнованиях падал, и сейчас думал: не упасть, не упасть. Работал над техникой, ошибки исправлял, и сегодня ошибок не было.

Сейчас про себя вспоминаю, все ли правильно сделал? Cтарался сделать отрыв, мое финишное ускорение изначально слабее, чем у Крюкова. Он и выиграл. Но главное - мы тропу проложили. Теперь другим будет легче.

Спорт Олимпийские игры
Добавьте RG.RU 
в избранные источники