Новости

11.03.2010 00:30
Рубрика: В мире

Б-52: Говорим по-русски

Летчикам ВВС США будут доплачивать за знание русского и чеченского

Пилоты, техники и другие служащие американских ВВС могут получать прибавку до 1000 долларов в месяц, если обучатся иностранным языкам. Среди крайне важных - русский.

Об этом рассказал в журнале "Эйр форс таймс" подполковник Пол Валенсуэла, отвечающий за программы языковой и страноведческой подготовки в авиации. Раньше доплачивали только тем, кто был обязан знать иностранный язык по роду службы. Теперь же на надбавку могут рассчитывать все желающие.

ВВС и обучит, и примет экзамен. Он состоит из трех элементов: понимание на слух, чтение и разговор. Для того чтобы получить надбавку, достаточно получить удовлетворительные оценки по двум позициям. И потекут деньги - в среднем 500 долларов в месяц, в зависимости от языка и уровня знаний. А если вы прилично знаете два языка, то получите максимальную сумму - 1000 долларов в месяц. Раз в год надо подтверждать знания и сдавать экзамен.

Подполковник Валенсуэла говорит, что сейчас языковую надбавку получают примерно 4300 человек. Теперь, когда дело поставят на широкую ногу, к ним присоединятся еще примерно 13 тысяч. Чтобы привить вкус к иностранным языкам слушателям военных училищ, для них ввели специальный бонус: запишись на языковые курсы и будешь получать 3000 долларов в год. Валенсуэла рассчитывает, что осенью на курсы придут примерно 1100 слушателей.

Учить можно не все языки, а только те, которые значатся в списке ВВС.

Но выбор велик, потому что значится в нем примерно сотня языков, включая совсем малоизвестные и экзотические. Они разбиты на три категории: "крайне важные", "необходимые в потенциальных кризисных ситуациях" и "другие". В число крайне важных вошли, в частности, русский, китайский с тремя диалектами, арабский с пятью диалектами, шесть языков Индии, урду французский, корейский, португальский, турецкий, туркменский.

На случай кризисов могут понадобиться в том числе грузинский, азербайджанский, казахский, узбекский, сербохорватский, иврит, чешский, вьетнамский, пять африканских, два курдских, пять языков Филиппин.

Среди многочисленных "других" значатся языки бывших советских республик плюс чеченский.

Валенсуэла резонно замечает, что обучение языкам - это не прихоть, а необходимость: "Речь идет о человеческом аспекте нашей службы за рубежом. Чтобы добиться успеха, очень важно понимать обычаи и культуру этих людей и говорить на их языке".

Как это было

Когда-то давно мне довелось побывать в Академии ВВС США в Колорадо-Спрингсе. Нельзя сказать, что двери академии были раскрыты настежь. Но в том, что преподавание русского языка там действительно на высоте, я убедился на своем опыте.

Сборная, тогда еще СССР, по водному поло за год до московской Олимпиады-80 несколько недель жила в Олимпийском тренировочном центре США. Как-то после тренировки, когда наши уставшие богатыри разлеглись на зеленой лужайке, к нам подошел сухощавый офицер в пилотке. Его русский язык был просто образцовым. Поболтали о том о сем, и вдруг офицер, как выяснилось, родом из Прибалтики, пригласил нас заскочить в Академию ВВС.

Мы согласились. Офицер провел нечто вроде короткой экскурсии. Мы познакомились со слушателями, правда, говорившими по-русски хуже своего преподавателя. Но говорили-то будущие американские летчики. Оказалось, что некоторым из них наш новый знакомый читает специальные курсы. В них в ту пору был включен набор слов, необходимых для налаживания контактов при попадании на чужую территорию. Интересно, что попали мы случайно, а может, и нет, на урок выживания. Несколько парней-курсантов бултыхались в бассейне, пытаясь вытолкнуть на бортик тяжеленную куклу. Никак не удавалось. Но вот что любопытно: завидев нас, некоторые попытались перейти на русский. И наше "давай, давай!" под сводами бассейна зазвучало довольно уверенно.

А как у нас?

Знание иностранных языков в нашей армии всегда приветствовалось, но доплата за лингвистические способности была и остается привилегией избранных.

Обычным офицерам, изучавшим военную терминологию зарубежья в училищах и академиях, такие выплаты не положены. По приказу министра обороны их назначают только профессиональным "толмачам", стоящим на соответствующих должностях. В частности, армейским переводчикам, спецпропагандистам, спецам военной разведки. То есть людям, ежедневно работающим с чужим письмом и речью. Как только они меняют сферу деятельности, лингвистические доплаты сразу прекращаются.

Размер таких выплат в Вооруженных силах не слишком велик. Досконально освоившим европейские языки положена 10-процентная прибавка к должностному окладу. Экспертам по восточным наречиям - 20 процентов. Эта же ставка считается в армии максимальной. То есть человеку, одинаково хорошо владеющему английским, французским и, к примеру, дари, все равно больше не заплатят. Зато каждый специалист обязан ежегодно подтверждать свою квалификацию на экзамене в Военном университете - единственном на сегодня армейском вузе, где готовят профессиональных офицеров- переводчиков.

Вообще военные давно и успешно используют в своих целях чужие и особенно редкие наречия. Скажем, во время Второй мировой войны американцы, чтобы максимально обезопасить переговоры, назначали радистами индейцев навахо. Те передавали друг другу команды на своем языке и сводили на нет радиоперехваты, которые организовывали японцы. Этот реальный факт позже лег в основу известного голливудского боевика.

Нечто подобное применяли наши военнослужащие в Афганистане. Известны случаи, когда засекреченный диалог командиры вели с помощью солдат из Армении, Грузии и других республик.

Но, пожалуй, самую громкую "лингвистическую" победу одержали несколько лет назад два российских летчика на Дальнем Востоке. Официально о ней, конечно, никто не объявлял. Но, судя по рассказам авиаторов, события развивались следующим образом. Командованию воздушной армии приказали вскрыть систему ПВО американского авианосца. Как правило, это делается при облете корабля - частоты его радаров фиксирует разведывательная аппаратура самолетов, и полученные таким образом данные позволяют судить о противовоздушной системе морского объекта. Этот метод универсален, и американцы сами неоднократно его применяли.

Единственный способ избежать утечки информации - вовремя отогнать незваных гостей. И что же придумало наше командование? На задание послали двух летчиков-татар. Причем вести переговоры им велели на родном языке. Перехваченный еще на подлете к кораблю непонятный диалог пилотов привел американцев в растерянность. Ничего подобного они от русских никогда не слышали. Это короткое замешательство в итоге помогло летчикам выполнить приказ.

В мире США