25.03.2010 00:14
    Рубрика:

    Анна Нетребко выступила в Москве в новом имидже

    В новом амплуа предстала в Большом зале консерватории звезда мировой оперы Анна Нетребко.

    Спустя почти два года после своего последнего выступления на этой сцене, она наконец появилась перед московской публикой, причем не только в ином, "повзрослевшем" имидже, но и с радикально новым для себя репертуаром - программой романсов Римского-Корсакова и Чайковского, исполненной с пианисткой Еленой Башкировой.

    Аншлаг в Большом зале консерватории на концерте звезды был невообразимый, невзирая на стоимость билетов, доходивших в партере до 30 000. И единственное, что на корню уничтожало качество "культовой" атмосферы - дикая новомосковская привычка забывать отключать мобильные телефоны, бесперебойно трезвонившие в течение всего концерта.

    Конечно, собрать сегодня аншлаг на имени Нетребко не составляет труда, но и сама певица подошла к концертной программе творчески. Ее прежний и уже несколько заигранный концертный репертуар - "брызги шампанского" из популярных любовных арий и дуэтов с опереточными бисами, шаловливые выходки типа танцев босиком, так же как и изменившийся, более зрелый образ, вряд ли сейчас были бы адекватны ее дальнейшему артистическому движению. И она это осознает. Поэтому сегодняшняя Нетребко, установившая когда-то опасную планку культово-потребительского отношения к себе со стороны публики, ожидавшей от нее неизменного набора из звонкого голоса, модельной внешности и артистического шарма, спокойно рассталась с собой прежней и вышла в новом и не менее очаровательном качестве. В Москве она впервые спела программу романсов - Римского-Корсакова и Чайковского. Впрочем, самому проекту уже более полугода: Нетребко пела романсы и в Мангейме, и на последнем фестивале в Зальцбурге.

    Программа была выстроена двумя циклами - 11 романсов из разных опусов Римского-Корсакова в первом отделении и 9 романсов Чайковского во втором отделении. Рахманиновские миниатюры у Нетребко прозвучали как "мимолетности", текучие мгновения, звуковые созерцания. Нетребко уже явно удалось справиться со своим изменившимся голосом, утратившим прежнюю легкость и звонкость, но набравшим в объемности звучания, в глубине тембра, а главное - густой теплоты звука, мгновениями напоминавшей о пронзительной душевности цыганского пения. В цикле из романсов Римского-Корсакова этих "новых" качеств оказалось достаточно для того, чтобы не только передать тонкую звукопись и лирические настроения, но и выстроить изнутри драматическую "восточную главу" ("На холмах Грузии", "В царстве розы и вина", "Песня Зулейки", "Пленившись розой соловей"). И здесь, в излюбленной корсаковской ориенталистике, Нетребко чувствовала себя комфортно, демонстрируя непрерывность и красоту голосоведения, удивительную однородность звучания по всему диапазону и безмятежное артистическое обаяние.

    Совершенного результата не случилось только потому, что пианистка Елена Башкирова не смогла составить адекватный ансамбль - промазывала по клавишам, местами не справлялась со сложными ритмами, содержательно не дополняла вокальную трактовку. В романсах Чайковского это оказалось решающим. Здесь и самой Нетребко не хватило той особой, присущей именно Чайковскому краски трагического внутреннего надрыва, какой-то душевной "трещины", а фортепианная партия, которая могла бы "договорить", ограничилась воспроизведением текста. Публику, впрочем, это вряд ли разочаровало. От певицы потребовали "бисы", и они тоже оказались "новыми": "Мелодия" Дворжака и "Цецилия" Рихарда Штрауса. Так что процесс "обновления" Анны Нетребко не прошел незамеченным в Москве.

    Фото: РИА "Новости"

    Поделиться: