Новости

09.03.2010 00:50
Рубрика: Власть

Эхо прошедшей войны

Текст: (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике)
Или стратегическая неразбериха

Последний год был богат на события в военно-стратегической сфере. Россия и США вели трудные переговоры по сокращению стратегических наступательных вооружений. Видимо, они вскоре закончатся договором. Потом последует нелегкий период ратификации в США.

Республиканцы в сенате постараются лишить Барака Обаму этого признака успеха в заявленной или в качестве приоритетной разоруженческой сфере. Тем более что, насколько известно, в отличие от предыдущих туров сокращения этих вооружений ни на какие существенные уступки Россия не пошла.

Но не произошло и, видимо, не произойдет никакой "перезагрузки" российско-американских отношений, чему по официальной версии должен был бы содействовать новый договор. Даже в случае его подписания и успешной ратификации можно надеяться лишь на продолжение нормализации российско-американских отношений, на чуть более теплый "холодный мир".

Признаком того, что уровень недоверия продолжает оставаться крайне высоким, стала российская реакция на еще одно событие последних месяцев в военно-стратегической сфере.

Сначала США отказались от планов администрации Буша по размещению в Чехии радара, а на территории Польши десятка противоракет, которые теоретически могли бы быть использованы против стратегических сил России. Эти планы вызывали резкую критику Москвы. Хотя аналогичные ракеты, уже размещенные на Аляске, обладают доказанной неспособностью перехватывать что-нибудь более серьезное, нежели цели, летящие по заранее известной траектории. И были, скорее всего, просто деньгами, выброшенными предыдущей администрацией на ветер во имя ее фанатичной веры в необходимость создания противоракетного щита.

Рациональный Обама и его сверхпрагматичный министр обороны Гейтс прекратили эту забаву не из желания сделать приятное Москве или "перезагрузить" отношения с ней, а просто чтобы не тратить бессмысленно средства.

Но вскоре американская администрация объявила о планах по созданию и развертыванию к 2015 году неких новых противоракет. Они, по предварительным описаниям, явно нацелены на перехват не межконтинентальных ракет стратегического назначения, а ракет средней дальности. Потенциально они могут появиться у Ирана. И формально эти потенциальные противоракеты должны перехватывать эти потенциальные ракеты.

Противоракеты могут быть размещены в Румынии и Болгарии. Слабые и зависимые лидеры этих двух государств уже заявили радостно о готовности разместить эти системы. Хотя и не могут толком знать, на что они дают согласие.

Вдобавок американцы объявили, что к этой новой региональной противоракетной системе будут добавлены базирующиеся на боевых кораблях "Эджис" противоракеты.

Заявления о том, что американцы планируют развернуть новую противоракетную систему в двух странах Юго-Восточной Европы, вызвали в России официальные недоуменные вопросы. Москву не предупредили, несмотря на обещание не предпринимать неожиданных действий.

В полуофициальных же экспертных кругах заговорили о том, что новая система для России гораздо опаснее, нежели планировавшаяся к развертыванию в Польше и Чехии. И это при том, что новые планы существуют пока только на бумаге, шансы на их осуществление смутны. И повторю, у нас нет ракет средней дальности, которые они могли бы перехватывать. И аналогичные противоракеты, уже размещенные в Японии, особенного беспокойства раньше не вызывали. Но американцев все равно обвиняют в коварных планах.

Думаю, значительная часть экспертного сообщества станет еще более подозрительной, когда ознакомится с выпущенным в феврале в открытом варианте министерством обороны США обзорным докладом по противоракетной обороне. В нем, правда, говорится о намерении избавиться от части уж совсем неэффективных из разрабатывавшихся систем ПРО. Туманно предлагается возможность сотрудничества с Россией в области ПРО. Но доклад содержит и ряд заявлений, от неадекватности, а то и просто агрессивной откровенности которых просто дух захватывает. Так, например, в нем записано, что ракетная угроза увеличивается и в количественном, и в качественном выражениях и будет продолжать только нарастать. И это несмотря на огромное сокращение российского ракетного потенциала за последние десятилетия. И уж совсем ахаешь, когда среди ракетных угроз США называются усилия других государств по увеличению защищенности их ракет от упреждающего удара. А у нас-то критиковали секретаря Совета безопасности России за то, что он поставил вопрос о возможной целесообразности принятия на вооружение концепции упреждающего удара. А американцы, присоединявшиеся к этой критике, по-простому пишут о том, что у них упреждающий удар является частью их политики.

Я не буду и дальше удручать читателя техническими деталями или пугать его странненькими заявлениями Пентагона. Тем более что доклад, как и объявленные планы, полагаю, пока немногого стоят. Они, скорее всего, направлены на задабривание той части американского политического класса, которая была разъярена отказом администрации Обамы от развертывания систем стратегической ПРО в Польше и Чехии, и на запугивание северокорейцев и, главное, иранцев, стоящих на пороге получения способности к производству ядерного оружия и испытывающих, по большей части неудачно, ракеты средней дальности. (Непонятно, правда, как Иран можно сдерживать угрозой развертывания системы ПРО. Если какой-либо режим в этой стране или террористы получат ядерное оружие и захотят использовать его в агрессивном варианте, для запугивания, вряд ли они будут ставить заряд на ракеты. Гораздо легче попытаться доставить его, например, в какой-нибудь порт на борту судна).

Но странностей в последних военно-стратегических новациях и без того накапливается много. Продолжу их описание.

Для того чтобы подсластить Польше весьма унизительный отказ от размещения на ее территории системы ПРО после долгих лет увещеваний Варшавы проявить солидарность с американским "старшим братом", ей была обещана поставка нескольких систем противовоздушной и противоракетной обороны прошлого поколения "Пэтриот". Их поляки требовали для защиты (заведомо неэффективной) против ракет "Искандер", которые Россия обещала разместить в Калининградской области в ответ на развертывание элементов стратегической ПРО в Польше. Теперь ПРО не будет. "Искандеров" тоже. Зато "Патриоты" собираются поставлять. Для чего - неизвестно.

Дальше - больше. В начале февраля министры иностранных дел Польши и Швеции Р. Сикорский и К. Бильдт опубликовали статью, в которой, в частности, призвали Россию вывести т.н. тактическое ядерное оружие из прилежащих к ЕС регионов, в том числе из Калининградской области. В которой его нет.

Оно могло бы быть размещено на "Искандерах", которых теперь не будет. Кроме того, два министра предложили начать переговоры об уничтожении тактического ядерного оружия или вывода его из Европы. Для России, надо думать, в Азию, для улучшения отношений с великим китайским соседом. Еще до публикации статьи ликвидировать все ядерное оружие в Европе, в том числе вывести оставшиеся двести американских ядерных бомб, размещенных в четырех европейских странах и Турции, призвала пришедшая к власти в Германии коалиция - партий христианских демократов и свободных демократов. Последние - идеологические противники ядерной энергии в любом виде и выступают за сокращение немецкого присутствия в Афганистане. Для того чтобы не допустить последнего, да и убыстрения крайне невыгодного для Германии вывода из эксплуатации оставшихся атомных электростанций, ублаготворить партнеров по коалиции в поддержку вывода оставшегося ядерного оружия в Европе выступила и А. Меркель.

В ответ западные стратеги обеспокоились перспективой дальнейшего военно-политического разъединения Европы и США и вероятностью того, что "новые европейцы" в ответ на ослабление ядерной поддержки со стороны США потребуют усиления обычных сил и выдвижения их к рубежам России. Вполне логичное предположение, если исходить из той уродливой логики, в рамках которой продолжает вестись вся стратегическая дискуссия.

Чтобы избежать таких сценариев, предлагается немедля начать процесс переговоров с Россией по сокращению и ликвидации тактических ядерных вооружений. При этом тут же указывается, что у США таких боезарядов сильно меньше, чем у России. У США по разным данным - 1200, из них 500 - в состоянии боеготовности. 200 из последних - в Европе. У России, по неофициальным данным (официальных мы привычно не предоставляем), таких боезарядов - 5400. 2000 - в состоянии боеготовности. Большая часть из них - в Европе.

Нетрудно предположить, во что выльются такие "разоруженческие" переговоры. Будет обнаружен "тактический ядерный разрыв" в пользу России, посыпятся обвинения в ее адрес в устаревшем мышлении в лучшем случае, в агрессивности - в худшем. И такие обвинения уже появились, как и требования односторонних сокращений до равных уровней или до нуля. Или пропорциональных - скажем вдвое. Россия сокращает тысячу. Американцы - сто. Но зато американцы сохранят хоть сотню боезарядов, им заведомо в Европе в военном отношении не нужных. России же значительная часть этих боеприпасов, видимо, нужна. И для политически реалистического сдерживания внеевропейских угроз. И для психологической компенсации численного превосходства обычных сил НАТО в Европе. Тем более что НАТО один раз уже показало, как она может обходиться с беззащитными - отбомбив Югославию. А затем США с частью союзников напали на Ирак. Доказав, что без их сдерживания даже самые миролюбивые и оборонительные союзы демократий могут деградировать в агрессивные.

Если формальные переговоры о сокращении тактических ядерных вооружений начнутся, будет открыт еще один "ящик Пандоры", из которого предсказуемо полезут новые угрозы, пусть и фиктивные. Но они осложнят и без того запутанную ситуацию, оживят призраки прошлого.

А они и так резво бегают по Европе в виде бодрых и ухоженных отставных старичков, стремящихся вернуть свою политическую молодость и видящих угрозу со стороны России, то в Арктике, и требующих "арктической НАТО", то в энергетике, и требующих "энергетической НАТО". То не признающих очевидного - нападения Грузии в Южной Осетии и обвиняющих Россию в агрессии и аннексии, и требующих возобновления ее военного сдерживания, как в старые для этих старичков добрые времена. Тем более что НАТО лихорадочно ищет новую официальную доктрину. Заменявшее ее в прошедшие 15 лет расширение союза нарвалось на военное российское "нет". А попытки придать ему роль глобального полицейского уверенно терпят поражение в Афганистане.

Впрочем, таких, правда, чуть менее ухоженных старичков немало и у нас. И у нас они находят поддержку у значительной части молодежи, боящейся из-за своей некомпетентности и неконкурентоспособности сближения с Западом. И желающей, наоборот, продолжать безудержно воровать, не обращая внимания на принятые там нормы относительного приличия.

Влиятельная часть российского экспертного сообщества выступает за то, чтобы возобновить переговоры о сокращении вооруженных сил и вооружений в Европе. К чему призывают и их западные коллеги. И это при том что в прошлом такие переговоры реально привели лишь к нагнетанию взаимных страхов, созданию абсолютно искусственного и вредного понятия баланса (равенства) сил в Европе и в подрегионах. Он противоречил любой военной политической, исторической логике, но зато создавал и воспроизводил ощущение военной угрозы. Если подобные переговоры будут возобновлены, то нетрудно предвидеть, что будет открыт еще один "ящик Пандоры". В России закричат о многократном превосходстве НАТО в области сил общего назначения и потребуют свертывания военной реформы, переориентирующей вооруженные силы с противостояния НАТО в Европе на получение возможности гибкого реагирования на любые типы угроз. И это при том что НАТО обладает доказанной неспособностью вести крупные вооруженные конфликты, политически проиграло войну в Ираке и проигрывает в Афганистане. И угрожает России лишь самим фактом своего расширения, уже приведшего к военному конфликту в Южной Осетии.

А в соседних микроскопических государствах типа Грузии или стран Балтии "увидят" гигантское превосходство России над ними и потребуют контрмер.

В результате мощно усилится и так уже наметившаяся тенденция к ремилитаризации европейской политики.

Запутывает стратегическую картинку и выпущенное в начале февраля новое издание военной доктрины РФ. При всем моем гигантском уважении к экспертам, ее написавшим, она оставляет весьма странное впечатление.

И не из-за якобы агрессивности ее ядерной части. Она даже мягче, чем в предыдущем варианте доктрины. А из-за ее неконкретности, с местами, просто нечитаемыми противоречиями. И главное - из-за ее почти полного расхождения с реальной реформой, происходящей в Вооруженных силах, т.е. расхождения между официальной теорией (доктриной) и официальной же практикой.

Представляю, что могут думать после прочтения этого документа наши партнеры и оппоненты.

И последний, но очень яркий элемент в той по необходимости неполной и эклектичной картине стратегических мечтаний и беспорядка, которая складывается в последние месяцы и которую я пытаюсь описать.

Почти ровно три года тому назад четыре выдающихся мыслителя и практика американской внешней политики, бывшие госсекретари Г. Киссинджер и Дж. Шульц, бывший председатель комитета сената по вооруженным силам С. Нанн и бывший министр обороны У. Перри, опубликовали статью с призывом поставить конкретную цель освобождения мира от ядерного оружия и развернуть массовое движение в поддержку "ядерного нуля".

У многих этот призыв вызвал ехидную усмешку: американцы призывают к "ядерному нулю", чтобы сделать мир абсолютно уязвимым в отношении американского превосходства в области вооруженных сил общего назначения. У меня призыв вызвал уважение. Зная этих людей, я уверен, что они не мыслили столь примитивно. Ради того, чтобы попытаться избавить мир и своих последователей на высших должностях от ужасающей моральной дилеммы - угрожать уничтожением миллионов, чтобы предотвратить войну и уничтожить эти миллионы, если война развязана; чтобы остановить сползание мира к распространению ядерного оружия, эти интеллектуалы и политики рискнули на старости лет своей репутацией. Всю жизнь они служили укреплению ядерного сдерживания, а для этого ядерного потенциала США. А теперь призвали отказаться от самой опоры на ядерное сдерживание, как от аморальной и ненадежной.

Движение за полное ядерное разоружение было развернуто. Каюсь, я но просьбе очень уважаемых коллег подписал призыв к "ядерному нулю". Хотя уверен, что ядерное оружие спасло мир от "третьей мировой" в годы войны "холодной". Спасает, хотя все менее надежно, и сейчас, когда мир из-за сногсшибательно быстрого изменения в соотношении сил, падения международной управляемости, сумятицы в умах находится едва ли не в худшей ситуации, чем в августе 1914 г., перед развязыванием Первой мировой. Повторю: уверен, что человечеству, теряющему веру в Бога и не верящему больше в ад, необходим "Дамоклов меч" ядерного уничтожения, чтобы не устроить ад на Земле. Какой оно регулярно устраивало себе на протяжении всей своей истории. Хотя и признаю нечеловеческую аморальность ядерного оружия.

Движение к миру без ядерного оружия, к "нулю" провозгласил официальной целью американской политики президент Б. Обама. Его поддержали многие другие лидеры. В том числе президент и премьер-министр России.

И вот через три года после первой статьи та же четверка в январе 2010 года опубликовала новую статью. Формально не отказываясь от лозунга "ядерного нуля", они призвали увеличить ассигнования на укрепление надежности и эффективности ядерного арсенала США, на обновление его инфраструктуры.

Не имел возможности переговорить ни с кем из этих уважаемых старших коллег. Но вижу две причины появления нового призыва. Во-первых, беспокойство из-за недофинансирования ядерного арсенала США в последние годы и падения его эффективности. Во-вторых, понимание, что джин распространения выпущен из бутылки. И что никто реально от ядерного оружия отказываться не собирается. А американское неядерное превосходство после двух политических поражений в Ираке и Афганистане больше не убеждает и не пугает. И США придется продолжать сохранять, если, не модифицируя, увеличивать опору на ядерное сдерживание. Или устрашение, если применять терминологию из старых времен.

Вскоре после публикации новой статьи "четырех" об увеличении ассигнования на поддержание и модернизацию американского ядерного потенциала официально заявил вице-президент США Дж. Байден, которому в нынешней администрации отведена роль глашатая неприятных новостей.

В целом не может не сложиться впечатление, что с играми с "ядерным нулем" заканчивают. И теперь дебаты вокруг этого лозунга будут казаться вдвойне лицемерными.

Какие выводы могу я предложить читателю из той фантастически противоречивой мозаики, которую я попытался сложить?

Во-первых, мировые стратегические игроки, в том числе главный из них - США - все больше запутываются, мечутся, теряют прошлые ориентиры. Но не находят новых. Поэтому не надо видеть за каждым, часто судорожным движением угрозу. Какую многие из нас, похоже, уже увидели в достаточно эфемерных планах по созданию и развертыванию в условных Румынии и Болгарии, планирующихся к созданию американских систем региональной ПРО.

Во-вторых, старые подходы времен "холодной войны" не только не умерли, но и, к сожалению, имеют тенденцию к оживлению. Происходит это в значительной степени потому, что в послехолодновойновый период не удалось преодолеть ее наследия.

"Холодная война" осталась неоконченной. Европа разделенной. И эта неоконченность дает ядовитые всходы. Она чуть было не привела к фарсовому повторению "холодной войны" осенью 2008 года. Ситуация притушена, но кардинально не улучшена.

Это, в-третьих, требует удвоения усилий по преодолению наследия "холодной войны" в Европе. С помощью ли нового договора по евробезопасности, серии ли договоров, вступления ли России в НАТО и коренной трансформации, таким образом, этой организации.

В-четвертых, время было упущено, распространение ядерного оружия началось. Его получили Индия, Пакистан, Северная Корея и остались безнаказанными. А до того Израиль. А неспровоцированные нападения на Югославию и Ирак заставляют любое рациональное государство, находящееся в сложном геополитическом положении и имеющее финансовые возможности, стремиться к обладанию ядерным оружием. Вопрос в том, как регулировать и ограничивать этот процесс.

В-пятых, существует реальная опасность, что для окончания "холодной войны" будут применены те же инструменты, которые эффективно использовались для ее продления и даже разжигания. Например, многие типы т.н. разоруженческих переговоров.

Особенно стоит избегать возобновления переговоров по сокращению обычных вооруженных сил и вооружений в Европе и начала переговоров по тактическим ядерным вооружениям. Если их надо сокращать, делать это лучше с помощью односторонних шагов, других мер по укреплению доверия. Нельзя открывать разоруженческие "ящики Пандоры".

В-шестых, в условиях нарастающей непредсказуемости мировой военно-политической ситуации нужно ускоренно продолжать реформирование вооруженных сил общего назначения в направлении их качественного совершенствования, повышения мобильности, гибкости, готовности к реакции на любые угрозы. И главное - создание условий для улучшения человеческого капитала Вооруженных сил. И не дай бог нам попятиться назад, увеличить сроки службы призывников, политически и психологически свернуть таким образом реформу и надежды на создание эффективных сил общего назначения. А к такому продлению срока службы начали призывать на днях некоторые высокопоставленные деятели и эксперты.

В-седьмых, для предотвращения больших конфликтов, сдерживания новых распространителей, сдерживания гонки обычных вооружений в попытке достичь в них превосходства, для сдерживания гонки вооружений в области противоракетной обороны, чтобы сделать ее бессмысленной. Наконец, для сохранения своего политического статуса в условиях почти неизбежного периода относительного ослабления российских экономических позиций из-за провала модернизации общества и экономики в последние годы Россия вынуждена будет увеличить опору на ядерное оружие в своей военно-политической стратегии. А для этого необходима, прямо скажем, ударная модернизация ядерного потенциала при возможном сокращении его тактического компонента.

При этом, разумеется, в-восьмых, нужно постоянно искать возможности обеспечения безопасности совместными усилиями, прежде всего с США, даже создания военно-политического союза с ними. Пока, правда, реальной американской готовности к совместным усилиям я не вижу даже у суперпрогрессивной по американским стандартам администрации Б. Обамы. Но пытаться надо. Равно как и стремиться к согласованным действиям с Китаем - третьим, пока по большей части молчащим игроком на международной военно-политической сцене. Которая, к сожалению, похоже, начинает возвращать себе часть своей прежней важности для международной повестки дня.

Последние новости