Новости

01.04.2010 17:58
Рубрика: Общество

Российская неделя моды

XX Российская неделя моды

1 апреля в Центре международной торговли демонстрацией новой коллекции Вячеслава Зайцева "Метаморфозы" открылась юбилейная, 20-я по счету Российская неделя моды ("Russian Fashion Week") сезона Осень-Зима:2010-2011. Продлится она до 6-го апреля.

И хотя на анонсирующей пресс-конференции Генеральный директор RFW Александр Шумский сказал, что никаких сюрпризов, связанных с юбилеем не будет - "для нас это - рабочий сезон" - все же программа и гости таковы, что праздник чувствуется.

Помимо российских дизайнеров, среди которых Мария Кравцова, Лена Карнаухова, Виолетта Литвинова, Ирина Хакамада и Елена Макашова, Егор Зайцев, Бессарион (его коллекция закрывает RFW), свои коллекции продемонстрируют зарубежные гости. Ожидается Британский день, итальянский дебют, а также показы дизайнеров из Южной Кореи, Хорватии и даже Шри Ланки. Из Нью-Йорка приедет звезда промышленного дизайна Карим Рашид - в мире моды его называют: "король цвета" или "человек, который сделал розовый цвет мужским".

В рамках RFW в этом сезоне пройдет кинофестиваль короткометражного кино известного блоггера из Парижа Дианы Перне "A Shaded View On Fashion Film". Впервые будут показаны капсульные - то есть небольшие - коллекции молодых дизайнеров. А одним из самых громких событий станет открытие выставки первой советской топ-модели Татьяны Сорокко "Extending the Runway: Tatiana Sorokko Style".

Татьяна Сорокко:  "Я - человек далекий от моды. Зато у меня есть свой стиль".

прямая речь

Татьяну Сорокко называют "первой советской гордостью на международном рынке моды". Впервые за долгое время модель приехала в Россию из Сан-Франциско, где сейчас живет. В эксклюзивном интервью "РГ" Татьяна представила нынешнюю "Российскую неделю моды", рассказала о том, как складывалась ее судьба на Западе. А также - о своей потрясающей коллекции модной одежды, фрагмент из которой можно увидеть на выставке (в коллекции около 500 вещей, а в Россию привезли около 80-ти).

Российская газета:  Татьяна, обычно на страницах нашей газеты неделю моды представляют Вячеслав Зайцев или Александр Шумский. На этот раз мы хотим попросить вас, как почетную гостью, рассказать, что же ожидает гостей и участников.

Татьяна Сорокко: Когда я 20 лет назад уехала из России, то представление о моде здесь было, мягко говоря, расплывчатым. В социалистическое время у всех было понимание, что моды, как таковой, не существовало. Так что, приехав сюда 20 лет спустя на 20-й сезон недели моды, которая существует уже 10 лет (в год проходит два сезона Недели моды, где представляются коллекции осень-весна и зима-лето - Прим. С.А.), я испытываю сильное волнение. То, что здесь открывают и представляют российских дизайнеров - это большое дело, потому что своих нужно поддерживать.

Вообще я в Россию приезжаю редко. Но этот приезд связан с тем, что мне предложили сделать выставку в Музее моды - новом проекте Министерства культуры. Откроется выставка 2 апреля.  На Западе многие люди знают, что у меня большая коллекция антикварной и винтажной одежды от кутюр. Я начала собирать ее 20 лет назад, когда приехала на Запад. Потому что мода там оказалась совсем другой. Неели я себе представляла. Я полагала, что Запад даст мне свободу в самовыражении, что там у женщин есть возможность обрести и подчеркнуть свою индивидуальность. И большим открытием для меня было то, что на Западе все хотят выглядеть одинаково - носить одни и те же наряды, сумки а и модные туфли сезона. Все стремятся повторять вещи, которые появляются на обложках журналов и мало у кого есть определенный стиль.

Я росла в стране, где все мы должны были носить одинаковые школьные формы с фартуками и не могли даже пришить лишнюю рюшечку. Меня трижды исключали из школы за короткую юбку и за химическую завивку. Моя учительница сказала, что химия должна быть в голове, а не на голове. И вдруг я увидела, что на Западе - та же массовая ментальность. Женщины чувствуют себя комфортабельно, когда имеют к чему-то принадлежность.

Но я никогда не хотела принадлежать ни к чему и ни к кому. Создаю свое видение через собственное понимание моды, и вообще считаю себя не модным человеком. Далеким от моды, при том, что работаю в этой индустрии. Зато обладаю определенным стилем. Мода и стиль - это две разные вещи.

РГ: А то, что сейчас больше людей открывают для себя винтажную одежду - вас не смущает?

Сорокко: Нет. 20 лет назад люди не придавали такого значения винтажной одежде. Это сейчас стало популярным. Потому что не только я, но и несколько голливудских звезд некоторое время назад надели такие вещи. Кейт Мосс появилась в винтажном наряде, и сразу пошел модный тренд. Вообще, если вы заметили, в последнее время - мода на индивидуальности. Коллекции, например, выпускаются ограниченным тиражом - "limited edition". Так что думаю, что винтаж, как направление, которое выражает индивидуальность, останется. То, что я покупала двадцать лет назад, сегодня стоит в десятки раз дороже.

РГ: Вы следите за творчеством русских дизайнеров?

Сорокко: Долгое время дружу со Славой Зайцевым. У меня есть несколько его вещей. Одно из платьев, например, он сделал специально для меня - со старыми русскими кружевами, которые плели бабушки в Елецке.

Есть хороший молодой дизайнер - Вика Газинская. Сейчас она шьет платье для меня. Мне нравится Денис Симачев - у него русское видение вещей, и понимание того, что может понравится на Западе. Об остальных российских дизайнерах у меня нет представления, потому что на Западе они мало представлены. Надеюсь найти на неделе моды молодые таланты.

РГ: Татьяна, вы привезли на выставку каталог, где представлены вещи из вашей коллекции. Давайте полистаем его вместе…

Сорокко: На одной из первых страниц вы увидите уникальное пальто. Я нашла его в Сан-Франциско на барахолке. Оно выполнено в чисто русской технике - без швов. На сетке куски ткани фетра. Такой орнамент делали только в России и в Венеции. В Венеции делали, в основном, из кружева и заказывали вечерние и свадебные платья, которые просто плелись без шва по форме. А в России, из-за более холодного климата, подобные вещи делали из более тяжелых тканей. Когда я увидела этикетку, на которой было написано "M and I Mandel Санкт-Петербург - Москва - Париж", для меня это было как открытие, как отголосок из прошлого. Я провела собственное расследование, и в телефонной книге 1914 года нашла, что в Санкт-Петербурге была фирма: "Мандель. Верхняя одежда Невский проспект 47".

РГ: Нескромный вопрос. А за сколько вы купили это пальто?

Сорокко: За 75 долларов. Это было давно. Я поменяла подкладку, буквально отреставрировала его. Все вещи в моей коллекции (а там есть наряды 1903 года. 20-х, 60-х годов прошлого века) требуют к себе особого отношения. За ними нужно ухаживать, хранить в специальных коробках. Перекладывать бескислотной бумагой - такой, чтобы не оставляла пятна. Не забывать проветривать. Это все хлопотно. В какой-то момент становишься рабой своего увлечения. Но моя коллекция - это живой организм. Все эти вещи я либо носила, либо ношу. Даже каталог сделан по принципу - фотография наряда и то, как он выглядит на мне. Потому что одежда на манекене, она всегда как бы немного мертвая. Вот платье Фортуни 1903 года, вот наряд Мария Галенга, вот костюм работы японского дизайнера Митсухиро Матсуда - он недавно ушел из жизни… Вот украшения Аттилио Кодоньято - венецианского ювелира, которого я давно собираю. Я одна из первых начала носить украшения на тему "MEMENTO MORI" ("Помни о смерти") - украшения с черепами. Я помогла сделать этот тренд более популярным. Это описывается в книге моим другом - дизайнером Ральфом Руччи.

РГ: Как вы чувствуете, что вещь становится вашей?

Сорокко: С моим ростом - метр 80 все нужно адаптировать. Мне не идут короткие пиджаки и куцые юбочки. А элегантное болеро, туники, длинные пальто или платья до колена, которые носят с брюками - это мое. В моде, как и в искусстве, существует закон третей в пропорции. При моем росте он очень хорошо работает. Все эти вещи я ношу. А не покупаю их для того, чтобы положить в бабушкин сундук.

РГ: Означает ли, что каждая женщина должны относиться к своему гардеробу как к коллекции?

Сорокко: Не думаю так. Но женщина должна относиться с пониманием к тому, что она носит. Не просто маечка, кофточка... Хоть у меня и коллекция антикварных вещей, в каждодневной жизни я обхожусь минимумом. Как-то одна моя подруга сказала, что идет на встречу выпускников, и попросила дать ей какую-то блузку: "чтобы зашла и все упали". Я ответила, мол, ты знаешь с блузками проблема. Потому что в моем гардеробе их нет. Я живу в черных брюках, майках и туниках - это моя униформа. Или же это - основа на которую я надеваю удлиненный пиджак или пальто. У меня нет хорошеньких вещей, которые я могу дать напрокат. Поэтому я сказал моей подруге: "Можешь рассчитывать на черные брюки с майкой или вечернее платье". Гардероб каждой женщины зависит от образа жизни, который она ведет. Мне, например, в сезон нужно три-четыре вечерних платья - на открытие оперы, балета, сезона симфонической музыки и для других мероприятий.

РГ: И дизайнеры, такие, скажем, как Ральф Руччи, про которого вы упомянули, шьют наряды специально для вас. Модель становиться музой дизайнера, а он в свою очередь может вдохновить модель?

Сорокко: Я сейчас работаю над монографией американского дизайнера греческого происхождения Джеймса Галаноса, легенда американской моды. Он одевал Нэнси Рейган. Все ее инагурационные наряды сделаны им. Он славится массивными вышивками со стразами. И, как многие кутюрье, не отсылал делать вышивку и перья во Францию. Все делал в Лос-Анджелесе сам. Он подарил мне платье из своей коллекции 1966 года. Фотография этого платья была опубликовано в журнал "Харперс базар". Сегодня Галаносу 86 лет. Над книгой я работаю больше года. Это будет серьезная монография.

Когда американский глава государства оканчивает свой срок пребывания у власти, то собирается президентская библиотека. В ней - все документы, вещи, подарки, связанные с его деятельностью на высоком посту. Рейгановская библиотека находится под Лос-Анджелесом. В ней открыты специальные залы, посвященные Нэнси Рейган. Ее знаменитый красный пиджак с золотыми пуговицами… После приезда в Россию, когда она его надела, и после выхода журнала "Работница" с фотографией, я думаю, что каждая женщина имела такой же в своем гардеробе. Об этом тоже будет в книге, посвященной Галаносу.

РГ: Мне интересно ваше мнение про платье Мишель Обамы, которое на ней было в день инаугурации

Сорокко: Мне, откровенно говоря, оно не понравилось. Потому что этот цвет Мишель не подходит. Дизайнера Джеймсона Ву должен был кто-то остановить за неделю до того, как он начал наносить на ткань все эти цветочки, которых было слишком много. Так что пока Мишель Обама - даже не Барбара Буш, которая была консервативна, но, тем не менее, очень элегантна.

Общество Ежедневник Стиль жизни РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники