Новости

24.02.2010 00:35
Рубрика: Общество

Проигравшие судят

Текст: Андрей Максимов (писатель, член Российской Академии телевидения)

Побеждать - оно, конечно, хорошо, потому что приятно. Победителей какое испытание ждет? Разве что - медными трубами, так кто ж от него отказывался когда? Особенно если иметь в виду, что победителей не судят.

Проигрывать - противно. Потому что с проигравшими оно по-разному бывает: их и судят, и жалеют, а то и просто не замечают. И тогда проигравшие начинают судить сами, для собственного, так сказать, возвеличивания и удовольствия.

Юлия вот Тимошенко. То подаст заявление в суд, то отзовет, то глазами красивыми сверкнет, как бы - и не как бы - говоря: мол, выборы нечестно прошли, давайте все пересчитывать по той причине, что я проиграла. Напомню, что во время выборов Тимошенко была главой правительства, а Янукович - главой вовсе даже оппозиции. Поэтому получается, что Юлия Владимировна говорила, в сущности, следующее: я, премьер-министр, до такой степени не контролирую ситуацию в стране, что оппозиция может запросто нарушать закон о выборах, и я, второй по сути начальник в стране, ничего тут сделать не могу, кроме как в суд подать.

В Англии был такой политик, тоже известный - Уинстон Черчилль. Однажды он заметил: "Если мы хотим сбить человека с ног, то только с одной целью: чтобы он поднялся с земли в лучшем расположении духа". Замечательная мысль! Чудесный рецепт! Казалось бы: упал, улыбнись, поднимись, шагай дальше. Так нет же! Наш человек, если упал, то поднимается с выражением праведного мщения и жестокой обиды на лице.

Кстати, когда в послевоенной Великобритании Черчилль лишился поста премьер-министра, он не стал кричать о несправедливости и о том, что он-де лучше всех, потому что помог своему народу победить фашистского агрессора. Вместо всей этой суеты он занялся литературной работой: написал историю Второй мировой войны, за которую впоследствии был удостоен Нобелевской премии по литературе.

Пример Черчилля не оказался заразительным. Во всяком случае в нашей и близлежащих странах. Проигравший политик всегда вопиет о несправедливости. Мне кажется, было бы неплохо сделать такую книжку-перевертыш: с одной стороны напечатать речи Зюганова, а с другой - речи Жириновского и все на одну тему: выборы в стране были проведены неправильно, и только потому мы проиграли. Зюганов и Жириновский - ветераны российских выборов - проигрывали разным кандидатам, но, если мне не изменяет память, никто из них никогда не сказал: я проиграл потому, что что-то делал неправильно. В их поражениях всегда виноваты другие.

Признавать свои поражения неприятно: потому что даже тому, кто проиграл, хочется сохранить лицо победителя. Но полезно: потому что, только признавая свои поражения, можно отыскать их причины.

Сейчас идут Олимпийские игры в Ванкувере. Олимпийские игры знаете, чем отличаются от беспроигрышной лотереи? Тем, что в лотерею выигрывают все, а на Олимпийских играх кто-нибудь проигрывает. Вот ведь невезуха какая: обязательно кто-нибудь проигрывает.

Когда стали проигрывать наши биатлонисты, выяснялось, что во всем виновата погода. Можно было подумать, что мы к погоде как-то посильней, чем остальные восприимчивы. Потом случилась практически национальная трагедия: Евгений Плющенко проиграл. То есть он не то чтобы проиграл, а не до конца выиграл: серебряная медаль Олимпийских игр - это ведь огромное достижение! Но нам хотелось золота. И справедливо хотелось: Плющенко - великий фигурист. Не получилось.

Кто виноват? Плющенко? Не может быть, он наше все. Судьи виноваты. Конечно, а как же! Потому что Плющенко и его тренер убеждены, что за четверной прыжок надо давать "золото", а судьи думают иначе. Вывод? Судьи не правы, какой еще может быть вывод?

Плющенко катался хорошо. Но и Лайсачек катался неплохо. У Лайсачека, конечно, есть огромный недостаток: он - американец. В отличие от Плющенко, который наш. Поэтому понятно, что мы - на стороне Плющенко. Тем более что сваливать на судей все и всегда - это есть наша национальная забава. Это в других странах наивно полагают, что судьи созданы для того, чтобы судить. Мы-то знаем: главная задача судей - подсуживать нашему сопернику.

Апелляцию мы давать не стали. Правда, Плющенко грозится подать, ну хочется Евгению объяснить судьям, как надо судить правильно, чтобы фигурное катание развивалось куда надо. Честно говоря, я болел за Женю очень сильно. Я мечтал послушать гимн нашей страны и посмотреть, как флаг российский взмывает вверх... Ну не вышло. Никто ведь не возьмется осуждать за это Плющенко. Никто. Осудить за свои ошибки он мог бы себя сам, но в отличие от судей он этих ошибок не заметил.

Когда дела на Олимпиаде у нашей команды не задались, тут же все стали ругать наше спортивное руководство, депутаты пригрозили им отставкой. Руководство стало оправдываться, само собой. Ну не ругать же самих себя за неудачи.

Теперь чего будет? Если дела пойдут плохо, если - не приведи Господи - еще и хоккеисты не победят, тогда спортивных чиновников вызовут на правительственный час, а они будут искать виноватых в лице Господа Бога (погода), удачи (отвернулась), разного рода кризисов (не хватило денег) и пр. И чего? В связи с этими "разборками" мы в родном Сочи выступим лучше? Почему? Нет, если мне, как болельщику, объяснят - почему? - это один разговор. Но боюсь, что в случае неудачи нашей сборной как всегда назначат "стрелочников". Но от того, что меняют стрелочников, паровозы, как известно, лучше ходить не начинают.

В политике ли, в спорте, да везде когда человек говорит: "Виноват я", - есть шанс, что в будущем он исправит какие-то ошибки. Когда он говорит: "Виноваты другие", - есть шанс, что его пожалеют. Почувствовали разницу?

Наш дуатлонист Александр Легков проиграл. Он тащил на себе всю гонку, никто из товарищей не стал его поддерживать. Он устал перед финишем. Он пришел четвертым, упустив свою олимпийскую медаль. Я дал бы все на свете ТЭФИ журналисту и оператору канала "Россия 2", которые брали у Легкова интервью после финиша. Оператор держал один план. Долго. Несколько минут. Журналист молча дер жал микрофон. Легков плакал. Он старался сдержать слезы и не мог. Он старался что-то говорить, и у него не получалось. Это было настоящее телевидение, которое может сделать нас свидетелями подлинной трагедии.

А потом Легков собрался и сказал, что очень старался, очень хотел, но у него не получилось. Он ни на кого не кивал. Он не искал оправданий. Перед нами был мужик, который отдал борьбе все. Даром что у него не было медали, но вся страна в этот момент поняла: он - победитель.

Победителей не судят. Проигравших - сколько угодно. Красиво и достойно, когда проигравшие судят себя. Неприятно и неправильно, когда они судят всех, кроме себя. Неприятно и неправильно в политике. В спорте. В жизни. Везде.