Новости

20.05.2010 00:26
Рубрика: Общество

Праздник со слезами

Воинский мемориал превращен в площадку для жарки шашлыков

В рамках празднования юбилейного года Победы ветераны и молодежь, представители общественных организаций Мурманска посетили Долину Славы на 74-м километре Печенгской дороги.

Пробитые каски...

"Погибаем, остался я - Смирнов И. В. и Восковский. Скажите маме: сдаваться не будем. 1941 год", "Прощай, белый свет. Прощай, страна моя родная. 15.09. 41. Коля".

Тексты предсмертных записок, найденных поисковиками на местах сражений, высечены на черном мраморе стелы, входящей в мемориальный комплекс Долины Славы, с сохранением орфографии и даже почерков. Читать их без слез невозможно: "Пал Володя из Москвы. Нас двое, но мы будем стоять, пока хватит духу до подхода своих... И вот я один остался, раненный в голову и руку. Возможно, я умру. Русский. Родных нет.22.07.42. Виноградов".

- У меня прямо мороз по коже, - тихо признается высокий юноша в военной форме, всматриваясь в буквы, белеющие на мраморе.

На воинском кладбище мемориала захоронено более трех тысяч воинов. Их останки нашли на местах боев поисковые отряды. Большая часть захоронений - братские могилы. "Братское погребение 206 защитников Заполярья, похороненных в 1997 году", - гласит надпись на одной из могильных плит. На каждой лежит пробитая осколком или простреленная солдатская каска. Завершает этот скорбный ряд плита с датой "10 октября 2009 год". Под ней обрели покой 148 павших воинов. Рядом уже расчищено и подготовлено место для очередного погребения, которое состоится в октябре этого года. Оно дарует покой многим бойцам. И если верно известное изречение, что война закончится только тогда, когда будет похоронен последний солдат, то в Заполярье ее окончание праздновать еще рано, здешние сопки таят в себе множество страшных находок: следы окопов и укреплений, блиндажи то и дело попадаются грибникам.

Долина Славы - относительно недавнее название. Во время войны и долгое время после это место называли Долиной Смерти, так много крови впитала эта земля.

- В сорок первом здесь массово гибли наши солдаты, среди которых было много мурманчан, - вспоминает участник боев Аркадий Александрович Амахин. - А вот в сорок втором было уничтожено и немало немцев. Бои были страшные, погибших убирать с поля боя и хоронить возможности не было. Даже раненые порой оставались лежать, если не могли самостоятельно уползти.

- Как же здесь вообще было возможно воевать? - недоумеваю я, оглядывая окруженную скалами равнину, где между редких чахлых деревьев даже в мае лежит грязный рыхлый снег. - Ведь тут даже укрыться негде. И окоп не выроешь, кругом камни.

- Страшное место, - говорит Аркадий Александрович. - Кстати, основной вид ранения был именно каменными осколками. Случались смерти и от переохлаждения. Так вот, немцы с этой высокой сопки простреливали всю долину, видимость-то как на ладони. Но именно здесь они были не просто остановлены, а отброшены за реку Западная Лица, - показывает ветеран рукой в сторону заснеженных сопок на другой стороне автомобильной трассы. - И этот рубеж, установившийся осенью 1941 года, фашисты так и не смогли перейти. Мы стояли насмерть, стеной.

...И чад мангалов

Через дорогу от мемориального комплекса в честь праздника разбит так называемый лагерь: установлены военные палатки, с походной кухни всех желающих угощают дымящейся солдатской кашей. "Реально вкусно", - утверждает девушка с пирсингом в ноздре, с аппетитом уплетающая угощение в веселой компании своих друзей. Играет духовой оркестр, детвора облепила лафет пушки, на экране, установленном в кузове грузовика, демонстрируют кадры военной хроники. У меня вновь навернулись слезы на глаза, но уже от удушающего шашлычного чада. Здесь, на месте кровопролитнейших боев, сейчас дымятся мангалы. Они установлены буквально на каждом шагу, но тем не менее у каждого - очередь.

- Похоже, сюда приезжают только шашлыков поесть, - ухмыляется одна женщин.

- А сама зачем тут стоишь? - укоряет ее соседка.

- Все стоят - и я...

Вокруг - раскрасневшиеся от алкоголя лица. Тут же расположились коробейники с шариками-фонариками и китайскими игрушками. "Почему так дорого?" - возмущенно спрашивает ребенок, вертя в руках резинового осьминога. "Так ведь надо было привезти сюда, за доставку доплата", - парирует торговка.

За пластиковыми столами мест не хватает, люди жуют и пьют стоя. Рядом с радостными воплями снуют дети, размахивая купленными игрушками. Родители привезли их сюда с целью... Вот какой? Патриотического воспитания? Прикоснуться к столь близкой и столь значимой для нас истории? Или чтобы на личном примере показать, что нет ничего святого и там, где погибали наши деды и прадеды, можно с аппетитом есть, пить, в буквальном смысле слова - на костях?

"Долина Славы, которую во время войны фашисты называли Долиной Смерти, является для жителей Мурманской области таким же святым местом, как Мамаев курган в Волгограде, Пискаревское кладбище в Санкт-Петербурге или Поклонная гора в Москве", - утверждают все - от местных чиновников до СМИ. Но хотелось бы посмотреть на того "бизнесмена", кто посмеет раскочегарить мангал на Поклонной горе или Мамаевом кургане! И разве полезет питерцу в горло шашлык на Пискаревском кладбище?

Кстати

На правом берегу Невы, недалеко от Ивановских порогов, расположен Холм Славы (Безымянная высота). Он выполнен в виде величественной насыпной пирамиды высотой 20 метров и установлен в память о начальном пункте обороны правого берега Невы. Подножие холма жители Петербурга и Ленинградской области избрали местом захоронения домашних любимцев. На том же поле, где погибли сотни тысяч защитников города, теперь есть и величественные гранитные плиты с надписью "Дорогому Рексу...".

Общество История Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Мурманская область День Победы