Новости

15.04.2010 15:25

День Сурка по-красноярски

Подземный реактор в атомграде Железногорск все прощается, но не уходит

Последний из трех промышленных реакторов по наработке плутония на Красноярском горно-химическом комбинате ЗАТО Железногорск, остановленный еще год назад, сегодня остановили повторно. Но и теперь не факт, что навсегда.

Как сообщает пресс-служба комбината, в 12:00 по местному времени (в восемь утра по московскому) "на пульте управления реактором АДЭ-2 представители местных властей и Горно-химического комбината нажали кнопку "Стоп". Нынешней, уже во многом символической церемонии предшествовало заявление Дмитрия Медведева на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне о том, что в России решено закрыть последний реактор-наработчик оружейного плутония. Путь к этому оказался не таким простым, как многим поначалу казалось.

Напомним: всего, по неофициальным сведениям, в СССР было построено и введено в действие 14 промышленных реакторов для наработки плутония-239. Шесть - на территории нынешнего ПО "Маяк" (город Озерск Челябинской области), пять - на Сибирском химическом комбинате в Томске-7 (ныне - закрытое административно-территориальное образование Северск) и три - на Красноярском горно-химическом комбинате. Это единственное в своем роде предприятие, полностью расположенное под землей. Его упрятали в скальных выработках на берегу Енисея в 50 километрах к северо-востоку от Красноярска. Теперь это градообразующий объект ЗАТО Железногорск.

Между 1987 и 1992 годами, когда СССР и США активно разоружались, у нас были остановлены семь из четырнадцати реакторов. Американцы к середине 90-х вывели из эксплуатации все свои реакторы-наработчики, а в одном (на территории Хэнфордского ядерного комплекса) даже успели сделать музей и возили на экскурсии любопытствующих. В свое время там довелось побывать и автору этих строк.

После 1992 года, уже в суверенной России, были остановлены (правда, без особой огласки) еще четыре таких объекта, в том числе тяжеловодный реактор на ПО "Маяк". А три уранграфитовых реактора (два в Северске и один в Железногорске) все жгли и жгли в своем чреве урановые стержни, нарабатывая в процессе цепной реакции плутоний-239. Объяснялось это тем, что три упомянутых реактора имели двойное назначение: одновременно с плутонием давали тепло и горячую воду в дома самих атомщиков. А в двух ЗАТО - Северске и Железногорске - в общей сложности более 170 тысяч жителей. И чтобы остановить реакторы, требовалось создать замещающие тепловые мощности.

В Северске было решено реконструировать и расширить уже существующую в городе ТЭЦ. Два года назад эту работу завершили, и оба реактора там остановлены.

Последний, четырнадцатый реактор продолжал работать в Железногорске плоть до конца мая 2009 года. А в ночь на 1 июня, когда в этих местах фактически завершился отопительный сезон, АДЭ-2 по распоряжению главы "Росатома" остановили. Наши и зарубежные СМИ тогда же поспешили с комментариями: в России полностью прекращена наработка плутония-239, который используется в ядерном оружии. И мало кто придал значение фразе-оговорке в том распоряжении: реактор выводился "в режим резервного ожидания". Отчего такая неопределенность? Как выяснилось, на этом настояли местные власти, у которых не было твердой уверенности, что к началу нового отопительного сезона в город придут тепло и горячая вода с новой ТЭЦ, которая строится как замещающий энергоисточник.

Мэр Железногорска Геннадий Баховцев, упирал на то, что "город был всегда надежно обеспечен двумя источниками тепла". Это атомный реактор и, как резервный источник, мазутная котельная. "В случае каких-то неполадок на ТЭЦ город может остаться без тепла и горячей воды", - не без оснований опасался он год назад. Однако советник генерального директора Красноярского ГХК Михаил Дмитриев в разговоре с корреспондентом "РГ" назвал такие тревоги "беспочвенными". Спор чиновников рассудила зима: реактор АДЭ-2 после летней профилактики осенью 2009 года вновь пришлось запустить. Что невольно подпортило репутацию "Росатома" в диалоге с американцами по этому конкретному вопросу.

И вот теперь реактор, проработавший в общей сложности 46 лет, остановили в очередной раз. Специалисты, управлявшие им, присоединятся к коллегам, которые занимаются - обратим внимание - не выводом из эксплуатации, демонтажом и т.д., а консервацией ранее остановленных реакторов АД, АДЭ-1, а теперь и АДЭ-2, другого оборудования и коммуникаций. "Часть персонала, - пояснили в пресс-службе, - будет осуществлять наблюдение за реакторами и на стадии консервации". Как долго - не уточняется.

Тем временем

Соединенные штаты и Россия приступят к утилизации избыточного оружейного плутония только в 2018 году - после того, как будет создана инфраструктура и произведено необходимое оборудование. Об этом, по сведениям "Интефакс", сообщили в госдепартаменте США. Накануне министр иностранных дел Сергей Лавров и госсекретарь США Хиллари Клинтон подписали в Вашингтоне протокол о поправках в российско-американское соглашение об уничтожении оружейного плутония. Оно заключено еще 1 сентября 2000 года и признает "избыточными для целей обороны" по 34 тонны оружейного плутония с каждой стороны (всего - 68 тонн, этого достаточно для производства 17 тысяч ядерных боеголовок). По словам министра Лаврова, на утилизацию и переработку избыточных запасов плутония-239 Россия планирует истратить до 2,5 миллиардов долларов, США добавят к этому еще 400 миллионов.