Новости

18.03.2010 00:18
Рубрика: Культура

Пикассо наших дней

Сергей Курехин так и остался одним из самых экстравагантных людей Северной столицы

Петербургский писатель, драматург Николай Якимчук выпустил книгу "Курехин, Пикассо и др.".

На презентации присутствовали музыканты, поэты, писатели, журналисты, многие из них были лично знакомы с легендарным музыкантом-авангардистом, композитором, создателем группы "Поп-механика" Сергеем Курехиным, ушедшим из жизни в 1996 году.

Российская газета: Почему книга называется "Курехин, Пикассо и др."?

Николай Якимчук: Потому что Сергей Курехин, как мне кажется, - это Пикассо наших дней. Человек, который был способен на яркие, экстравагантные поступки, приводившие к неожиданным результатам.

Когда возникла идея книги воспоминаний о Курехине, я разговаривал с теми, кто знал Сережу. Помню интересную реакцию режиссера Дмитрия Месхиева. Он отказался: "Знаете, написать правду я не могу, потому что она слишком правдива и может ранить его близких. Написать ложь - я не хочу, поэтому не буду участвовать в мемуарах". Когда я писал о Сергее, у меня не было такого момента, чтобы я не мог написать правду, не было негативных, неприятных историй. Все правда. Все, что нас связывало в жизни, было легко, свободно, интересно, отчасти, может быть, загадочно.

РГ: Каким Сергей Курехин запомнился вам?

Якимчук: Мы ни разу за все годы не поссорились. Представьте, насколько трудно общаться несколько лет с творческим, странным, неуловимым, гениальным человеком и ни разу не поссориться! Но это правда. Хотя, по слухам, Сергей умел ссориться круто, бесповоротно. И я, бывает, ссорюсь с людьми достаточно сильно. Такие характеры, темпераменты. Но, видимо, наши астрологические карты совпали.

Помню, мы встретились в Доме актера и пили там сильно разбавленный кофе. "Мне побольше воды в кофе", - попросил Сережа. И я заказал такой же, тогда как все предпочитают "двойной", покрепче. Мы сошлись во вкусах сразу. Недавно я зашел в Дом актера с сигнальным экземпляром книжки. Спросил у буфетчицы, варившей кофе: "А вы знаете Сергея Курехина?" "Нет". Я понимаю, что время стремительно накатывает на нас, а ведь когда-то здесь Сережу знали и обожали все...

Вспоминаю, как мы гуляли по Невскому проспекту. Это были поистине замечательные прогулки. Сегодня Сережа не узнал бы наш прежний Невский. Уже другая эпоха, другой город. Он очень любил букинистические магазины. Как раз в это время мы с ним затевали издательские проекты, выпускали книгу Александра Эткинда под названием "Эрос невозможного. История психоанализа в России". Все знают Курехина как замечательного музыканта, композитора, его музыка осталась на компакт-дисках, в фильмах, но мало кто знает о том, что вдруг захотелось ему стать издателем, создать крупный издательский дом.

Он был особым человеком. Подходят на улице незнакомые ребята: "Сергей, мы пишем музыку. Хотим встретиться с вами, показать вам ее". "Пожалуйста. Вот мой домашний телефон. Звоните. Встретимся". Ну, скажите, какой артист, обладающий статусом звезды, сегодня так поступит?

РГ: Сергей Курехин мог собрать на одной сцене артистов любых жанров. Как ему это удавалось?

Якимчук: Курехин - это знамя Петербурга 90-х годов, яркая и независимая комета, один из неформальных лидеров нашего загадочного, непостижимого города. Неслучайно у него было прозвище Капитан. Вспоминаю его концерт в БКЗ "Октябрьский". Зал переполнен, пришло несколько тысяч человек. "Весь Петербург здесь", - сказал мне легендарный Юрий Белишкин, экс-директор групп "Кино", "ДДТ". - Вон Валера Плотников, Эдуард Хиль, Борис Гребенщиков, Олег Гаркуша. Вот что значит Курехин!" Он соединял классических и авангардных музыкантов, западных и российских актеров, домашних животных и милиционеров. На сцене "Октябрьского" бегали кролики, вышагивали гуси.

Он был большим фантазером. Предлагал, например, взлететь на самолете над городом и разбрасывать семена цветов: розы, флоксы, петуньи должны были произрастать среди каменных мешков. Он мечтал о том, чтобы поставить памятник Воробью на крыше одного из домов, относился к этому всерьез! "Незамутненные норвежцы", с которыми он поделился своей идеей ("Давайте прославим воробья!"), будучи у них в гостях, присылали ему макеты памятника.

Сегодня Петербургу очень не хватает Сергея Курехина. Есть международный фестиваль SKIF, который проводит его жена Анастасия (не хочу говорить "вдова"). Появилась премия его имени. Замечательно, если бы его именем назвали улицу. Интересно, что бы думал Сергей сейчас о нашем времени? Наверняка устроил бы какие-нибудь веселые и экстравагантные акции в пользу сохранения Петербурга.

Досье "РГ"

Николай Якимчук - один из учредителей двух художественных премий - Царскосельской и "Петрополь". Лауреат премии "Люди нашего города" (2001 год, Санкт-Петербург). Фильм, где он был соавтором сценария ("Черный крестный. Дело Иосифа Бродского"), получил премию "Ника" (1992 год). Автор более 10 книг. Его пьесы поставлены в театрах России и Латвии: "Хемингуэй, Сэлинджер, Беккет" в Латвийском академическом "Дайлес-театре", 2003 год; "Садовник Камаль" в Новом Рижском театре под руководством Алвиса Херманиса, 2006 год; "Танго в пустыне Наска" на малой сцене Театра имени Ленсовета, 2009 год.

Прямая речь

Сергей Дебижев, кинорежиссер ("Золотой сон", "Два капитана-2"):

- Сергей Курехин, без преувеличения, изменил мир. И не только наш мир - людей, которые были рядом с ним или находились в параллельных областях творчества. Те легкость, свобода, тот мощный творческий посыл, облаченный в парадоксальные формы, которые Курехин, что называется, выбрасывал ежедневно, оказали огромное влияние на политические и культурные процессы в стране. Очень жаль, что его роль в перестройке сознания людей не получила четкого исторического осмысления.

Когда такие люди уходят из жизни, становится заметен вакуум личностного влияния на ход событий. Сергей освещал своей личностью все вокруг, всех соединял, подстегивал, задавал планку, к которой нужно было стремиться. Его наследие до сих пор подпитывает творческих людей. Снимая сейчас художественный фильм "Золотое сечение", я внутренне представлял себе, что бы сказал Курехин по этому поводу, как бы отнесся к тому или иному повороту сюжета.

Мы сделали вместе фильмы "Два капитана-2" и "Комплекс невменяемости". Сергей был соавтором сценария, автором музыки и актером. У нас был документально-музыкальный фильм "Двуликий Янус". Написали еще один сценарий - "Порок и святость". "Два капитана-2" достаточно сильно повлияли на кинематографическую структуру, открыли двери в новые возможности (появились и другие фильмы в жанре псевдодокументального кино). Курехин всегда занимался тем, чем до него никто не занимался. Он был способен открывать то, что еще не было затронуто. В этом мощь его личности. В этих фильмах проявился его талант непревзойденного импровизатора. Многое складывалось сиюминутно на площадке. Уже потом мы писали тексты, смаковали находки, долго над ними работали.

Курехин постоянно подчеркивал: главное - в искусстве должна быть легкость. Не поверхностность, а именно легкость. Продуманность и серьезность при этом не исчезали. Я часто вспоминаю его фразу: "Искусства должно быть очень мало, но оно должно сильно впечатлять". Как драгоценные камни: их мало, и они стоят дорого, бриллианты не галька морская. К произведению, над которым работаешь, нужно отнестись настолько серьезно, кропотливо, чтобы ты мог ответить за каждый кадр, за каждое сказанное слово.

Культура Музыка Культура Арт Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург