Новости

Павел Крашенинников: Под амнистию ко Дню Победы попадут 300 тысяч человек

В будущем году в стране могут появиться специальные исправительные центры, где неопасные преступники смогут искупить трудом вину перед обществом.

А срок в следственном изоляторе будет засчитываться в общее наказание по льготному коэффициенту. Допустим, если человека осудили на колонию-поселение, то день в СИЗО ему зачтут за два. В обычной же колонии счет пойдет день за полтора.

Вчера эти новости прозвучали на заседании президиума Ассоциации юристов России, посвященном реформе тюремной системы. Общая идея такова: наказание должно быть гуманным, но неотвратимым. В смысле, преступника сначала надо обязательно поймать (это даже не обсуждается), а потом - поступить с ним по-человечески. То есть дать шанс исправиться.

Для этого планируется расширять альтернативные наказания и не сажать в следственные изоляторы всех подряд. Как сообщил вчера директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, начиная с 2011 года планируется ввести совершенно новый вид наказания: принудительные работы. Чем-то это будет напоминать хорошо забытое старое, а говоря конкретно - "химию" советских времен.

По проекту, подобное наказание появится в восьмидесяти статьях Уголовного кодекса. Рассчитывать на работу вместо зоны смогут люди, совершившие нетяжкие преступления.

А трудиться они будут в специальных исправительных центрах. Там не предусмотрено ни вышек, ни часовых. Жить осужденные станут в обычных общежитиях, но под присмотром граждан начальников.

На первых порах планируется создать семь-восемь таких центров в разных регионах страны. Обсуждается также вариант, что "рабочие поселки" осужденных появятся рядом с большими стройками современности. Таких сейчас немало. В советское время их назвали бы стройками века. Сегодня говорят - масштабные инвестиционные проекты.

Еще одно гуманное наказание появилось в новом году. Это ограничение свободы. По данным ФСИН, к нему уже приговорены около сотни человек по всей стране. Пока их контролируют, так сказать, дедовскими методами: заставляют регулярно отмечаться и навещают с проверками. Но в четырех регионах уже проходит эксперимент с применением отечественных электронных браслетов.

А воспитательные колонии для несовершеннолетних в ходе реформы тюремной системы, по словам Александра Реймера, будут преобразованы в воспитательные центры или воспитательные дома. В свою очередь председатель Ассоциации юристов России Павел Крашенинников сказал, что такие центры не должны быть далеко друг от друга, чтобы осужденного подростка не пришлось увозить далеко от дома. Особенно большая проблема возникает с осужденными девочками: в стране всего две воспитательные колонии для девочек-подростков. Поэтому осужденную малолетку приходится порой везти по этапу через пол-России. Но это не самое страшное. Хуже может быть после освобождения, когда девочке придется возвращаться домой уже без охраны. И опять через всю страну. Надо ли говорить, что по дороге с девочкой может случиться все что угодно.

Также Павел Крашенинников призвал шире применять и альтернативные меры пресечения, в том числе залог и домашний арест. В Госдуму уже внесен законопроект, резко ограничивающий практику досудебного содержания под стражей лиц, не опасных для общества. Но если уж человек арестован, то срок в СИЗО ему засчитают по особому коэффициенту. Соответствующий законопроект уже внесен в Госдуму.

Еще одно перспективное направление - развитие так называемой службы пробации. Это специальная структура, помогающая бывшим осужденным вернуться в нормальное общество и стать по возможности законопослушными людьми. Важно, что заниматься человеком эта служба должна еще до приговора. По словам Павла Крашенинникова, служба пробации может изучать личность подсудимого, насколько он опасен для общества, и готовить свои рекомендации для суда. С учетом этих характеристик люди в мантиях могут принимать решение: отправить ли человека за решетку, или наказать по-иному. При условии, конечно, что вина доказана.

В целом тюрьмы планируется разгрузить, оставив там действительно опасных людей. В этом поможет и амнистия, которую депутаты готовят к 65-летию Победы. По словам Павла Крашенинникова, в ходе амнистии могут быть освобождены сорок - сорок пять тысяч арестантов, а всего под нее попадут около трехсот тысяч человек.

При этом гуманность не означает всепрощение и вседозволенность. Для опасных людей будут созданы жесткие условия. Как уже не раз говорилось, в ходе реформы системы наказаний планируется ввести тюремную систему в самом прямом смысле слова: матерые уголовники, убийцы, маньяки, рецидивисты будут сидеть под замком.

Как сообщил глава ФСИН, уже в ходе первого этапа реформы будут изолированы от основной части осужденных лидеры криминального мира и авторитеты, воры в законе, террористы и экстремисты. По мнению руководителей тюремного ведомства, такие меры позволят разорвать криминальные связи и лишат главарей криминального мира возможности руководить преступными группировками, действующими на свободе.

прямая речь

Павел Крашенинников, председатель Ассоциации юристов России, председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству:

- Реформирование уголовно-исполнительной системы, напомню, началось еще в 1992 году, а в 1998 году был сделан важнейший шаг - система исполнения наказаний переведена в ведомство минюста. С тех пор система стала более открытой. Так что надо не начинать реформирование, а продолжать его, в том числе вместе с реформой других правоохранительных органов.

В системе исполнения наказаний как в зеркале отражаются многие проблемы нашего общества. Диагноз поставить несложно, сложно выписать лекарство, которое могло бы нормализовать работу уголовно-исполнительной системы.

Гуманизация должна базироваться на принципе неотвратимости наказания, а не жестокости. Сотрудники, которые работают с осужденными, должны иметь высшее образование и офицерские звания. Необходимо увеличивать число социальных работников в системе.

АЮР готова участвовать в подборе кадрового персонала, возможно включение в квалификационные комиссии ФСИН представителей АЮР. Один из главных вопросов реформы связан с делением службы на учреждения тюремного типа и колонии. Про колонии все более-менее понятно. Что касается тюрьмы, то наряду с бюджетными проблемами есть проблема, связанная с будущей реабилитацией таких лиц. Чем жестче режим, тем сложнее реабилитация. Если установим тюремный режим 10 лет, 15 лет, эти люди все равно когда-нибудь выйдут на свободу. Уровень рецидивной преступности у них будет большой. Перспективным направлением считаю создание так называемой службы пробации, которая будет способствовать комплексному подходу профилактики и ресоциализации осужденных.

Наша задача не уничтожать оступившихся, а помогать им вернуться в нормальную жизнь.

Последние новости