Новости

13.05.2010 00:15
Рубрика: Общество

Землекоп служил исскуству

Всю жизнь Игорь Грабарь занимался поиском и сохранением прекрасного
Текст: Александр Батыгин (Москва - Витебск - Удомля)

Полвека назад не стало Игоря Эммануиловича Грабаря, внесшего огромный вклад в дело спасения и сохранения многих произведений древнего искусства, в том числе и в Беларуси, тонкого знатока и популяризатора искусства, реставратора и музейщика. В 1913-1925 годах И. Грабарь был попечителем и директором Третьяковской галереи, организатором и руководителем Центральных реставрационных мастерских в Москве, которым позднее присвоили его имя. Благодаря его исследованиям расширились наши знания об отечественной средневековой культуре, в частности, о творческом облике Андрея Рублева и Феофана Грека.

В 20-е годы минувшего столетия И. Грабарь выступил в защиту уникального памятника в Витебске - церкви Благовещения Пресвятой Богородицы. Древнейший памятник в Беларуси входит в тройку самых известных белорусских святынь XII века. Он был возведен из плинфы - византийского кирпича. Тогда, в начале прошлого века, храм нуждался в ремонте, из-за сырости исчезала уникальная настенная живопись.

И. Грабарь поддержал идею закрепления церкви за Витебским государственным культурно-историческим музеем - другого способа спасти памятник в ту пору не представлялось. Позже за древнюю церковь заступился известный историк академик Борис Рыбаков - храму угрожал снос. Увы, в конце 1961 года церковь взорвали. Чтобы тридцать лет спустя вознести на старом месте обновленный храм - на берегу Западной Двины.

За свою долгую жизнь Игорь Эммануилович и его ученики спасли сотни памятников древней культуры, много времени он отдал учету и сохранению исторических ценностей Троице-Сергиевой лавры. И все эти годы продолжал сам создавать картины, воплощающие его любовь к русской природе, березам - "сверхъестественному дереву, дереву-сказке", как он восторженно отзывался об обитателях наших лесов и рощ.

И. Грабарь считал себя учеником Исаака Левитана и не случайно не раз посещал заповедные уголки тверской земли, где творил великий пейзажист. Там, в усадьбе "Чайка" на берегу озера Удомля он встречался и подружился с замечательным живописцем, выходцем из Беларуси Витольдом Каэтановичем Бялыницким-Бирулей (о его творчестве мы подробно рассказали в материале "Розы из "Чайки", "СОЮЗ", 28 января 2010 года). О таланте молодого Витольда провидчески сказал Илья Репин: "Этот художник счастливец. Он найдет себя особо".

Знаменитая картина "Март" И. Левитана, написанная неподалеку от Удомли на Островенском озере, оказала огромное влияние и на В. Бялыницкого-Бирулю, и на И. Грабаря. Можно сказать, перефразируя известное выражение, они черпали вдохновение из одного, левитановского источника. Игорь Эммануилович записал тогда о впечатлении, которое произвели на него картины Левитана: "Каждая из них была для нас новым откровением, ни с чем не сравнимым наслаждением и радостью. Они вселяли бодрость и веру в нас, они заражали и поднимали. Хотелось жить и работать".

На гостеприимной даче "Чайка", где В. Бялыницкий-Бируля провел 40 лет, побывали многие известные живописцы, актеры, писатели. Гостил там и Игорь Грабарь, написавший зимой 1937 года хозяину дачи: "Дорогой Витольд Каэтанович! Больше всего хотелось бы выразить Вам свое глубокое чувство удовлетворения поездкой в "Чайку" и чудесным пребыванием в ней. Просто незабываемые дни: И сердечно, и душевно, и творчески одни из лучших, выпавших мне в жизни. Отдохнул на славу и поработал, оказывается, немало!..

Игорь Грабарь до конца своей долгой жизни поражал всех своей потрясающей работоспособностью, переключаясь с создания полотен на критические статьи, музейные вопросы, подготовки выставок, уделяя первостепенное внимание созданию многотомной "Истории русского искусства": "Лучший отдых есть перемена работы", - любил повторять он.

Игорь Викторович Долгополов, известный искусствовед, в своей трилогии "Мастера и шедевры" в главе, посвященной своему тезке, Игорю Грабарю, рассказал, как общаясь с мэтром в конце 50-х прошлого столетия (возраст того приближался к 90 годам), поражался его энергии: "Он успевал бывать на десятках заседаний, в институте, а главное - он продолжал работать как живописец и ученый. Грабарь был поистине одним из патриархов русской культуры, и великое счастье доставляло слушать его, общаться с ним... Пожалуй, что было самое удивительное в Игоре Грабаре, это его способность сплачивать художников, заражать их идеей поиска прекрасного, великолепное умение свободно общаться с тем запасом знаний, который он хранил".

Мне повезло в моем журналистском ремесле: помногу удалось общаться с замечательными реставраторами, и не только в столице, не раз подолгу вести разговор с величайшим из них Саввой Ямщиковым, приезжать и в Центр имени И. Грабаря. Там я встретил замечательных мастеров, эрудитов. Привел туда меня профессиональный интерес - готовил материалы об истории отечественного лубка, создании в конце XVII века белорусом Василием Коренем "Библии для бедных". А потом этот творческий подвиг повторил мой старинный друг художник Виктор Пензин. Ученики Игоря Эммануиловича помогали тогда разбираться в тонкостях сюжетов, в замысловатых биографиях памятников культуры, за что я им до сих пор сердечно благодарен.

...В Беларуси грабарями называли наемных рабочих - тех, кто рыли пруды, разбивали сады, парки, словом, числились землекопами. Игорь Грабарь всю свою долгую, ярко насыщенную событиями жизнь пытался докопаться до глубин познания культуры и искусства, нашего общего исторического наследия. Ему удалось очень многое.

Общество История