Новости

Chicago Sun-Times, Хэди Вейсс

Для истории двадцать лет - практически мгновение ока, но за этот период Москва совершенно преобразилась, замечает автор статьи. Она поясняет, что несколько недель назад посетила Москву впервые с конца 80-х.

"Начнем с того факта, что теперь чаще всего слышишь слово "бизнес" и почти столь же часто - парное к нему слово "коррупция", - пишет журналист. Она сообщает, что жила не в "уныло-официозном "Интуристе", где в вестибюле бабушка выдавала старинные деревянные ключи", а в современном отеле Marriott Courtyard. Ее переводчица - 23-летняя Алина Коробкова, умная и модно одетая, тоже не походила на женщину, которая работала с ней 20 лет назад: "Тогда моя переводчица старалась не сболтнуть лишнего, в отель ее не пускали дальше вестибюля, а давать ей чаевые деньгами было нельзя - только купить какой-нибудь презент за доллары в государственном магазине".

Автор отмечает, что за истекший период в Москве появились бесконечные пробки и супермаркеты с широчайшим ассортиментом (правда, цены выше, чем в США, подчеркивает она). "Что до московских женщин, то это, возможно, первые модницы всего континента". Гораздо важнее - доступность информации, подчеркивает журналист, поясняя, что мобильные телефоны есть у каждого, телевизионные выпуски новостей стилистически неотличимы от западных, а иностранные СМИ легко доступны по Интернету. "Конечно, вполне возможно, что эти изменения - лишь декоративные, поверхностные. Но они все равно ошеломляют", - заключает она.

Из статьи "Москва: колоссальная метаморфоза"

Синдром коттеджей

Suddeutsche Zeitung, Соня Цекри

Статья в Suddeutsche Zeitung посвящена телесериалу "Школа" и современной российской молодежи. В России, отмечает автор публикации, фильм вызвал настоящее "потрясение, отзвуки которого докатились до наивысших кругов". На "аморальный" сериал ополчились коммунисты, Церковь, казаки... "Школа" идет на "Первом" государственном канале, и уже одно это "вызывает раздражение".

В фильме говорится о конфликте поколений, о столкновении двух культур. По времени демонстрация сериала совпала с наплывом информации о росте культа насилия в молодежной среде. Автор статьи напоминает о вопиющем случае, когда в одной из школ подростки связали пожилую учительницу и играли ею в футбол. "Симптом?" - задается журналист вопросом.

При этом у нынешнего поколения больше шансов, чем у любого из предыдущих. Оно не знает тягот войны, очередей мирного времени. "Золотое поколение", - замечает издание. Психологи уже говорят о феномене "детей коттеджей", которые растут в престижных пригородных районах за золотыми заборами и даже не знают, что такое метро. Валентина Лукащук, играющая в фильме роль главной героини, 14-летней Анны Носовой, говорит: "На самом деле нам сложнее, чем нашим родителям. Все дозволено. Многие с этим не справляются".

Опросы показывают у молодежи наличие некоторого смещения в системе ценностей, больший интерес к демократии и правам человека, некоторое сокращение великодержавных фантазий. Но, как отмечает автор публикации, нет ничего удивительного в том, что 18-24-летние более склонны к рыночному либерализму, чем обедневшие пенсионеры, прожившие большую часть жизни при социализме.

В заключение автор статьи рассказывает о своем посещении московской школы. Здесь она познакомилась с 16-летней Сашей Старостиной, которая хочет стать инженером и уехать за границу, потому что "в России плохо с высокими технологиями". С Аней Яковец, которая уверена, что демократии в России нет, и полагает, что ее стране нужен патриархат, потому что мужчины - "более созидательные" натуры, чем женщины. С Семеном Дорофеевым, который хочет стать учителем и журналистом и интересуется историей, однако ничего не слышал о расстреле польских офицеров в Катыни войсками НКВД.

(www.inopressa.ru) Подготовила Галина Брынцева

Пушкинъ - это не поэт

La Russie d Aujourd hui, Кевин О Флинн

За последние 20 лет Москва потеряла более тысячи исторических зданий, однако власти по-прежнему остаются глухи к призывам защитников культурного наследия столицы.

Не знакомые с Москвой иностранцы любят захаживать в "Кафе Пушкинъ", ресторан, якобы открытый на этом месте еще в начале XIX века. Однако все тут сплошная фальшивка. "Кафе Пушкинъ" - это всего лишь стилизация под знаменитую песню Жильбера Беко. Раздражения у защитников культурного наследия столицы оно не вызывало до того дня, пока его владелец не решил приобрести здание по соседству, чтобы открыть там ресторан азиатской кухни, принеся архитектуру здания в жертву бизнесу. Так уже более 15 лет выглядит печальная история архитектурного наследия столицы: исторические здания сносят, сжигают и уродуют без малейшего зазрения совести.

Недавно в Государственном архитектурном музее им. Щусева прошла выставка, на которой современная Москва сравнивалась с Москвой 1993 года. "Москва претерпела просто феноменальные изменения", - говорит защитник исторических зданий Александр Можаев.

По данным Московского общества охраны архитектурного наследия MAPS, за последние два десятилетия столица потеряла более тысячи зданий, представляющих исторический интерес, более 200 из них были отнесены к разряду исторических памятников.

Из статьи "Москвичи замечают, что облик их города меняется... к худшему" (www.inosmi.ru)

Общество СМИ и соцсети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники