Новости

24.03.2010 00:20
Рубрика: Общество

Раскрыть пятую колонну

Премии правительства России для молодых ученых удостоена работа по ранней диагностике онкологических заболеваний

Российские разработки превосходят зарубежные аналоги по простоте и скорости диагностики, чувствительности и достоверности результатов, а стоимость анализа на порядок ниже.

Сегодня ученые всего мира единодушны: есть только одно средство, чтобы остановить рак. Это массовые обследования, чтобы как можно раньше выявлять первые признаки недуга. А в идеале - даже предраковые изменения. Тогда лечение куда эффективнее и дешевле, чем борьба с уже развившейся опухолью. Казалось бы, такой инструмент уже есть. Ведь во многих поликлиниках вы сегодня можете сдать кровь на те или иные биохимические онкомаркеры и получить развернутое заключение.

- К сожалению, у этого способа ранней диагностики есть недостатки, - говорит кандидат медицинских наук Татьяна Кекеева. - В некоторых случаях он может пропустить рак, а может, наоборот, дать положительный результат, хотя на самом деле его нет. Кроме того, биохимические онкомаркеры разработаны далеко не для всех опухолей, например, опухоль почки не имеет надежной системы таких маркеров. А если бы легендарный Дон Жуан прошел тест на онкомаркер предстательной железы, то у него почти наверняка заподозрили бы рак. Дело в том, что тест может оказаться положительным и при раке простаты, и при многих других заболеваниях железы, а также у мужчины, который накануне выполнял супружеские обязанности.

Разработанные молодыми российскими учеными Татьяной Кекеевой, Дмитрием Михайленко и Екатериной Пальцевой методы ранней диагностики ряда онкологических заболеваний работают намного точнее. Суть в том, что исследуются не белковые маркеры пациента, а его гены. Причем на очень ранней стадии болезни, когда структура самого гена еще даже не повреждается. Ген не мутирует, в нем лишь возникают отдельные модификации, которые его выключают. Эта "пятая колонна" появляется за 2-3 года до того, как опухоль можно будет обнаружить традиционными методами. И тем не менее ученые научились их определять.

- Мы разработали целый набор ДНК-маркеров, которые свидетельствуют о начальных стадиях канцерогенеза, - говорит Дмитрий Михайленко. - Их обнаружение - сигнал, что опасный процесс в организме уже начался. Что это дает? Врачи получают простой и относительно недорогой инструмент для масштабного выявления в рамках ежегодных диспансеризаций населения начальных стадий заболевания и формирования групп риска. Те, кто в них попал, требуют постоянного наблюдения, а возможно, и профилактического лечения. И это задача уже для врачей-онкологов.

Кроме того, молодыми учеными создан алгоритм ранней диагностики рака. Он также позволяет определить стадию и прогноз развития болезни, когда гены уже повреждены и появились мутации. Как их найти, если в геноме около 3,3 миллиарда пар нуклеотидов? Просто перебирать варианты? С тем же успехом среди миллионов дорог на земном шаре можно искать одну, где-то в деревушке под Глазго или Рио-де-Жанейро, где лежит, к примеру, камень определенной формы. Выявление мутации - задача такого рода.

- У нас пока нет стандартных схем поиска, их еще предстоит разработать, - объясняет Татьяна Кекеева. - Для каждого конкретного пациента решаем задачу заново. По косвенным уликам составляем карту поиска. Какие-то "улики" постепенно отбрасываем, другие оставляем. В результате формируем список генов-кандидатов, где имеет смысл искать мутации. Он может длиться неделю, две и даже больше - в зависимости от размера генов и их количества.

У разработанных молодыми российскими учеными систем диагностических маркеров и способов их диагностики есть и другие области применения. Например, они могут предсказать, как подействуют химиопрепараты и прицельные противоопухолевые препараты на конкретного человека. Это крайне важно, особенно в онкологии. Здесь чем сложнее и эффективнее, а значит, и дороже лекарство, тем больше шансов, что оно поможет одному пациенту, зато другой, купив его, может просто потерять деньги. А суммы, прямо скажем, огромные, стоимость лечения порой доходит до трехсот тысяч рублей в месяц.

По словам научного руководителя группы лауреатов, профессора Медико-генетического научного центра РАМН Дмитрия Залетаева, маркеры для диагностики рака предстательной железы, почки, шейки матки и ретинобластомы уже внедрены в нескольких крупных профильных центрах и клиниках. Они позволяют эффективно проводить скрининг и бороться с онкопатологией на самых ранних этапах ее возникновения, обнаруживать метастазы в период лечения и определять тактику лечения, избежать инвалидизации, снизить затраты на лечение. По простоте, скорости диагностики, чувствительности и достоверности получаемых результатов российские разработки превосходят соответствующие мировые аналоги, а стоимость анализа на порядок ниже, чем за рубежом.