Новости

В Москве выступили два театра современного танца из Минска

"Маска ПЛЮС", несколько лет назад расширившая основную программу Национального театрального фестиваля "Золотая маска", дает возможность показать в столице явления, не вписывающиеся в ее магистральную линию, но обладающие художественным потенциалом. Среди них оказались два театра из Республики Беларусь.

Белорусский современный танец для России понятие совершенно новое, хотя именно Беларусь на излете существования Советского Союза дала один из мощнейших импульсов этому движению, организовав в Витебске представительный международный фестиваль современной хореографии. Ему и сегодня в наибольшей мере обязан своим развитием белорусский современный танец. Оба приехавших в Москву коллектива - театр современной хореографии "D.O.Z.S.K.I." и театр танца "Каракули" - отмечены уже не одной витебской наградой. Хотя еще большее влияние этого фестиваля выдают сами спектакли двух молодых компаний, в которых видно близкое знакомство с творчеством восточных и западных соседей, часто гостящих в Витебске.

Оба минских танц-театра отличает повышенный интерес к собственным корням: как и в России 1990-х, в Беларуси этот жанр развивают преимущественно выходцы из коллективов народного танца. Хотя спектакли пронизаны не столько национальной стилистикой и музыкой, но в большей мере - национальным мировосприятием. Когда на него не обращают внимания, получаются беспомощные этюды: в "Камне, ножницах, бумаге" Дмитрия Залесского и Ольги Скворцовой-Ковальской из "D.O.Z.S.K.I." - на использование мультимедийных средств в современном танце, у того же Дмитрия Залесского в "Зрелости" на грузинскую и армянскую музыку - на освоение чудного фольклорного материала.

Гораздо более осмысленными выглядят спектакли, в которых постановщики не стесняются ни своей неопытности, ни искренности, как в "Свадебке" Ольги Лабовкиной из Театра танца "Каракули" и "Зиме" тех же Залесского и Скворцовой-Ковальской. Эти девахи в тяжелых черных ботах на босу ногу с ослепительно синими бантами на макушках или в задорно нацепленной фате, зачарованно облепляющие единственного мужика и свисающие с него рябиновой гроздью, вызывают одномоментное очарование посконности, истинности, естественности, которое с таким трудом ищет опытное и изощренное мастерство.