12.04.2010 23:40
    Рубрика:

    Специалисты указывают на пробелы госпрограммы "Чистая вода"

    Пробелы программы очевидны специалистам

    В апреле очередной вариант проекта государственной программы "Чистая вода", подготовленный минэкономразвития, должен был поступить в правительство. Проект жестко критикуют. Одна из главных причин этого, на мой взгляд, кроется не только в очевидных пробелах самого документа, но и в отсутствии объективной и достоверной информации о ходе его подготовки. В этой связи полезно остановиться на некоторых конкретных и самых очевидных упущениях, которые просматриваются в первой редакции проекта госпрограммы в части видения авторами экономических подходов к функционированию предлагаемой нам модели коммунального водного хозяйства (КВХ).

    Прежде всего, из проекта программы пока совершенно неясно, что собой будет представлять система тарифного регулирования и разработана ли таковая в принципе? Берем положение - цитата: "...тариф формируется из дохода на инвестированный капитал, сопоставимый с доходом в других отраслях со схожими рисками, и возврат капитала, осуществляемый в течение 10-20 лет... ". Дело-то в том, что сегодня в отрасли КВХ полностью отсутствует законодательно оформленное понятие "экономически обоснованный тариф", сама услуга "подача питьевой воды населению" не обрела необходимый юридический статус и на уровне законодательства не сформулирована. В итоге получается, что тариф сейчас можно поднять в 5 раз, можно - в 10 раз, а можно и в 15 раз. Но и первый, и второй, и третий "варианты" экономически не обоснованы. С одной стороны, нет узаконенной формулы расчета тарифа, а с другой - применив "формулу", предложенную в ГП, мы сразу подразумеваем увеличение тарифа, и это при том, что в стране возникла волна социальной напряженности именно в связи с ростом тарифов на оплату услуг ЖКХ. Похоже, пока никто не понимает, сколько должна в принципе стоить услуга.

    В России пять лет действуют изменения в ФЗ "Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса" и некоторые законодательные акты РФ, и предельные тарифы организаций коммунального комплекса определяются правительством РФ до принятия в первом чтении федерального бюджета на очередной финансовый год. Кроме того, следует учесть, что любые изменения должны все-таки коррелировать с действующими нормативными документами. И здесь недостаточно просто экономически обосновать тариф и его возможное повышение в процентах, а важно заложить логику функционирования всей отрасли КВХ, работу которой определяет комплекс взаимосвязанных гигиенических и технических нормативов, исполнение или неисполнение которых зависит и от финансовых факторов.

    С экономической точки зрения порождают недоумение сетования на непомерную величину операционных расходов и тут же обнаруживаемое в проекте ГП предложение их "ежегодно индексировать с учетом роста цен в экономике". Это дает повод задуматься о компетентности разработчиков проекта.

    Анализируя обоснование расходов, предложенное в проекте ГП "Чистая вода", мы, как специалисты, наблюдаем неясность и не вполне понимаем, каким образом возникли следующие очевидные пробелы.

    В разделе "Ресурсное обеспечение государственной программы" утверждается, что "реализация инновационного подхода, обеспечивающего существенное улучшение качественных и количественных характеристик сектора водоснабжения и водоотведения, требует финансирования на уровне 40 млрд рублей в среднем за год". При этом не указано, откуда взялась данная цифра. Далее не раскрыто содержание пропорции - 20 млрд рублей среднегодового финансирования "в базовом варианте" и 40 млрд рублей "в инновационном варианте".

    А, к примеру, в разделе "Объемы и источники финансирования" четко указано, что софинансирование региональных программ (не может превышать 50% от общего объема программы); финансирование мероприятий по стимулированию отечественного производства оборудования и материалов (не может превышать 20% от общего объема программы). Помимо обоснования процентных долей, видимо, в ГП следовало вычислить и предложить нижний предел финансирования мероприятий, например, 30-50% или 10-20%, поскольку в противном случае финансирование может оказаться бессмысленным.

    Создается впечатление, что главной задачей стала установка максимально избежать демонстрации методологии определения расходов, но при этом процентное распределение бюджетных средств прописано весьма четко...

    Самой яркой иллюстрацией к последнему замечанию является то, что "деятельность Российского фонда развития систем водоснабжения и водоотведения (не может превышать 50% от общего объема государственной программы)" - это прямая цитата. В то же время на стимулирование производства отечественного оборудования - им так гордятся, что даже отразили успехи в итоговой резолюции форума "Чистая вода", прошедшем 24-25 ноября 2009 года, - закладывается не более 20% от общего объема финансирования. Понятно, что речь идет о бюджетных средствах, ведь концессионер никакой фонд финансировать не станет. Столько же средств, сколько выделено в процентах на работу РФРСВВ, заложено на поддержку всех регионов РФ!

    Создание подобной структуры требует абсолютной ясности и прозрачности. Но пока не известно, на базе какой научной организации или государственного ведомства планировали сформировать РФРСВВ. Во всяком случае, никто из авторитетных ученых и специалистов, имеющих опыт в сфере разработки гигиенических нормативов и норм КВХ, сотрудников профильных институтов не получал предложений о сотрудничестве с "таинственным фондом".

    В стране давно назрела необходимость в разработке новых экономических подходов к организации водохозяйственного комплекса. Поэтому и экономический раздел должен быть обязательно представлен в госпрограмме. Но, разумеется, он не должен составлять 100% содержания проекта, как в редакции документа, с которой, в конце концов, с трудом удалось ознакомиться. Однако даже притом, что экономика забрала на себя суть программы (надо полагать, в силу профиля министерства-автора), экономическая конкретика в документе практически отсутствует, экономика водохозяйственной деятельности огромной научно и технически емкой отрасли размыта в общих цифрах, фразах и понятиях, примеры выше.

    Причем, взглянув на проект госпрограммы с позиции гигиениста, создается впечатление, что, как указано "...государственная программа направлена на реформирование и модернизацию сектора водоснабжения и водоотведения...", а вовсе не на обеспечение населения доброкачественной питьевой водой, хотя авторами продекларирована именно эта благородная цель. Что и подтверждается далее - цитата: "софинансирование региональных и местных проектов при условии осуществления ими реформы сектора водоснабжения и водоотведения в соответствии с лучшей практикой", но не при условии объективной необходимости, в том числе ввиду увеличения заболеваемости населения или загрязнения окружающей среды конкретного региона. Будут ли скорректированы комментируемые пробелы в новой редакции программы "Чистая вода" - вопрос остается открытым.