Новости

12.03.2010 00:10
Рубрика: Спорт

На в Дохе

Сборная России по легкой атлетике едет в Катар побеждать

Сегодня в Дохе стартует чемпионат мира по легкой атлетике в закрытых помещениях. Это первое крупное спортивное мероприятие после олимпийского марафона в Ванкувере.

На Играх-2010 вся сборная России завоевала 15 наград различного достоинства: три золотых, пять серебряных и семь бронзовых. На чемпионате мира в Дохе только легкоатлетическая команда планирует взять десять медалей: четыре-три-три. В СМИ выступление россиян в Катаре анонсировалось не иначе как "матч-реванш". Однако президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) Валентин Балахничев, который побывал в гостях у "РГ" накануне отъезда в Доху, настоятельно попросил такие разговоры пресечь.

Российская газета: Валентин Васильевич, многие выпуски новостей, статьи в газетах и интернет-изданиях начинались одинаково: на зимнем чемпионате мира по легкой атлетике, где наши позиции традиционно сильны, мы должны взять реванш за неудачное выступление сборной на зимних Олимпийских играх. Что сами спортсмены, да и вы как руководитель федерации думаете насчет такой подачи?

Валентин Балахничев: На общем собрании команды я обратил особое внимание на сложившуюся ситуацию. Я несколько раз повторил ребятам, что от них никто ничего не ждет, а они, в свою очередь, никому ничего не должны. Я попытался донести до них, что легкоатлеты не несут ответственности за неудачи сборной команды по зимним видам на Олимпиаде в Ванкувере. "Это не ваша история, - говорил я им. - Ваше дело - сконцентрироваться именно на выступлении в Дохе, добиться успеха на своем поле. Сделать это так, как на чемпионате России - профессионально и четко".

Восхождение на пик

РГ: На национальном первенстве, о котором вы упомянули, спортсмены зарабатывали путевки на чемпионат мира. Во многих видах спорта возникают споры вокруг сроков проведения отбора, так как это напрямую связано с выходом на пик формы. Чемпионат России прошел меньше чем за две недели до мирового смотра. Это оптимальный вариант?

Балахничев: Моя точка зрения такова: надо устраивать отбор как можно ближе к главному старту сезона, оставив время только на восстановление спортсменов, а также на оформление виз и подачу заявки. По такой схеме мы работаем, наверное, последние лет десять. В этом году огромное количество стран пошли по нашему пути.

РГ: А что касается отбора непосредственно - он по-прежнему жесткий? Никому никаких поблажек?

Балахничев: Для общей массы - да. У нас жесткая, но прозрачная формула, с которой соглашаются все. И спортсмен, и его наставник знают регламент, а потому понимают, какие перед ними стоят задачи. Однако тренерский совет оставляет за собой право включить в состав сборной команды таких людей, как Елена Исинбаева, Татьяна Лебедева, Юрий Борзаковский, которым нет необходимости проверять свое состояние и доказывать свои возможности. Хотя требования к этим спортсменам все равно остаются серьезными: сохранение высокого уровня спортивной формы и лидирующей позиции на мировой спортивной арене. То есть мы делаем исключения, только исходя из реальных условий. По такому принципу мы пошли и сейчас. Без отбора в Доху поехали чемпион мира 2009 года в прыжках в высоту Ярослав Рыбаков и Елена Исинбаева.

РГ: Похоже, Исинбаева полностью оправдала ваше доверие. Прямо накануне чемпионата мира она выиграла международный турнир "Звезды шеста" в Донецке. Результат 4,85 метра говорит о ее боевой готовности?

Балахничев: Перед Леной стоит двойная задача, о чем она и сообщила, когда на день заехала в Москву, чтобы улететь в Доху вместе со всей командой. Цель - не только победа на чемпионате мира, но и установление рекорда. Она всегда высоко ставит планку во всех смыслах слова. В том же Донецке, где Исинбаева с Виталием Петровым провели неплохой тренировочный цикл, Лена могла заказать промежуточную высоту - скажем, 4,95, взять ее и показать лучший результат сезона в мире. Но на любых соревнованиях она работает на свой максимум.

РГ: В то же время чемпионат России в прыжках с шестом выиграла Светлана Феофанова с результатом 4,75. На мире она настраивается на 4,85-4,90, а значит, на борьбу с Исинбаевой. Будет соперничество в секторе?

Балахничев: Вы помните историю Берлина? Там несчастье произошло не только с Леной Исинбаевой, но еще с двумя спортсменками. По ходу турнира серьезно травмировались Юлия Голубчикова и Александра Киряшова. Светлана Феофанова в Берлине из-за травмы вообще не выступала. То есть у нас не было спортсмена, который бы страховал Лену Исинбаеву, занимая вторую позицию. В этот раз страховой полис в виде участия очень опытной прыгуньи мы получили. Так что и страховка будет, и соперничество, так как Света действительно готова прыгать в районе 4,80.

Группа в запасе

РГ: Феофанова, слава богу, разобралась с травмами. Но многие наши лидеры пропускают сезон. Расскажите, как дела у Лебедевой, Лукьяненко, Чичеровой, Сильнова?

Балахничев: Таня Лебедева, Андрей Сильнов и Аня Чичерова готовятся к летнему чемпионату Европы в Барселоне. Лебедева решила пропустить зиму, потому что недавно перенесла операцию на ахилловых сухожилиях, которую делает практически ежегодно. Но в этот раз восстановительный процесс прошел не столь гладко и быстро: решила не рисковать и правильно сделала. Сильнов прыгнул 2,25 на "Русской зиме". Его опять что-то беспокоит, но не так сильно, как это было до операции, которую сделали в Израиле. А вот у Лукьяненко более серьезная проблема со здоровьем, и Женя пропустил весь прошлый сезон. Сейчас в ЦИТО он проходит консервативное лечение своей хронической травмы. Фактически им занимается профессор Анатолий Орлецкий.

РГ: Борзаковский тоже не появится в Дохе. Он и его тренер Вячеслав Евстратов решили быть очень избирательными со стартами, так как их главная цель - Лондон-2012.

Балахничев: Тренеры имеют право реализовывать свои программы подготовки. Мы согласились почти в автоматическом режиме с их графиком на текущий сезон. Насильно ничего навязывать не собираемся. Считаю, что все обоснованно и планомерно. Борзаковский поставил перед собой большую задачу - успешно выступить на Олимпийских играх. Можем это только приветствовать.

Дети в школу собирались

РГ: Возвращаясь к Дохе. Один из наших сильных видов - мужские прыжки в высоту...

Балахничев: Да, Иван Ухов в начале марта показал лучший результат сезона в мире - 2,38 метра. Состояние Ярослава Рыбакова тоже неплохое - 2.32, и он один из лидеров мировых прыжков в высоту. Надеемся на его успешное выступление.

РГ: У нас есть и кого вспомнить: Степанов, Шавлакадзе, Брумель, Ященко... До чего же славная у нас школа, и какие золотые ниточки тянутся из прошлого. Как объясните, что здесь у нас никогда не бывает провалов?

Балахничев: Да вы по существу ответили на этот вопрос. Все дело в школе. Скажем, похожая школа спринта с давними традициям существует в США. У нас - школа прыгунов, а сейчас уже есть и школа ходоков. Что это дает? Во-первых, высокий уровень конкуренции. И, во-вторых, наличие грамотных, увлеченных и работоспособных тренеров. Можете со мной не соглашаться, но, с моей точки зрения, появление ярких звезд невозможно без классных тренеров. Утверждаю, что все-таки главной фигурой является не спортсмен, а тренер, который за свою карьеру воспитывает не одного отдельно взятого чемпиона, а множество спортсменов. Нужно помогать тренерам, учить их на самом современном уровне. И они в ходе практической работы вырастают в таких наставников, как, к примеру, Евгений Загорулько, занимающийся сегодня с Сильновым, Чичеровой, Слесаренко... В процессе самообучения, проб и ошибок, в совместном коллективном творчестве со спортсменом растут и поднимаются оба - спортсмен и тренер. И мы счастливы, что у нас есть специалисты, не просто неплохие, а высочайшего уровня.

РГ: После этой оды тренерам как не вспомнить великого наставника, профессора Владимира Дьячкова, тренировавшего и Брумеля, и Ященко. Но знаете, Дьячков, царст вие ему небесное, в минуты откровенности любил повторять: "Прыгуны в высоту - люди необычные, со своеобразным строением полушарий. Это и помогает им бить рекорды. Какие же они непростые ребята. Справляться с ними сложно". Есть здесь доля истины?

Балахничев: Дьячков работал с рекордсменами мира. Как спортсмены, они отвечали его требованиям, добивались успеха. И всегда у этих парней помимо таланта колоссальная воля к победе, бьющая агрессивность в прыжковом секторе. Но профессор прав. С ними работалось нелегко. Было, было нечто такое. И дисциплина не всегда хорошая.

РГ: Хромала?

Балахничев: Яркие индивидуальности не похожи на пай-мальчиков. Но сегодня не стану говорить, будто у теперешних прыгунов есть особые отклонения. Это умные, грамотные ребята, которые поражают своим образованием, умением анализировать, говорить о вещах серьезных. Каждое время порождает своих героев. В нашей современной России это Сильнов, Рыбаков, прыгунья в длину и тройным Лебедева, конечно, Исинбаева. Это уже иная поросль. Потому они востребованы не только спортивным сообществом, востребованы вообще сообществом Российской Федерации.

РГ: Согласны. Растут не только рекорды, спортсмены - тоже, их умственный, духовный рост виден. Достойные люди, прекрасные собеседники. Но, может быть, это мешает им в жесткой и очень конкурентной борьбе, где об интеллигентности и обходительности говорить как-то не приходится?

Балахничев: Одурманивать спортсменов, делать их жесткими, упертыми лишь в свою профессию? Забыть об образовании и иностранных языках, чтобы превращать в гладиаторов? Если серьезно, то нет никакой нужды в том, чтобы специально одурманивать, натаскивать, прививать жестокость. В былые времена были они несколько оторваны от общественной жизни, не всегда и не все могли получать эффективное образование. Доступа к информации не было. Сейчас изменения огромные. Высокий уровень образованности, участие в жизни общества. Плюс, конечно, мудрые учителя.

Научились считать не на пальцах

РГ: Многие хорошо освоили английский и другие языки.

Балахничев: А как теперь без этого? Знание языков пришло в том числе и из Интернета, а также благодаря активному общению. Российский спорт развивается по определенным законам. Вы заговорили о языках. А я напомню, что здесь тоже особая привязка. Ведь в свое, не такое и давнее, время коммерциализация мировой легкой атлетики была одним из факторов сохранения нашего вида спорта в Российской Федерации. Не было денег, мало кто что-то зарабатывал, а наш вид стал тогда очень радикальным, коммерциализация пришла быстро. Но это давало возможность спортсменам выжить, ездить, общаться с другими, выступить. Рождало мотивацию, подстегивало финансово, появлялась некая экономическая составляющая.

РГ: А что сейчас? Создавалось впечатление, что некоторые слишком увлекаются этими коммерческими стартами. Или это уже в прошлом?

Балахничев: Коммерциализация легкой атлетики была необходима. Потом в конце 1990-х - начале 2000-х мы почувствовали: идет перебор. Легкоатлеты могли позволить себе за несколько дней до чемпионата мира выступить на коммерческой сцене, чтобы подзаработать. Но ведь в последнее время в РФ применяются новые механизмы социальной, экономической помощи спортсменам, тренерам. Есть Фонд поддержки олимпийцев и гранты, президентская стипендия, конкретные премии за призовые места на официальных чемпионатах. Теперь спортсмены знают, что им выгоднее выступить на главном старте сезона, добиться побед. И премий тоже. И эта - финансовая - составляющая успеха намного важнее, солиднее, нежели нечто получаемое за выступления в длинной, подчас изнурительной серии коммерческих соревнований с непредсказуемым результатом. Более того, в последнее время из-за всем известных событий на мировом экономическом рынке количество соревнований с большим призовым фондом резко сократилось. А на положение российских спортсменов внутри страны эта ситуация не повлияла. Так что обычно выбор делается правильный. В этом и есть объективный механизм социальной защиты.

Вера в винтики и болтики

РГ: Валентин Васильевич, позвольте задать вопрос не только как президенту ВФЛА, но и как члену Совета Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ). Вопрос не совсем даже спортивный, а скорее этический. Внимательнейшим образом вот уже несколько лет следим за выступлениями спринтера по фамилии Болт. И каждый раз поражаемся даже не тем мировым рекордам, которые бьет Усейн. В принципе возможность появления раз в сто - двести лет настоящего гения вполне допускается. Но настораживает частота его выступлений, стабильность высочайших результатов. Все же знают, сколько требуется сил и времени, чтобы восстановиться после изнурительного старта. А тут три дня, ну, неделя, и Усейн снова на дорожке. Вы, профессор, искренне верите в Болта?

Балахничев: Не могу не верить, я вижу результаты и не хочу подвергать их сомнению. Мне приятно, что появился такой человек, для легкой атлетики - замечательно. Потому что ее авторитет вырос. Давайте представим, кто бы сейчас занимался легкой атлетикой, если бы не было Болта и Исинбаевой? Дело в том, что Болт в последние годы радикально изменил отношение мира к легкой атлетике. Считаю, наш вид спорта сегодня востребован преимущественно благодаря вот этим двум спортсменам.

РГ: С Исинбаевой - понятно. Болт у вас вне подозрений?

Балахничев: И его мировые рекорды тоже. Давайте напомню вам о великолепных и высочайших, раньше немыслимых результатах, которые показывают в основном на стайерских дистанциях спортсмены Африканского континента. Они тоже серьезно влияют на популярность легкой атлетики. Но длинные бега, выносливость тем не менее не так престижны. По крайней мере для многих. А спринт понятен, очень зрелищен, да еще и при актерских данных Болта.

Шанс - и не только для Сочи

РГ: Уже наметили, как подготовиться к Играм-2012?

Балахничев: После печальной для нашей легкой атлетики Олимпиады-76 в Монреале было принято решение Госкомспорта усилить меры, связанные с подготовкой к Олимпийским играм-80 в Москве. И тут аналогии с Сочи-2014. За те четыре года хватило времени радикально изменить ситуацию. В Москве мы взяли столько наград. Давайте использовать инструменты, которые доступны. Абсолютно убежден: есть возможность успешно выступить в Сочи, а в 2012 году - на летних Играх в Лондоне. Надо пригласить по 15 спортсменов на централизованную подготовку в каждом виде легкой атлетики, где разыгрываются олимпийские награды.

РГ: А видов - 47.

Балахничев: Тогда после Монреаля люди прошли полноценную подготовку. Но сейчас мне не хватает ресурсов на такой эксперимент. 15 спортсменов умножьте на 47 видов. Это надо было сделать сразу же после Олимпиады в Пекине. Сегодня нужен широкий охват, чтобы в ходе тренировочного процесса выяснить, кто из спортсменов может достичь успеха в 2014 году в Сочи и в 2012-м в Лондоне. Это будет в виде пирамиды, где к Олимпийским играм в верхней ее части сойдется вся та легкоатлетическая команда, состоящая из 140 человек, которая будет выступать успешно. Кроме того, появляется группа резерва, а в системы соревнований, сборов втягивается огромное количество юношей, юниоров, молодежи.

Спорт Виды спорта Легкая атлетика
Добавьте RG.RU 
в избранные источники