Новости

26.03.2010 00:50
Рубрика: Власть

Политическая система работает

Это доказал единый день голосования в марте
Текст: Дмитрий Орлов (генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук)

Выборы, состоявшиеся 14 марта в 76 субъектах Федерации, показали - российская политическая система сформировалась и работает. Пусть она пока еще далека от совершенства, но очевидно, что от выборов к выборам она развивается по пути расширения конкуренции и представительства граждан во власти.

Президентские инициативы по повышению роли партий, объективно усилившие значимость региональных выборов, уже дали свой эффект. Регионы показали хорошую явку. В Республике Алтай к урнам пришли почти 60% избирателей, в Воронежской области 56,27%. Самый слабый показатель в Свердловской области - 35,83%. Но даже это все равно выше, чем явка по Москве в прошлом году (тогда на выборы пришли 35,57% избирателей).

Особенно стоит отметить тот факт, что уровень народного представительства во власти составил практически 100%. Не представлены интересы всего лишь от 1% до 3% избирателей, проголосовавших на этих выборах. Ранее этот процент был выше, порой даже на порядок. Это крайне важный признак повышения доверия избирателей к политической системе.

Прошедшая избирательная кампания была довольно жесткой, подчас даже агрессивной, что отражало резко усилившуюся политическую конкуренцию. Во многом ужесточение политической борьбы обусловлено тем, что выборы проходили на фоне непростых социальных явлений, связанных с экономическим кризисом. Это стало серьезным экзаменом для политической системы, который был сдан достойно. Нет сомнений - система стабильна, устойчива и крепка - ведь слабые конструкции в критические моменты попросту рассыпаются.

При этом результаты выборов показали, что в обществе существует реальный запрос на конструктивную оппозицию. Почувствовав это, оппозиционные партии, отказавшись от коалиционных действий, вовремя вернулись к борьбе за своего собственного избирателя. В результате мы наблюдаем укрепление позиций оппозиционных партий. Три оппозиционных парламентских партии получили представительство во всех законодательных собраниях. Они серьезно окрепли, хотя и уступают по авторитету и популярности "Единой России".

Новая тактика партии власти

По итогам выборов "Единая Россия" одержала убедительную победу, сохранив доминирующее положение в политической системе страны. В ряде регионов поддержка партии существенно увеличилась по сравнению с предыдущими выборами в законодательные собрания: в Республике Алтай (44% против 27%), в Воронежской области (62% против 29%), Калужской области (53% против 40%), Курганской области (41% против 25%), Рязанской области (50% против 22%). В других регионах динамика оказалась более скромной. Лишь в Свердловской области поддержка партии незначительно ослабла (39% против 40%).

На муниципальном уровне результаты "Единой России" оказались в рамках ожиданий, однако партия допустила несколько неудач - в Иркутске и нескольких городах поменьше. Впрочем, председатель Высшего совета партии Борис Грызлов отметил, что отдельные проигрыши партии не помешают, напротив, мобилизуют ее, позволят извлечь уроки из собственных ошибок.

Многие наблюдатели в ходе избирательной кампании отмечали, что "Единая Россия" все больше отказывается от административного ресурса в пользу открытой и публичной политической борьбы. Результат налицо: инициативы "единороссов" по контролю над тарифами ЖКХ, а также очередной этап повышения пенсий, заявленный лидером партии премьер-министром Владимиром Путиным привлекли к партии не только лояльный, но и умеренно-протестный электорат, недовольный действиями местных властей. Именно в лице "единороссов" эта категория избирателей видит политическую силу, способную решить их проблемы.

Надо отметить, что оппозиция на этих выборах впервые столкнулась со столь высокой активностью "единороссов" в публичном пространстве, что вызвало даже некоторую растерянность в ее рядах. Приготовившись к борьбе с административным ресурсом "единороссов", оппозиция оказалась неподготовленной к стилистике ведения кампании со стороны партии большинства. Данный факт признают даже оппозиционно настроенные эксперты. Политолог Александр Кынев в частности заявил, что "Единая Россия" была вынуждена применять агрессивные методы для того, чтобы избежать фальсификаций. Такого рода интерпретации - косвенное, но вполне очевидное свидетельство того, что массовых фальсификаций не было, а новая тактика "единороссов" оказалась вполне действенной.

Накануне выборов группа политологов, правоведов и журналистов создала общественный совет "Честный выбор" для контроля над ходом избирательного процесса. Я стал одним из его сопредседателей. Совет оценил завершившиеся избирательные кампании и выборы, прошедшие 14 марта 2010 года, как соответствующие нормам и правилам. Количество нарушений в ходе избирательной кампании и в единый день голосования по сравнению с октябрем 2009 года существенно уменьшилось. Об этом свидетельствует и уменьшение примерно в 1,5 раза числа жалоб, поданных в Центризбирком РФ. При этом нарушениями в равной мере грешили все участники избирательной гонки. Подобное "равенство в нарушениях" также является свидетельством того, что партийная система наконец сложилась.

Возвращение оппозиции

Еще осенью прошлого года можно было с грустью констатировать стремление оппозиции слиться в единую и безликую массу, обладающую одним лозунгом на всех: "Долой "Единую Россию" и Путина". В этой нехитрой кричалке была заложена мина замедленного действия - устраивая демарш по итогам октябрьских выборов или выходя на митинги с маргиналами из "Солидарности" и прочими несистемными политиками, оппозиционные партии стремительно теряли собственное лицо, а за ним и свой электорат.

Действительно, какая разница между коммунистами, скандирующими "долой" и "справедороссами", кричащими то же самое? А главное, чем они отличаются от сторонников "Другой России"? Очевидная растерянность избирателей сказалась на низких результатах осенью. Демарш только подтвердил эти опасения оппозиционного электората. В результате социология на входе в избирательную кампанию показывала довольно удручающие для оппозиционных организаций цифры.

В парламентских партиях эту угрозу разглядели, пусть и не сразу. Владимир Кашин, один из лидеров КПРФ и глава "Всероссийского штаба протестных дейст вий", потребовал от первых секретарей региональных отделений "не допускать участия в акциях политических проходимцев, наносящих непоправимый ущерб рабочему движению". Позднее к этому требованию присоединился и Геннадий Зюганов. Тем самым коммунисты отказались от союза с несистемной оппозицией - этого противоестественного образования, которое дискредитировало партийцев в глазах электората КПРФ.

Во многом отрезвлению системной оппозиции способствовал январский Госсовет. Партии шли на него с уверенностью, что политическая система будет если не демонтирована, то существенно поколеблена. Но, когда глава государства заявил о ценностях стабильности, а также об эффективности построенной политической системы (что, впрочем, не отменяет необходимости ее совершенствования), деструктивная повестка дня оказалась неактуальной. Своеобразный холодный душ позволил объективно посмотреть на вещи: ниспровергательская позиция парламентских партий чуть было не привела к исчезновению их собственной электоральной базы - умеренного левого и патриотически настроенного избирателя.

Системной оппозиции не оставалось ничего другого как вернуться к борьбе за своего традиционного, "ядерного" избирателя. Этот поворот обеспечил КПРФ, ЛДПР и "Справедливой России" относительный успех. Так, коммунисты значительно улучшили свои позиции в Республике Алтай (24% против 8% на предыдущих выборах), Калужской (21% против 13%) и Курганской (25% против 10%) областях. КПРФ победила на выборах мэра Иркутска. ЛДПР существенно окрепла в Рязанской области (18% против 8%), "Справедливая Россия" сформировала фракции в нескольких региональных парламентах.

Малые партии и направление эволюции

При этом откровенно разочаровали результаты партий, не представленных в парламенте. На выборах в Заксобрания они оказались в аутсайдерах. Их результаты колеблются от 1,06% в Воронежской области ("Правое дело") до 2,4% в Ямало-Ненецком округе ("Патриоты России"). Отдельные успехи, как, к примеру, прохождение "Яблока" в Тульскую городскую думу, не могут затмить того фактора, что непарламентские партии уже скатились на обочину политического процесса. Если в самое ближайшее время они не предпримут шаги для повышения собственного авторитета у избирателей, то скорее всего им не поможет даже норма о представительстве для "малых партий", недавно введенная президентом.

Тем не менее у подобного результата непарламентских партий есть и положительное следствие. Он еще раз доказывает, что в целом на политическом поле страны уже сформировались основные игроки, которые по-настоящему конкурируют за власть. При этом, когда я говорю о том, что политическая система России в целом сложилась, я не имею в виду, что она не будет развиваться и дальше. Тем более что направление этого развития сегодня вполне очевидно - выборы показали, что существующим оппозиционным партиям на сегодняшний день очень сложно работать с "правым" электоратом и средним классом. Более лояльную его часть охватывает "Единая Россия", однако другая, оппозиционная часть, не находит своего представительства среди существующих российских партий.

Подводя итог, можно отметить, что кампания марта-2014 еще раз подтвердила: только реальная политическая конкуренция, а не требования в жанре "дайте мне 30%", может принести политические дивиденды всем участникам избирательного процесса. Так и произошло. Партийно-политическая система по итогам этих выборов окончательно сформирована. Доминирование "Единой России" сохраняется. Но это не только победа правящей партии. Это победа всех, кто на самом деле заинтересован в институциональном закреплении демократических институтов в России.

Власть Работа власти Внутренняя политика