Новости

30.03.2010 00:10
Рубрика: Культура

Девственники и девственницы

Вчера случилось то, что наше ТВ, похоже, менее всего ожидало, теракты в подземном транспорте. Спецслужбы ("скорая помощь", пожарные, МЧС, следователи) сработали достаточно оперативно. Телевидение оказалось в двусмысленном положении. Я имею в виду не новостное вещание. Понятно, что сегодня оно не конкурент Интернету и мобильной связи. Я имею в виду его вещание в целом. Странно смотрелись "картинки" с утренним шоу на федеральных каналах, когда уже пошла информация о взрывах в метро, о первых жертвах... В эфире тем временем не смолкали шутки и накладной смех. Трагедия накрыла своей тенью повседневную жизнь, а ТВ никак не может сдернуть с себя гламурную улыбку. И, похоже, дело не только в том, что команды не было. Похоже, что оно изнутри уже изъедено тотальным цинизмом. До некоторой степени тому свидетельство - передачи предшествовавшей недели.

Поощрение хамства

Вот, скажем, НТВ подняло народ на борьбу с хамством, с бестактностью, с мелким хулиганством и т.д. Я имею в виду очередной выпуск из цикла "НТВшники".

Кого мы увидели в первых рядах "борцов"? Увидели Сергея Минаева и Олега Митволя, людей довольно бесцеремонных в публичном общении - они не слушают оппонентов, перебивают их на полуслове, повышают голос...

...Особо изысканной корректностью отличился господин Митволь. Он встал на защиту телефонных инквизиторов, что своими звонками доводят до исступления мирных граждан и получают от этого садистическое удовольствие, с коим делятся затем с населением в Сети.

Митволю оно оказалось понятным и, наверное, приятным. И он объяснил, почему. Вот все эти звезды шоу-бизнеса такие нарядные, сытые, эффектные, хорошо одетые, такие красивые снаружи, а стоит пощекотать их нервишки, позлить, подразнить, как они выходят из себя, раздражаются и такое несут... И такими базарными кликушами оказываются на поверку... Одно удовольствие про это читать в Интернете... И как тут ему, Митволю, экологисту, удачливому борцу с антисоветской шашлычной, было не порадоваться, видя перед собой гламурную, но сильно огорченную деятельницу шоу-бизнеса Яну Рудковскую.

Впрочем, господин Митволь не просто порадовался; он подвел морально-этические основания под действия телефонных террористов: они есть "санитары общества", они - "Робин Гуды новейшего времени", они своим хулиганством учат публичных граждан скромности и вежливости.

Это суждение очень ободрило пранкеров (так еще называют телефонных нарушителей спокойствия частных граждан), подняло их престиж в собственных глазах. Они аплодировали Митволю. Те из них, что не попали в студию, наверное, аплодировали у экранов телевизоров уже не только их "защитнику", но и самой телекомпании, поспособствовавшей моральному оправданию их "общественно полезного" баловства.

Чем кумушек считать трудиться...

Александр Гордон в "Закрытом показе" рискнул поучить морали создателей документального фильма "Девственность", а заодно и других "глубоких телезрителей". Заодно уличить авторов в разрушении нравственных кодов.

В самом фильме действительно исследуется ситуация обрушения традиционных ценностей на примерах реальных судеб реальных персонажей.

Реальные лица обостряют восприятие проблемы. Вместе с тем отвлекают от ее осознания, от ее масштаба. Это так.

Собралась девственница на панель в силу жизненных обстоятельств, а тут является успешный кинорежиссер с продюсером, оператором, с редактором, со звукозаписывающим оборудованием и просит девушку подумать прежде чем это сделать. И дает знак: мотор...

Чтобы стало понятнее: человек, доведенный до отчаяния, собрался броситься с высокого моста в воду. Тут наезжает съемочная группа, и режиссер просит самоубийцу чуточку повременить, пока не развернут аппаратуру, пока оператор не наведет фокус. Потом у зрителя возникает резонный вопрос, а не правильнее было бы оттащить самоубийцу от пропасти? А не правильнее ли было бы со стороны Виталия Манского помочь деньгами отдельному человеку, нежели снимать о ней фильм с призрачной надеждой спасти человечество?

Этот вопрос висел в воздухе во время обсуждения фильма и их создателей.

У создателей этого кино было одно оправдание: они снимали документально-художественное произведение, где реальные персонажи являются всего лишь прототипами персонажей экранных. Просто грань меж теми и другими чрезвычайно тонка и необычайно прозрачна. Но в этом и проблема. Правда, не для "глубоких зрителей", одним из которых числит себя и Александр Гордон. Он разволновался за "неглубоких" граждан, поскольку "Девственность" может быть ими воспринята как руководство к действию, как рецепт успеха, как моральная легализация аморального поступка.

Предположим. Но тогда телеведущему не худо бы обернуться на себя. Он-то в своем якобы "Закрытом показе" еще более расширил аудиторию "неглубоких зрителей". Смею предположить, что у фильма с последующим его обсуждением рейтинг был приличным. Стало быть, и канал, и господин Гордон тоже поимели какой-то процент с продажи дев ственности провинциальной девочки...

На обсуждении была попытка сосредоточиться на том, что имел в виду сам автор картины, а именно: на проблеме расшатывания нравственных кодов в современном мире. Об этом старались говорить телепродюсер Эдуард Сагалаев, писатель Дмитрий Быков, кинокритики Лариса Малюкова и Андрей Архангельский. Но куда там... Ведущий изобразил из себя укор совести и из этой позы не выходил до конца передачи.

Впрочем, такое ощущение, что он давно застыл в ней. Памятник, не памятник, но своего рода - придорожный знак вечной девственности.

Пока, пока

Рекорд телевизионного иезуитства поставил "Обвиняемый. Дело майора Барсукова", снятый опять же в жанре документально-художественного кино.

Перед нами некая история: майор милиции Барсуков поехал в супермаркет, у магазина пристрелил водителя машины, его подвозившего. В магазине поубивал еще нескольких граждан. Что-то это сразу напомнило. А тут еще история с красавицей женой, которую майор взревновал, и потому с ним случился нервный срыв, кончившийся столь трагично.

Сомнений нет: это нам рассказывают историю майора Евсюкова. Но не просто рассказывают, но беллетризируют. В фильме заняты артисты. Появляется детектив, не фигурировавший в хронике этого преступления, "важняк" Макаров. Он глубоко копает и докапывается до истинной подоплеки драматических событий. Нет, это не из-за ревности сорвался майор Барсуков (читай - Евсюков). Тут подоплека посложнее. У майора тесть оказался криминальным авторитетом, который работает в связке с высокопоставленными оборотнями в погонах, а честный мент и любящий муж оказался жертвой их делишек. Его загнали в ловушку. Он пытался из нее выскочить. Водителя застрелил случайно. В магазине никого не убил, только ранил; убил кто-то другой.

"Важняк", докопавшись до сути, предпочел ее не обнародовать. Оговорившись: пока. Криминал, отслеживавший действия Макарова, решил его не убивать. И тоже - пока.

Чтобы все это значило? Такая запоздалая отмазка для Евсюкова? Или просто беллетристическая спекуляция на реальной трагедии?

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники