Новости

08.04.2010 00:15
Рубрика: Культура

Фолк как рок

Пелагея уходит в русскую мифологию

Одна из главных законодательниц моды в российском фолке Пелагея представит свою новую программу "Тропы" в столичном "Крокус Сити Холле". Во время последних репетиций певица, которую благосклонно слушают и президенты, и студенты, и маленькие дети, ответила на вопросы обозревателя "РГ".

Российская газета: Вы презентуете программу и диск с песнями, которые известны слушателю уже как четыре месяца - с тех пор, как вы выложили их в Интернет для бесплатного скачивания...

Пелагея: Ну, во-первых, в Сеть мы выложили только половину готового материала, сам-то диск будет двойной, и на второй пластинке окажутся песни, которые публика частично слышала на концертах, а частично не слышала вовсе. А во-вторых, вопрос зарабатывания денег никогда не был для группы "Пелагея" главным. Интернет сегодня - это лучший способ распространения информации: любой альбом, что выходит на физическом носителе, через несколько часов уже лежит в Сети в свободном доступе. Так что кому интересны наши новые песни - вот они, слушайте! А двойник с красивым буклетом мы выпускаем для таких же, как и я, ретроградов, которые все-таки хотят пластинку потрогать, рассмотреть, поставить ее на полочку, подарить другу...

РГ: А хорошо ли сегодня продается русская народная музыка?

Пелагея: Я не знаю, насколько это хорошо продается, я далека от финансовых вопросов, и даже - честно! - не знаю свой концертный гонорар. Могу судить только по количеству сольных концертов: в прошлом году мы дали их больше шестидесяти. Это много. Залы у нас всегда тысячные и больше, с аншлагами. Получается, эта музыка востребована.

РГ: На "Тропах" много автор ских вещей с непростыми текстами. Что если у зрителей, привыкших к Пелагее, поющей "Валенки" и "Любо", "не пойдут" положенные на музыку сюжеты из русской мифологии?

Пелагея: Не пойдут у одних - пойдут у других. А я люблю эксперименты, мне без них скучно. И как исполнитель, к авторскому материалу крайне привередливый, могу сказать, что авторские вещи, написанные для этого альбома, очень высокого уровня. Муза явно посетила нашего композитора, гитариста и главного аранжировщика Пашу Дешуру и мою маму (автора большинства текстов на новом альбоме. - Прим. ред.), раз они начали писать такие песни. Это песни не развлекательного плана, не фоновые, это музыка, которая рождает вопросы, заставляет работать, шевелиться душу.

РГ: Не боитесь "перегрузить" публику?

Пелагея: Я в принципе не согласна идти с публикой на компромиссы. В аранжировках мы ориентируемся только на свой вкус и больше ни на что. А нашего зрителя мы, наоборот, стараемся воспитывать и на концертах специально, сознательно добавляем в палитру наших жанров новые краски. Кто-то любит аутентичные народные песни на 20 куплетов с минимальными аранжировками - вот они вам, кто-то - безбашенные казачьи в жестких рок-н-ролльных обработках или авторские вещи, пусть и близкие к року, но тоже основанные на народной традиции...

РГ: Которые человеку с улицы будет сложно понять...

Пелагея: А к нам приходят люди не просто с улицы, а и семьи с маленькими детьми, и я на концертах всегда рассказываю о жанрах внутри русского фольклора, объясняю, что такое народный или городской романс, походная казачья песня, песня-плач. Пою и снова объясняю... Пусть в детских головах "русская народная" будет ассоциироваться не только с "Ой, мороз-мороз".

РГ: Пелагея, вы всегда говорите, что не включены в систему российского шоу-бизнеса...

Пелагея: Да, у нас нет контрактов ни с одной продюсерской компанией, мы ничего никому не должны, и нам никто не может указывать, что делать. Мы не играем в месяц 30 концертов, чтобы отработать вложенные в нас деньги, не знаем никаких бартеров, когда надо бесплатно отпеть концерт за то, что про нас кто-то что-то написал... Мы маленький заводик на самообеспечении. Мы вольны выпускать альбомы в те сроки, что мы хотим, и в том формате, который хотим.

РГ: И экономика группы при этом...

Пелагея: ...не страдает. Да, у нас всегда есть финансовый риск: свои деньги мы зарабатываем концертами, их же вкладываем в запись, в альбомы и т. д. Мы единый организм, благодаря слаженной работе которого мы имеем то, что имеем.

РГ: При этом вас регулярно зовут на официальные государственные мероприятия и корпоративные концерты.

Пелагея: Но это же не оттого, что какой-то дядя раздул вокруг нас мыльный пузырь, в который он сам же, если захочет, может ткнуть пальцем и лопнуть! Я не просыпалась знаменитой после проплаченных "горячих" ротаций, мы много работали, чтобы заработать имя. Оттого и нынешний интерес, который сейчас проявляется к группе "Пелагея". Наверное, нас зовут потому, что хотят услышать не просто народные песни. Они ведь у нас звучат в контексте современной музыки, демонстрируя взгляд молодых людей на нашу культуру, традиции.

РГ: А случалось петь для жующей публики?

Пелагея: Случалось, но очень редко. Когда нас зовут на частные мероприятия, мы сначала узнаем, кто заказчик, кто там будет кроме нас, а люди, приглашающие группу "Пелагея" на свои корпоративы, обычно знают, что им будут играть не "блатные-хороводные" песни. Да под нас и не особо пожуешь, можно подавиться.

РГ: Несколько лет назад вы говорили о том, что хотите воспитать нашу публику, поменяв у нее предвзятое отношение к фольклору. Вам это удалось?

Пелагея: Когда-то у нас вместо фольклора был государственный академический жанр, и выражение "народная песня" у большинства вызывало сильнейшую оскомину. Сегодня интерес к народной музыке растет, и мне было бы приятно ощущать, что мы придали этому хоть какой-то импульс. Но, конечно, я не просыпаюсь с мыслью о том, что выполняю свою миссию. Я делаю свою работу, получаю при этом кайф, и мне еще за это деньги платят. Что еще надо человеку?

РГ: А не на рабочем месте, в компании, вам тоже приходится петь?

Пелагея: А у меня такая компания, что ей неинтересно, как я пою, им больше нравится поговорить, так что вне сцены я пою очень редко. Вот разве что недавно пела колыбельную новорожденной дочке моей подруги.

РГ: Ребенок быстро заснул?

Пелагея: Сразу же.

Культура Музыка Лучшие интервью