Новости

30.03.2010 00:25
Рубрика: Культура

Когда люди лучше

"Видримасгор" - первая за многие годы оптимистическая комедия

"Видримасгор" сегодня - фильм-уникум. Он показывает, что режиссер-дебютантка Яна Поляруш не понимает конъюнктуры. Или не хочет ее понимать. Мне хочется думать, что не по наивности или неведению.

Вся кинокритика нам трудолюбиво втолковывает про фильмы-зеркала, которые должны показывать жизнь во всей ее мерзости. И что не нужно идеализировать людей - довольно мы натерпелись от соцреализма! Что хватит любить - пора ненавидеть. Людей, общество, страну, весь этот несовершенный мир.

И вдруг молодой режиссер делает вид, что нет вокруг этих свинцовых мерзостей. Более того, она делает вид, будто в присутствии любви люди становятся лучше. Что они не такие безнадежные. У нее происходит даже примирение между поколениями - они видят, что друг без друга им плохо.

Более того, чтобы все это выявить, она берет рассказ Инги Киркиж, который на самом деле - волшебная сказка. Его фантастический допуск похож на тот, что был в фильме Юрия Мамина "Окно в Париж", где через это окно прямо из питерской коммуналки шагали на Елисейские Поля. И еще больше похож на волшебный миг в фильме "Золушка", когда каждый герой переносится в страну своих грез. С одной важной разницей: за окном "Видримасгор" возникают не реализованные грезы, а материализованные комплексы. Что у кого болит, пусть даже неосознанно, то и возникает за окном этой опять питерской коммуналки, которая, как и положено в фильме-метафоре, исполняет обязанности экспериментального микромира.

У девочки умерла бабушка. Для девочки этот грустный момент - миг освобождения от настырности, с которой бабушка надеялась выдать ее замуж за хорошего, уже присмотренного ею парня. Девочка теперь одна в бабушкиной комнате. Ее соседи: давно пригасшая бабушкина подруга, деловитая беременная мама, вконец спившийся оперный бас и тот самый хороший парень. Коммуналка, принято показывать, - змеюшник. И вот вместо того, чтобы показывать правду о том, как соседи плюют друг другу в супы, режиссер вступает на скользкий путь радужных гипотез: "Что было бы, если бы..?"

Все начнется, когда вместо разбитого стекла калымщик - бывший хирург, вставит новое. Почему-то волшебное. За этим окном теперь каждый видит то, что у него втайне болит. Мальчуган - отца, который вовремя не догнал поезд. Всеми брошенный оперный бас - благодарных слушателей, которым он нужен. Угасшей женщине там привидится ее возможное запоздалое счастье. А самое ужасное: девочке привидится усопшая бабушка, которая будет с ней беседовать, словно ничего не случилось. Явление призрака даст возможность попутно придумать несколько симпатичных комедийных сцен.

Но тут я окончательно перестаю понимать непрактичность молодого режиссера Яны Поляруш. Такой прием с волшебным окном мог бы высветить, например, в приличном с виду человеке его гнусное нутро. Обнажить в нем самые презренные желания. Это окно могло бы стать рентгеном, который покажет, сколько в человеке на самом деле гнойных болячек и всяческой гнуси. Ведь именно такого рода фильмы вызывают у критики самые интенсивные аплодисменты, именно их стараются рекомендовать международным фестивалям наши просвещенные, утомленные гламуром эксперты. Именно им дают всех слонов - и белых, и в крапинку.

Ничего этого Яне Поляруш не светит. Потому что своим рентгеном она стала высвечивать в людях их потаенные достоинства. В угасшей женщине - ее молодость и красоту (еще одна замечательная работа Ольги Антоновой). В пьянчуге-певце - проникновенный талант (Сергей Мигицко). И девочка (Александра Байраковская), которая поначалу казалось пришедшей прямиком из "Школы" Гай Германики, уже к середине фильма обнаруживает способность не только чувствовать, но и думать. И мрачный петербургский двор оказывается не таким мрачным. И коммуналка смотрится как братство родственных в конечном итоге душ. Фильм становится просветленным и лучезарным, как сказки Андерсена. Каждая из которых выросла, между прочим, примерно из такого же житейского сора.

Уровень игры в картине заставляет вспомнить давнюю истину, которая к дебютантам относится нечасто: у хорошего режиссера все актеры гениальны.

После фильма голову теснят совершенно немодные мысли о том, что надо бы повнимательнее всматриваться в людей, что мы часто губим свою жизнь неверием в себя и в погоне за журавлем в небе проходим мимо восхитительных синиц в руках. И что жизнь дается только раз и надо ее прожить так, чтобы не было мучительно больно... Впрочем, это, полузабытое, я уже, кажется, однажды слышал. В стране, которая теперь с большей надеждой примеривается к загробной жизни, чем к единственной земной, это весьма своевременное напоминание.

Просмотр фильма - это момент общения с его автором. С его интеллектом, его способом ощущать мир. Фильм - как то окно: подобно рентгену просвечивает состояние души автора, систему его нравственных установок. Это общение, а вовсе не мифическое "зеркало", и составляет весь смысл и весь интерес любого искусства.

В фильме Яны Поляруш чувствуешь его автора. И это ощущение встречи со светлым человеком. Пусть проницательным (она точно выбрала матерьял), пусть явно одаренным (она с безупречной точностью его реализовала), но прежде всего - светлым. С художником, который умеет сквозь маски-времянки увидеть в людях их раненую душу. Немудрено, что люди к фильму тянутся. Он уже получил два приза зрительских симпатий в Ханты-Мансийске и Выборге, спецприз студенческого жюри на фестивале "Улыбнись, Россия!" и - только что - приз за лучший дебют на фестивале "Кино и литература" в Гатчине. Но удивительным образом не попал даже в номинанты профессиональных сообществ - двух наших киноакадемий и критической гильдии. Впрочем, почему "удивительным"? Обе киноакадемии редко замечают новые имена, да еще не овеянные критическим скандалом. А большинство критиков такие картины игнорируют принципиально: для них любой оптимизм - лакировка действительности.

Культура Кино и ТВ Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники