Новости

09.04.2010 00:34
Рубрика: Общество

Лечитесь, как министр

Некогда закрытый кремлевский санаторий открыл двери

Некогда закрытые санатории легендарной "кремлевки" - Четвертого главного управления Минздрава - сегодня распахнули двери для всех желающих.

Продолжаем серию публикаций о местах, где поправляли здоровье вожди и поэты: наши корреспонденты побывали в "Подмосковье" - многопрофильном санатории Управления делами президента РФ - и побеседовали с главврачом Сергеем Воронцовым.

Рожденный в СССР

Российская газета: Сергей Анатольевич, ваша визитная карточка с официального сайта: 125 гектаров живописного массива в Домодедовском районе на берегу реки Рожайки. Необычное у реки название...

Сергей Воронцов: Легендарное, а с точки зрения народных преданий - даже мистическое. После омовения в водах нашей речки благополучно рожали женщины, которые долго не могли забеременеть. И мужчинам купание приносило пользу. Отсюда и название: Рожайка. Конечно, это предания старины и народного фольклора. Но замечу, и в наши дни традиция соблюдается: бывали случаи, когда бездетные пары после отдыха в нашем санатории на следующий год приезжали поблагодарить врачей за избавление от проблемы бездетности. Я, конечно, верю не в мистическое, а отношу эффект на счет наших методик восстановления защитных сил организма.

У нас богатая история и сильные традиции. Первых отдыхающих мы приняли летом 1957 года - санаторий тогда был закрытого типа и предназначался для работников высших органов госвласти и их семей.

РГ: О легендах. В соответствии с одной из них в далекие советские времена у вас отдыхал большой авиационный руководитель. Он и распорядился проложить авиамаршруты так, чтобы в санатории не было слышно взлетающих и приземляющихся в Домодедово лайнеров. Правда?

Воронцов: Слухи имеют под собой основание. Вы же обратили внимание - самолетов практически не слышно. А из соседства с аэропортом планируем даже извлечь пользу: мы ведь всего в 20 минутах от Домодедово, можем принимать транзитных больных.

РГ: Санаторий, тем более корнями уходящий в "кремлевку", как-то сразу вызывает ассоциации с Советским Союзом. Для вас это не обидные ассоциации?

Воронцов: Отнюдь. В санаторно-курортную систему Советского Союза вложены великие ресурсы. Максимально сохранились и продолжают развиваться здравницы в нескольких ведомствах. Самые лучшие - в системе Управления делами президента. Мы - один из них.

И у нас можно получить в лучшем смысле кремлевские стандарты профилактического лечения, истинной диспансеризации, восстановительного и реабилитационного лечения. Такого вы больше нигде не найдете.

РГ: Простите, а чем, скажем, Карловы Вары хуже?

Воронцов: Не стоит сравнивать полотна Шагала с глянцевыми страницами журнала "Космополитен". Просто это совершенно разные материи.

Не оценивая Карловы Вары, хочу заверить, что многие знаменитые европейские бальнеологические курорты довольно мало связаны с клинической медициной. Как правило, это многозвездочные отели с расположенными поблизости медицинскими центрами. Ну или просто SPA-центрами. Там вам вежливо порекомендуют попить водички, посетить грязелечебницу. Ну, могут еще предложить ЭКГ снять. Все это, конечно, не повредит, но и... Скажу так: люди туда едут за свежими впечатлениями. Там весело, гламурно, в каких-то случаях - зажигательно, эротично. А вот лечение там чисто символическое.

...Поверьте, это пройдет, время все расставит на свои места. Просто жаль, люди сейчас теряют время, заменяя укрепление здоровья досугово-развлекательными турами. Полноценный санаторий вы такими курортами не замените.

Любовь и привилегии

РГ: Вспоминается фильм "Любовь с привилегиями". И что же, у вас до сих пор так: врач подстраивается под график пациента, любой каприз немедленно исполняется?

Воронцов: Наши врачи подстраиваются под пациента только в плане создания максимально благоприятных условий, включая бытовое и социальное удобство. Но уверяю вас: ни в советские времена, ни сегодня они не подстраивались с точки зрения выбора рекомендаций и лечебных методик. Сколь бы высокое положение пациент ни занимал, он соблюдает рекомендации врача. Другой вопрос: у врача очень высокая ответственность, поэтому в каких-то случаях может быть собран консилиум, принято коллегиальное решение.

Но всегда процесс обследования и лечения будет удобным и комфортным. Никаких очередей, хмурых лиц. Наоборот - удобная, светлая и дающая надежду атмосфера. Это правило касается всех: от главного врача до санитарочки, которая убирается в номере пациента.

Атмосфера - тоже часть традиций. А сохраняют традиции, конечно, люди. К нам идут по призванию. И живут все рядышком, и очень часто работают целыми семьями. Зарплаты скромные, но текучесть кадров низкая. Фактически для персонала санаторий - второй дом.

Безусловно, бережно относясь к традициям, мы идем в ногу со временем. В нашем санатории - новейшая аппаратура, уникальные методики.

РГ: Например?

Воронцов: Например, немецкая установка Crio space, она позволяет корректировать и нормализовать обменные процессы организма, иммунитет. Или многофункциональный сервис Trio skin для безоперационного лифтинга тела и кожи. Результат, как говорится, налицо: видимый эффект омоложения всего за одну процедуру.

РГ: Сергей Анатольевич, но ведь бесчисленное множество салонов сейчас обещают и не такие чудеса.

Воронцов: Часто такие салоны покупает самое дешевое оборудование, которое по сути - пародия на полноценную криотерапию и лифтинг. А иногда это просто шарлатанство. Мы используем только качественное, а потому дорогое оборудование. Например, у нас есть установка стоимостью 8 миллионов рублей. Частный врачебный кабинет себе такую может позволить? Ответ, по-моему, очевиден.

РГ: А если пациент заявит: вот прочитал в газете о новейшей чудо-методике, хочу такую. Но эта методика толком еще не проверена. Отважитесь спорить с небожителем?

Воронцов: С пациентами врачи не спорят. Мы будем аргументированно убеждать или разубеждать. При этом исходить из интересов пациента. Например, человек может пожелать быстро похудеть на 10 кг, помолодеть на 5 лет. Теоретически это возможно, но не всегда полезно. Мы должны объяснить: позитивные изменения наступят, но этапно, постепенно. И только под контролем медперсонала, иначе возможны побочные эффекты, опасно для организма. А рисковать здоровьем пациента в угоду рынку мы не станем - опять-таки это не стандарт Четвертого управления. Надо держать марку, ведь сам бренд дает ощущение добротности, надежности.

РГ: Стать вашим пациентом - дорогое удовольствие?

Воронцов: Еще один стереотип. Время меняется, включаются рыночные механизмы. У нас очень широкий диапазон услуг и диапазон цен тоже очень разный. Нижний порог за сутки - от 1900 рублей, но все зависит от лечения, номера, времени года. Есть и эконом-номера, есть и пятизвездочные.

Прошлый барьер закрытости успешно преодолеваем. Поворачиваемся лицом к потребителю. Не все сегодня могут лечиться, как в советские времена - 26-28 дней. Поэтому у нас есть двухнедельные курсы. И вообще, санаторно-курортные здравницы - ключ к реальному сохранению биологического возраста и продолжительности жизни. Когда человек доходит до больницы, то есть когда что-то "сломалось", то часто бывает поздно.

...А что касается цен, то допустима аналогия с автомобильным техосмотром. Сейчас благосостояние не сопоставимо с советским периодом. Машины могут позволить себе многие, и мало кому в голову приходит игнорировать ТО. А в отношении своего организма мы имеем некую иллюзию: можем отложить, потерпеть. Тем самым упускаем время: 5-10 лет, когда можно и нужно было провести профилактическую отладку временных функциональных расстройств. И доходим до хронического заболевания. Дальше - стационар. По сути, с упущенными годами идет накопление "поломок". А ведь чем моложе человек, чем подвижнее его восстановительные системы, тем легче их корректировать в сторону нормы.

Другая проблема: что-то заболело - народ лечится таблетками. Сейчас огромный выбор "лекарств": в свободной продаже без рецепта много препаратов, причем сильнодействующих. Но таким образом вы лишь фактически маскируете симптомы, с которыми надо серьезно разбираться.

Представьте: у вас в авто загорелась лампа "проверь двигатель". Что сделаете? Наверное, поедете в сервис и обратитесь к мастеру. А с организмом почему-то пытаетесь сами разобраться. Неправильно. И просто неразумно, ведь современная медицинская техника позволяет определить уровень так называемого биологического здоровья. Да, хорошая не везде есть. Потому что очень дорогая. А в нашей системе - лучшая техника.

Кстати, нет более удобного места, кроме санатория, где можно пройти "ТО" - истинную диспансеризацию. В повседневной жизни на нее обычно нет времени или условий.

А звезды тем не менее

РГ: Сергей Анатольевич, в прошлом году ушли из жизни ряд очень ярких звезд кино и шоу-бизнеса. Обычно в таких случаях принято разводить руками: судьба. Интересно мнение врачей, у вас тоже лечились многие знаменитости.

Воронцов: Смерти многих из них можно предупредить, говорю это как врач. Мало просто вести здоровый образ жизни, то есть не пить, не курить, избегать стрессов, заниматься спортом. Важна своевременная диагностика и профилактика.

РГ: С диагностикой ситуация бесспорная. Но вот чтобы не пить, не курить, не нервничать... Так, наверное, в жизни не бывает.

Воронцов: Бывает. Наши стереотипы не свойственны всему миру. Почему-то мало говорят о том, что в 41 стране мира действует абсолютный "сухой закон", и очень жесткий. Обязательно в обществе должны работать определенные сдерживающие государственные механизмы. Но в комплексе мер, ведь не все проблемы упираются во вредные привычки. Есть еще проблемы экологии, неврозы и стресс от необходимости по четыре часа в день страдать в автомобильных пробках.

И вместе с тем вот вам наглядный пример от обратного: прикрепленные к Четвертому главному управлению люди сохраняли работоспособность в течение очень длительного времени. Как минимум жили, причем полноценно жили, на 10-15 лет больше тогдашних среднестатистических показателей. И это при том, что в советское время средняя продолжительность жизни была выше нынешних показателей.

За счет чего? И опять упомяну высочайшие стандарты пресловутой "кремлевки", раскрывающие возможности медицины. А именно: профилактика, преемственность, сочетание диспансеризации, амбулаторного наблюдения, поликлиника, стационар, восстановительное и санаторно-курортное лечение.

А посмотрите на наших сотрудников - люди выглядят в среднем на 10 лет моложе своего возраста, особенно женщины. Понятно, хорошая экология, благоприятные условия, но есть еще важный фактор: сотрудники прикреплены к нашим учреждениям.

РГ: Средняя продолжительность, полагаю, у нас не 60 лет, как по стране?

Воронцов: У нас есть сотрудник, которому за 80, но он трудится - выдает спортинвентарь. Ни за что не скажешь, что ему столько лет, он на свои года просто не выглядит. И это не единичный случай.

РГ: А ваши ветераны помнят великих? Могут показать, скажем, любимую беседку или скамеечку Ахматовой, которая здесь провела свои последние дни. Или рассказать об Аркадии Райкине?

Воронцов: Кроме Анны Ахматовой и Аркадия Райкина, у нас останавливались Сергей Лемешев, Роберт Рождественский, Любовь Орлова, Фаина Раневская. Спокойствие и тишину наших мест ценил патриарх Пимен. И еще многие великие люди. А на ваш вопрос отвечу так: приезжайте, наши ветераны вам покажут любимые места великих. Но об их недугах вам здесь никто ничего не расскажет. Врачебная этика не имеет сроков давности.

Общество Здоровье Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область Медликбез РГ-Фото