Новости

14.04.2010 00:40
Рубрика: Экономика

Время пошло

Текст: (председатель правления Института современного развития)
Дефицит продовольствия и ресурсов в мире повышает риск новых кризисов

Сейчас каждая страна так или иначе примеривает на себя возможные "новые одежды". Столь масштабный кризис, с последствиями которого глобальная экономика до конца еще не разобралась, не может пройти бесследно для уже сложившейся расстановки сил в мире.

Какое место займет в нем Россия через двадцать лет? У нас есть возможность остаться региональным лидером на пространстве СНГ, занять ведущие позиции в Европе и даже реально вырваться в мировой авангард. Но не исключен и другой вариант: мы переходим в категорию развивающихся стран и выпадаем из "двадцатки" влиятельных государств.

В этом году наши тревожные ожидания немного спали, несколько более оптимистично мы смотрим на ситуацию в мировой, да и в отечественной экономике. Перспективы кризиса кажутся уже менее драматическими. Всемирный банк увеличил показатель роста мирового ВВП до 4 процентов. Более ранний прогноз Организации Объединенных Наций, напомню, был значительно скромнее - 2,4 процента, но тоже позитивный. Всемирному банку вторят Международный валютный фонд, основные рейтинговые агентства.

В России тем временем сохраняется довольно напряженная ситуация, но и у нас есть основания быть осторожно оптимистичными. Министерство экономического развития уже повысило прогноз по росту ВВП России в этом году. Официальная безработица снижается. Складские запасы предприятий, основной показатель экономической активности компаний, сокращаются. Аналитики ожидают, что начнут набирать обороты производства в основных промышленных центрах страны. Цена на нефть стабильно растет. А это главный источник формирования доходов нашего бюджета. Пока он сведен с дефицитом в 7 процентов, но потенциально мы можем вновь выйти на сбалансированные показатели. У нас почти отсутствует государственный внешний долг. Правда, госкорпорации и частные компании заняли за рубежом сумму, сравнимую с золотовалютными запасами страны. За этим надо следить, но и здесь острота проблемы уже не та.

Означает ли это, что худшее для нас позади? Недавно на площадке Института современного развития наши коллеги из Института посткризисного мира представили исследование - "Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус?" В его основе - опрос 247 экспертов из 53 стран мира, который проводили с ноября 2009 года по январь 2010 года. Эксперты, политологи, журналисты, ученые, не понаслышке знакомые с мировыми тенденциями и прогнозами, делают два вывода. Первый - Россия будет переживать довольно сложные времена. Но у нас большое население, мощные минерально-сырьевые запасы, мы обладаем ядерным оружием. И при соответствующих реформах у страны есть возможность стать новой инновационной площадкой посткризисного мира, занять в нем лидирующие позиции. В какой степени мы используем этот потенциал, зависит и от нас самих.

Отсюда второй вывод: эксперты практически единодушно отмечают кризис модели госуправления в России, ее недостаточный уровень по сравнению с теми, которые применяются в наиболее эффективных странах и экономиках. Довольно медленно идет модернизация, отход от минерально-сырьевой направленности, переориентация на инновационное развитие. Если мы это осилим, то в точном соответствии с прогнозами группы "Голдмен Сакс", которая объединила ряд стран в так называемый блок БРИК - Бразилия, Россия, Индия, Китай - наша страна может к 2030 году вырваться в передовики. Если же реформы не пройдут, шансов исправить ситуацию с каждым годом будет все меньше. Эксперты сходятся во мнении, что кризисы продолжат сотрясать мир каждые десять лет. И чем слабее государство, тем сложнее ему будет проходить новые испытания.

Новые мировые риски носят цивилизационный характер. К финансовым и экономическим проблемам добавляются риски ресурсного развития как отдельных стран, так и целых регионов. Глобальное потепление многими учеными рассматривается как очень конкретная угроза целым географическим районам. Нарастает дефицит продовольственных и водных ресурсов. Прибавьте к этому довольно несправедливое распределение богатств как внутри стран, так и между так называемым Севером и Югом. Да и внутри развитого Севера современная модель демократии характеризуется двойными стандартами и распространением непродуктивной этики. Эти факторы риска уже дают о себе знать, в том числе на границе России и Центральной Азии. События в Киргизии - часть этой цепи. Видение новой "революции тюльпанов", как организованной извне, на мой взгляд, упрощенная версия. Боюсь, что с проблемами, которые стали катализатором "взрыва" в Киргизии, в ближайшем будущем в этом регионе придется столкнуться и другим государствам. Все чаще используются вооруженные силы в конкуренции как за природные ресурсы, так и за геополитическое господство. Давайте не будем закрывать глаза на то, что из более чем 250 вооруженных конфликтов, произошедших после Второй мировой войны, в мире большая часть произошла после окончания "холодной войны".

Но демонтаж старых идеологий в мире уже начинается. Предприимчивость, свобода, демократия, безусловно, останутся мотором реформ. А стабилизатором этого мотора, чтобы он не пошел вразнос, будут социальная справедливость, равенство, концепция солидарного управления государствами, нациями. В этом быстро меняющемся мире мы можем оказаться без надежного компаса.

У нас почти не осталось времени на дискуссии, какую модель развития выбрать, в какие союзы вступать, с кем развиваться дальше и по какой линии. Но, не имея такого консенсуса в обществе, системы сдерживания противовесов в экономической конкуренции и в политике, мы рискуем сбиться с пути. Приближается очень важный период развития страны - выборы в Госдуму, главы государства. Надо предусмотреть различные варианты развития событий, предложить их населению, обсудить как можно свободнее, гласно, открыто. Необходимо понять, за что же выступает большинство думающих граждан страны. И разработав стратегию, поправив многое, что не устраивает нас и внешний мир в российском госуправлении, включая коррупцию, бюрократическое засилье, сделать решительные шаги.

Мне могут возразить, что искоренение коррупции - очень длительный процесс и двадцати лет на это не хватит. Согласен, полностью искоренить ее вообще нельзя, как невозможно искоренить жадность человеческую. Но коррупцию можно поставить в более жесткие рамки политической конкуренцией, свободной прессой, развитым гражданским обществом. Надо сопротивляться. Дебюрократизировать экономику и деэкономизировать бюрократию. К этому мы морально готовы, устав от откатов и взяток. Уже начался процесс создания из судейской власти реальной третьей силы. Так что все это в наших силах.

Инновации - тоже не такая уж несбыточная мечта. Да, сейчас на них в экономике нет спроса. А что вы хотите, если, вкладывая в торговлю сырьевыми ресурсами, предприниматель получает 50 процентов прибыли в год, тогда как инновации дают всего 2-3 процента, а на первых порах даже минус? Так предоставьте массовые стимулы для инноваций. Или вы думаете, что таланты в России полностью исчерпаны? Я так не считаю. Но зачем им стараться, если силы и деньги можно вложить в нефть и получить гарантированный высокий доход? А тут надо рисковать, поначалу одни расходы, и все на тебя смотрят как на неудачника. Стимулируя инновации сейчас, мы становимся более устойчивым государством в будущем. Опираясь только на сырьевую модель, ахая и охая, что на инновации нет спроса, остаемся минерально-сырьевым государством.

Исчерпав этот ресурс в течение 10-30 лет, мы навсегда лишим страну возможности вернуться туда, где она по праву должна быть - среди лидеров. Будем из последних сил поддерживать остающиеся запасы вооружений, человеческого капитала. Худо-бедно мы себя прокормим - земля и вода есть. Но конкуренция в мире, борьба за ресурсы будет нарастать. Не забывайте, что России принадлежит одна седьмая часть суши, 40 процентов нетропических лесов, огромные минерально-сырьевые, водные запасы. А население, силы будут убывать. В такой ситуации возможен и прямой распад страны. Отход ряда территорий к успешным конкурентам даже без вооруженных конфликтов, а в результате демографической экспансии, например, нашего южного соседа, Китая, или исламского мира. Вас устраивает такая перспектива? Нет? Тогда пора действовать. Время пошло.

Динамика промышленного производства