Новости

25.02.2010 00:40
Рубрика: Власть

Закон не местного значения

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Члены Президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский и председатель Московской городской Думы Владимир Платонов обсудили, кто и как должен участвовать в законотворческой работе.

Инициатива по согласию

Михаил Барщевский: Скажи, пожалуйста, а сколько лет ты уже возглавляешь Мосгордуму?

Владимир Платонов: 11 июля 2009 года было 15 лет.

Барщевский: Я как-то спросил председателя Комитета Госдумы и председателя нашей с тобой Ассоциации юристов Павла Крашенинникова, почему так мало принимается законов по инициативе субъектов Федерации. А он мне привел в пример Мосгордуму, которая не злоупотребляет правом законодательной инициативы. Он отметил, что в отличие от большинства других законопроекты, предлагаемые Мосгордумой, юридически хорошо проработаны, не носят популистского характера. А ты удовлетворен тем, как Госдума рассматривает инициативы Мосгордумы?

Платонов: Нет. Думаю, что существующая система несовершенна. Сегодня большое количество законодательных инициатив поступает от субъектов Федерации. И многие из них в Госдуме отклоняются. Происходит это и потому, что каждый регион по-своему видит решение возникшей проблемы. В свою очередь Госдума представляет интересы всего федеративного государства. И не всегда эти интересы совпадают. Такой конфликт интересов сторон можно и нужно упразднить. Возможно, решение стоит искать, вспомнив советское законодательство. Была комиссия законодательных предположений в Верховном Совете СССР и в Верховных Советах республик. Они занимались подготовкой и предварительным рассмотрением законопроектов. Так вырабатывалась единая позиция по законодательной инициативе. Думаю, нам надо взять это на вооружение.

Барщевский: Как ты считаешь, если бы не было федеральных законов, ограничивающих региональное законодательство, московское законодательство было бы лучше?

Платонов: Оно было бы ближе к московским реалиям и поэтому лучше для Москвы. Но я прекрасно понимаю, что в федеративном государстве многие вопросы не могут решаться только в интересах субъекта Федерации. В то же время, нельзя под одну гребенку уравнивать все регионы, они же все разные. Я активный сторонник системы договоров. Ее противники утверждают, что договоры наносят вред, делают субъекты неравными. Но я придерживаюсь другой точки зрения.

Барщевский: Самый яркий пример - это договор федерального центра и Татарстана. На сегодняшний день Татарстан во многих вопросах: жилищном строительстве, развитии спорта, с моей точки зрения, абсолютнейший лидер, не считая Москвы.

Платонов: Я считаю, что государство могло бы нам даже делегировать полномочия из 71-й статьи Конституции. Вообще статьи 71, 72, 73 главы 3 "Федеративное устройство" Конституции РФ со временем претерпит изменения.

Неслучайные кандидаты во власть

Барщевский: Как ты относишься к выборам губернаторов?

Платонов: Мы активно выступали за выборность руководителей исполнительной власти регионов. Однако у федералов хватило сил и голосов переломить эту ситуацию. Правда, у них хватило еще и аргументов. Проработав более шести лет в Совете Федерации, я знаю, что многие люди, которые туда приходили, попадали во власть случайно. А убрать их оттуда было невозможно. Приходилось в течение четырех лет терпеть некомпетентного человека. Я считаю, что сейчас сложилась нормальная, устойчивая система, мы, депутаты, работаем как палата выборщиков. Аппарат президента очень осторожно относится к этой системе, не было ни одного сбоя на выборах, но не потому, что все боятся роспуска, а потому, что кандидатуры подбираются очень тщательно. И когда президент вносит кандидатуру, уже известно, что она будет поддержана большинством.

Барщевский: А как ты относишься к выборам участковых из кандидатов, предлагаемых начальником ГУВД?

Платонов: До революции конкурс на надзирателя в Бутырской тюрьме был 100 человек на место. Когда мы сделаем работу сотрудника милиции такой привлекательной, то, наверное, можно и выбирать. А сейчас это будет профанация.

Барщевский: Расскажи, что ты окончил, кем успел поработать?

Платонов: В 1972 году я в МВТУ не добрал полбалла, поступил на вечерний в МАТИ имени Циолковского и пошел на завод. Три года проработал электромонтажником, досрочно сдал экзамен и пошел служить в армию - в те времена было неприлично, если ты здоров, не пройти армию. После службы поступил в Университет дружбы народов на юридический факультет. В университете был командиром ДНД и даже единственным из студентов членом парткома. На распределении мне предлагали идти работать в райком партии, но я выбрал прокуратуру. С 1983 года прошел путь от стажера до заместителя прокурора Москворецкого района. 1 августа 1991 года написал рапорт об увольнении по собственному желанию

Барщевский: Почему ты ушел?

Платонов: Когда я работал следователем, я был предельно самостоятельным процессуально. Никто не мог влиять на меня - был не вправе. А когда я стал зампрокурора, от меня потребовали совершенно другого - показателей, стали серьезно выкручивать руки. Я не захотел тратить на это энергию и здоровье, написал рапорт и ушел на "вольные хлеба", работать юрисконсультом. В начале 1993 года я как юрист участвовал в подготовке документов движения "Выбор России". В том же году один из руководителей движения Сергей Юшенков рекомендовал включить меня в список кандидатов в Московскую городскую Думу от "Выбора России". А 12 декабря 1993 года я впервые выиграл выборы и стал депутатом.

Барщевский: А ты не считаешь, что понятие национальности в России - это несколько придуманная вещь?

Платонов: Я даже знаю кем. Большевиками. Я видел паспорт своего прадеда, в нем было указано только вероисповедание, он был православный.

Барщевский: В любой цивилизованной стране мира существует понятие вероисповедания и гражданства.

Платонов: Я сейчас работаю над докторской диссертацией по федерализму и хорошо изучил затронутый вопрос. В свое время у большевиков было мнение, что федерация должна образовываться по национальному признаку.

Детство без сиротства

Барщевский: Какими ты видишь перспективы Московского отделения Ассоциации юристов России? Станет ли эта организация влиятельной настолько, чтобы к ней прислушалась Мосгордума, правительство Москвы, московский прокурор?

Платонов: Будучи работником прокуратуры Союза ССР, я, наверное, автоматически вступил в Союз юристов. Я относился к этому формально, числился и числился. А вот осознанно я начал активно участвовать в работе московской организации, когда стал юристом-одиночкой. Люди любых профессий должны объединяться с целью защиты своих интересов, а особенно юристы. Потому что их объединяет профессия, которая учит защищать людей и чтить закон. Они разделены ведомственными барьерами: у адвокатов - одни интересы, у прокуроров - другие. А эта общественная организация впервые по-настоящему объединила всех нас. Для себя я ставлю задачу сделать, как в США. Я сдержанно отношусь к этому государству, но у них есть что брать на вооружение, - это сила и влияние их ассоциации юристов. Ни один законопроект там не рассматривается без ее заключения. Президент после обращения к конгрессу едет на встречу с юридическим сообществом. Считаю, что мы можем и должны добиться такого же отношения. Я предложил сделать Ассоциацию юристов субъектом законодательной инициативы и встретил противодействие. Жаль. Сейчас мы активно привлекаем специалистов из Ассоциации юристов Москвы для подготовки заключений на законопроекты. Многие законы у нас готовят специалисты ассоциации, которых мы специально нанимаем.

Барщевский: Представь себе, что на полчаса ты - президент России. Три указа, которые ты подпишешь?

Платонов: Первое - мы должны приложить все усилия к тому, чтобы государство, а это его законы, службы, чиновники, должны работать только в интересах граждан. Второе - это указ об активном противостоянии теневой экономике, с ней государству бороться труднее всего. Только мы умудряемся выживать при такой теневой экономике. Обычно государство начинает разрушаться, когда теневой оборот превышает 10 процентов.

Барщевский: Хочу уточнить. Есть два способа реализации твоего второго указа. Первый - сажать и не пущать при помощи ОБХСС тире УБЭП. И второй - создание условий для легализации теневой экономики.

Платонов: Я считаю, что необходимо именно создание условий. А способ - это экономическая амнистия для тех людей, которые показывают все имеющиеся у них сбережения, выплачивают с этого процент и начинают жить честно, а их деньги становятся легальными.

Барщевский: И третий указ?

Платонов: Немедленное уничтожение системы детских домов. Создание условий, чтобы люди могли спокойно брать детей на воспитание в семьи. Если поделить деньги, которые мы сейчас тратим на содержание структуры, аппарата, имущества детских домов, на каждого ребенка, то получится огромная сумма.

Московская городская Дума: 127994, Москва,
ул. Петровка, д. 22
Телефоны справочной службы: (495) 957-0330,
(495) 624-6227
Email: spravka@duma.mos.ru

Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Внутренняя политика Москва Московская городская дума Проект "Юридическая неделя"