Новости

06.04.2010 00:22
Рубрика: Общество

Собрать конструктора

Ректор Игорь Федоров о способностях к математике, престиже инженера и рейтинге вузов

Почему в России инженерам работать выгоднее, чем за рубежом? Как рейтинговать вузы? Нужно ли учиться в школе до 18 лет? Об этом и многом другом - разговор с ректором МГТУ им. Баумана, академиком РАН Игорем Федоровым.

Индекс Туполева

Российская газета: Игорь Борисович, недавно в Москву на встречу с ректорами российских вузов приезжал Филипп Бетти, главный редактор журнала Times, где печатается знаменитый рейтинг вузов. Наши университеты в этом рейтинге далеко позади. Международные критерии оценки по отношению к российским вузам справедливы?

Игорь Федоров: Нет. Почему? Те, кто их формирует, мало знают о российском высшем образовании и о его особенностях. Критерии "заточены" под западные схемы образования. При ранжировании зарубежные эксперты много внимания уделяют, скажем, различного рода эндаументам - фондам при вузах. А в России госвузы не имеют пока права создавать такие фонды. Поэтому рассчитывать на высокие показатели по этому критерию мы не можем. С другой стороны, на Западе в критериях оценки нет такого показателя, как востребованность выпускников. А у нас этому придается большое значение.

РГ: Один из значимых показателей рейтинга Times - индекс цитируемости. Мы же до сих пор на него почти не обращали внимания?

Федоров: И зря. Хотя для инженерных вузов этот показатель не характерен. Он имеет значение, если основной, так скажем, продукцией научного работника является печатная продукция - статьи, книги. Словом, теоретическая составляющая, которая чаще встречается у специалистов в гуманитарных сферах.

РГ: Но на Западе тоже есть инженерные вузы, однако к ним эти критерии вполне применимы...

Федоров: Уверен, к инженерным вузам нужен другой подход. "Продукция" инженера - не статьи и не книги, а разработки. Вспомните: Андрей Николаевич Туполев имел практически нулевой индекс цитирования, а что это был за инженер! В когорте самых лучших конструкторов страны.

РГ: Интересно, какие места занимает Бауманка в двух самых известных рейтингах - Times и Шанхайского университета?

Федоров: В шанхайском мы не участвовали. А в рейтинге Times ближе к концу первой тысячи. Первый международный рейтинг, который учитывал особенности российского образования, составило независимое агентство "РейтОР". Эксперты просмотрели 15 тысяч вузов практически из всех стран. Отобрали 500 лучших. В первую сотню попали МГУ, МГТУ им. Баумана и Санкт-Петербургский госуниверситет. МГУ занял 5-е место, мы - 55-е и питерцы - 84-е. Уже "горячее", ближе к истине.

К слову, потом этот общий рейтинг был "разбит" на два: по качеству образования и по науке. По качеству образования МГУ занял первое место в мире, а Бауманка - третье. Но, увы, по науке все мы откатились аж на двухсотые места. Вот пример того, как неправильный выбор критериев приводит к искажению действительности. Ну согласитесь, не может быть МГУ на 200-м месте.

Переключить клеммы

РГ: Вопрос от Алексея Бабушкина, декана физического факультета Уральского госуниверситета: "Традиционно инженерное образование в России было нацелено на обеспечение кадрами существующего или даже вчерашнего технологического уклада. Как оно должно измениться, чтобы ориентироваться на будущее?".

Федоров: Это вопрос из прошлого. И у нас, и на Западе уже давно поняли, что технические университеты - очень сильная сфера высшего образования. Скажем, в Германии первое место по рейтингу занимает Мюнхенский технический университет. В Америке - Массачусетский технологический институт (MIT). Во Франции, какой самый сильный вуз? Эколь Политехник.

РГ: Было время, все отправляли своих детей в юридические, экономические вузы, а в технических был недобор. Чувствуете ли вы сейчас, что этот тренд меняется в общественном сознании? Клеммы переключаются?

Федоров: Медленнее, чем хотелось бы. В инженерных вузах трудно учиться. Школьная подготовка сейчас, увы, несильная. А у нас один знаменитый сопромат чего стоит. А теоретическая механика? Да и темп обновления знаний в технологиях, в инженерных науках самый быстрый.

Нам говорят: переходите на двухуровневую систему - "сначала обучаться, а потом адаптироваться под быстроменяющиеся запросы". Мы идем по другому пути. Считаем, что нужно усилить фундаментальную составляющую в инженерном образовании, и тогда человек, который хорошо подготовлен в фундаментальных науках - математике, физике, информатике, - легко сможет освоить все новое, что появляется в инженерном деле. И практика это подтверждает.

РГ: А отчисляют у вас много?

Федоров: Около десяти процентов. Но ведь к нам поступают сильные ребята-олимпиадники: и по программе "Шаг в будущее", и по олимпиаде "Жуковский", и по другим. Общий набор - 3700 человек, из них примерно 1300 приходит по различным олимпиадам.

РГ: А сколько девушек учится в Бауманке?

Федоров: Около 4 тысяч, это процентов 20 от общего числа студентов. Остальные 16 тысяч - ребята. И так было всегда. Я сам учился в группе, где не было ни одной девочки. Жену пришлось брать из соседней группы.

РГ: Какая специальность сейчас самая популярная?

Федоров: Информационная безопасность. На нее самый большой конкурс: человек 20 на место. Популярен факультет информатики и управления, факультет биомедицинской техники, факультет радиоэлектроники и лазерной техники, инженерный бизнес и менеджмент. Менее популярны машиностроительные специальности. Но в последнее время есть спрос на новые технологии машиностроения - лазерные методы сварки, нанотехнологии. В целом в прошлом году все факультеты своих студентов набрали. Раньше мы практиковали перевод ребят с востребованных специальностей туда, где был недобор. Сейчас это не требуется.

Охота на студента

РГ: Вопрос от Евгения Бойко, ректора Сибирской академии госслужбы: "Выпускники школ, которым всего 16-17 лет, сегодня социально незрелые и инфантильные. Как вы относитесь к идее продлить школьное образование до 18 лет?".

Федоров: Вопрос, конечно, спорный. В 18 лет человеку все-таки уже пора получать высшее образование. И не такие уж наши абитуриенты и инфантильные. Но оставляет желать лучшего школьная подготовка. Особенно печально то, что значительно упал уровень по математике. Физику или информатику мы еще можем поправить на первом курсе, а вот существенные пробелы по математике трудно восполнить.

РГ: Помнится к вам в свое время поступил 11-летний мальчик. А сейчас такие вундеркинды есть?

Федоров: Сейчас у нас несколько десятков 15-летних ребят, есть и те, кто поступает в 14 лет. Но тот, о котором вы вспомнили - Савелий, - пока единственный. Мама - школьная учительница - приезжала с ним и потом в коридоре ждала, когда закончатся занятия. Мы предложили ей поработать у нас в библиотеке. Савелий поступил в 11 лет, закончил в 17 и уехал в Америку работать. Было это еще в начале 90-х годов прошлого века.

РГ: Действительно, в 90-е годы из Бауманки уезжал каждый второй студент, многие иностранные фирмы охотились за вашими ребятами. Есть ли у вас система учета: много ли студентов уезжают сейчас работать за рубеж?

Федоров: Масштабы мы представляем, и они не критичны. Кто-то уезжает работать по контракту и по окончании - возвращается. На ПМЖ уезжают редко, к счастью. Некоторые студенты учатся по схеме так называемого включенного обучения, но и они возвращаются, даже имея предложения остаться за границей и работать. Особенно много наших ребят во Франции, Германии, США и Канаде. Есть выпускник, который добился больших успехов в Калифорнии, но сейчас рвется назад. И таких достаточно. На родине они видят больше возможностей, да и русскому человеку все-таки комфортнее жить в России.

РГ: Среди дискуссий последних недель - вопрос о том, что наука должна вернуться в вузы. Что вы думаете по этому поводу?

Федоров: РАН - традиционная ниша науки, и принижать ее уровень неправильно. Но роль университета в науке должна быть выше, чем сейчас, это очевидно. Ведь что такое РАН? Это фундаментальная наука. Университетов, которые могут вести фундаментальную науку на таком высоком уровне, не так много.

РГ: Михаил Бирюков из Хабаровска, который учится в Академии экономики и права на втором курсе, спрашивает: на каких условиях можно перевестись в МГТУ?

Федоров: Так называемый Юрьев день объявляется у нас в конце июня - начале июля. Есть комиссия по переводу, и прежде всего мы смотрим соответствие дисциплин, которые изучались. Главное - совпадение учебных планов. Если они сильно расходятся, то мы предлагаем перевестись с потерей курса.

РГ: Много ли студентов переводится в Бауманку из вузов других городов?

Федоров: 25-30 человек ежегодно. Не так уж и много, потому что у нас с другими вузами все-таки сильно разнятся учебные программы. Если у человека, допустим, из другого города переезжает семья, то в таком случае мы можем перевести даже посреди учебного года.

Полтинник за доклад

РГ: Сейчас вузам разрешено создавать малые предприятия, в Бауманке уже таких несколько. Почему для вуза важно это право?

Федоров: Студенты хотят найти приложение результатам своих научных инженерных исследований. И для абитуриентов этот момент очень важен - он дает еще большую мотивацию к обучению в инженерном вузе, ведь потом можно создать на его базе свое малое предприятие. Причем высокотехнологическое. Плюс вуз получает определенные дополнительные доходы оттого, что выступает как учредитель этих малых предприятий. Мы интенсивно лоббировали 97-й федеральный закон, который дает нам это право. К сожалению, он пока работает не в полную меру. Нужны подзаконные акты, которые бы разрешали вузам сдавать площади бизнес-инкубаторам по каким-то льготным ценам, предоставлять оборудование.

РГ: На неофициальном студенческом сайте Бауманки висит куча предложений: Есть "дипломы "под ключ", "напишу доклад за 50 рублей, контрольная - по договоренности". Дипломы предлагают написать за 9 тысяч. Вы об этом знаете?

Федоров: Что тут сказать? В семье не без урода. Но вряд ли это система, скорее, одиночные случаи какие-то. Я сам завкафедрой, если мне дают диплом с моей же кафедры, я его сразу вижу, тут невозможно обмануть. Не могу представить, что на какой-то кафедре на дипломном проекте человек смог защитить уже ранее сделанную работу. И потом наши ребята пишут дипломы на предприятиях. Техническое задание на диплом дает не кафедра, а фирма. Там плагиат просто невозможен.

РГ: Ректор сегодня в большей степени кто - менеджер или ученый?

Федоров: В инженерном вузе, конечно, он должен быть ученым. Если придет просто менеджер, ему будет трудно. Здесь нужно и науку знать, и образование. Если бы я до ректорства не работал в вузе, мы бы так не отстаивали сохранение уровня специалиста для инженеров. Помните, как предлагали оставить только бакалавра и магистра? Мы здесь встали, что называется, насмерть. И важно, что нас поддержал министр Фурсенко.