Новости

20.05.2010 00:00

Не хочу быть дипломатом

Всегда и повсюду, во всем и везде - сегодня телеведущая Ксения Собчак. Ей нет еще и 30, а ее имя уже стало нарицательным

Нет телеканала, где бы она ни появлялась, нет газеты и журнала, где бы ни упоминалась, нет громкого мероприятия, где бы ни засветилась.

Ей нет еще и 30, а ее имя уже давно стало нарицательным. Что ж, тем интереснее спросить ведущую программ "Свобода мысли", "Девчата", "Дом-2", "Блондинка в шоколаде", "Идеальный мужчина" и других обо всем лично.

Я - непрофессиональный комик

- В Интернете Ксения Собчак и "Российская газета" часто упоминаются рядом. Наша газета вас много критикует.

- Я не читаю Интернет. Только новостные сайты. А по какому поводу вы меня критикуете?

- По разным. В частности, наш телекритик следит за вашим творчеством уже много лет. Он как-то писал о вас, что Ксения Собчак - человек, который уже родился брендом. Новую программу "Девчата" ругал. Кстати, здесь наши с ним мысли совпадают. Программа явно задумана, как ответ другой - мужской - "Прожекторперисхилтон". И после первых выпусков я не поняла: в "Прожекторе..." читают новости и комментируют, но стоит ли такая задача в "Девчатах"?

- Нет, такой задачи не было, мы же не юмористы, и я - не Клара Новикова. Это вообще не мое поле. То есть я могу что-то прокомментировать, остроумно пошутить, но я точно - не профессиональный комик, чтобы озвучивать какие-то заготовленные репризы. Программа "Девчата" - это женское обсуждение новостей, сплетен, историй из жизни. А что не понравилось вашему телекритику?

- Уровень шуток. Например, "трясти полушариями". Он пишет, что в женском исполнении шутки звучат более пошло.

- Это его точка зрения. Нужно уважительно к ней относиться. Я не считаю, что остроумно шутить могут только мужчины. Другое дело, что у мужчин больше простора для лицедейства. Но повторюсь: у нас нет задачи конкурировать с "Прожектором...", тем более что мне эта программа очень нравится. Нет смысла быть худшей пародией чего-то. "Девчата" задумывалась другой - девичьими посиделками, и, надеюсь, таковой станет, иначе я не буду в этом участвовать.

- Ксения, все каналы сегодня стремятся вас заполучить или в качестве гостя, или как ведущую. Как сами считаете, чем вызван столь повышенный интерес к вам?

- Это объяснимо. Я, как и многие профессионалы в области телевидения, ориентируюсь на цифры. Мы можем взять любую программу, где я появляюсь, будь то "Гордон Кихот", или "Школа злословия", или "Временно доступен" - и статистика покажет, что цифры их аудитории всегда будут в разы выше, чем у других. Телевидение - это тот же бизнес. Почему журналы хотят заполучить меня на обложку? Потому что журнал с моей обложкой продается лучше, чем любой другой.

- То есть вы сегодня - рейтинговый человек?

- Не сегодня. Это, к счастью, длится уже много лет.

- А почему, как вы считаете?

- Потому что я - живой человек. Я не играю какую-то роль телеведущей. Я как живу, так и живу. Что мне интересно, то и спрашиваю. Что для меня важно, то и делаю. Живой человек интересен всегда.

Я не пользовалась связями своего отца

- Над вами всегда витает некий образ клоунессы. Вы даже изображали ее в программе "Цирк со звездами". В профессии телеведущего, да и в актерской, есть такое явление: серьезному легко потом перейти в образ веселого. А наоборот почти невозможно. Вот вы сейчас в программе "Свобода мысли" пытаетесь это сделать...

- Многие этого не делают, потому что шутить гораздо выгодней, чем быть серьезным. "Свобода мысли" для меня - не работа на рейтинг. Это то, что я делаю ради интереса и собственного роста. Это мало кто может себе позволить. Любой другой персонаж моего медийного уровня и популярности не будет тратить столько времени и сил на то, чтобы поднимать новый канал. Выполнять столько работы за кадром, когда можно на Первом канале вести развлекательное шоу.

- Почему вы не могли вести серьезную программу на том же Первом?

- Для этого нужен какой-то опыт, практика. Я начинала - и это было правильно - в 2000 году, 10 лет назад на канале ТНТ, с программы "Дом-2". Со временем доросла до Первого. У меня никогда не было "возьмите все на блюдечке и съешьте", как многие считают, или, как вы говорите, "она родилась брендом". Я всю свою карьеру делала сама. Большим трудом. Никто не помогал. Никакая мама. Ни у кого я ничего не просила.

Меня всегда удивляет: неужели неглупые люди, живущие в современных реалиях, не понимают, что если бы за мной было покровительство больших лиц, если бы я действительно пользовалась связями своего отца, то была бы настолько глупа, что все, что бы попросила,- это вести программу "Дом-2"? В чем логика? Понимаете, я могла, наверное, чем-то воспользоваться, но это всегда было ниже моего достоинства. Я намеренно не хотела это делать, я никогда даже у мамы ничего не прошу, все делаю сама. И с 17 лет не взяла у нее ни копейки денег. Не живу с ней. Для меня это принципиальный момент. И я по-настоящему этим горжусь.

Я невероятно владею "ухом"

- Вопрос в другом: почему вам захотелось вести именно такие программы, как "Дом-2" и "Блондинка в шоколаде", если вы говорите, что выстраивали свою карьеру сами?

- Я не отношусь к тем людям, которые заранее создают себе план и ему следуют. 2000 год, я оканчивала институт и думала, чем заниматься дальше. Точно знала одно - не хочу быть дипломатом. "Дом-2" - это просто было то, что мне предложили. Я сказала себе: надо попробовать. Получилось. И это стало моим жизненным принципом - беру то, что есть, и делаю максимум.

- В программе "Свобода мысли" совершенно другой срез людей, чем в "Доме-2". Вы недавно давали интервью уважаемой газете, где сказали, что чувствуете себя в этом проекте ученицей. В нем же журналист обвинила вас, что вы слабо ориентируетесь в теме. Как вы готовитесь к этому ток-шоу?

- Опять же, это ее мнение. В "Свободе мысли" есть определенные ролевые функции, и я в этой программе высказываю точку зрения простого зрителя. Я не являюсь экспертом во все этих темах, так же, как и Александр Вайнштейн. Это и не есть журналистская работа. Моя задача заключается в том, чтобы вывести участников на некий эмоциональный разговор, на спор по той или иной проблеме.

Конечно, мы готовимся. Вначале предлагаем тему, потом ее разрабатываем. У нас по каждой теме огромная подшивка материалов. У нас постоянно творческие споры. А по поводу статьи - многое, что обо мне пишут, - неправда. Могу сказать, что я в этой стране одна из лучших телеведущих, что видно по практике. У меня большой навык работы, я невероятно владею "ухом" (специальный наушник у телеведущего, по которому поступают замечания режиссеров телесъемки. - Прим. С.А.). У меня нет такого, как у многих, когда человек уходит в прострацию и не реагирует на то, что ему говорят.

Броня крепка

- У вас есть одно качество, которое меня всегда удивляет, - вы умеете держать удар. Другая бы покраснела, расплакалась, не нашлась что ответить, вышла из студии...

- У меня просто очень большая непробиваемая броня. Как у "Мерседеса" есть разные степени бронирования. Моя степень бронирования равна, наверное, президентскому кортежу.

- Откуда она появилась?

- Тоже практика. Сколько раз незаслуженно меня критиковали, обижали, кто только мог. И выработался иммунитет. Если каждый день бить по одному и тому же месту, в какой-то момент вначале будет больно, появится кровь, а затем нарастет мозоль, все загрубеет, и пробить будет невозможно.

- Существуют две Ксении Собчак. Одна - спокойная и рассудительная, и вторая - в голову приходит ваше же слово "хабалистая". Вы как-то говорили, что это - маска.

- Это не маска. А тоже часть меня. Я просто разная. Вы же тоже не всегда журналист с диктофоном.

- Когда вы знаете, как именно должны себя вести?

- Я - профессионал своего дела. Вы же не спрашиваете актрису, как она переключается с Бабы яги на чеховскую героиню? На молодежной премии я одна, на "Свободе мысли" - другая, в "Девчатах" - третья, а в "Доме-2" - четвертая. Меня, например, упрекали, что в тот же день, когда на "Свободе мысли" обсуждалась трагедия, связанная с самолетом польского президента, на другом канале шли "Танцы со звездами" с моим участием. Так что же в этом плохого? Это и есть жизнь, и есть разная аудитория. Я считаю, что часть феномена Ксении Собчак - это то, что каждый получает ту Ксению Собчак, которую хочет.

Я - честный мастер подкола

- В радиопередаче с Катей Гордон она потеряла контроль над собой. Но вы-то собой владели, однако доводили ее все больше. Не могли остановиться? Пожалеть ее?

- Я не понимаю, почему должна жалеть людей, которые пытаются выстроить свою карьеру на том, чтобы "опустить" меня. Я их никогда не жалею.

- Но вы-то тоже мастер подкола.

- Я честный мастер подкола. Я всегда даю возможность своей жертве мне ответить. И я всегда с удовольствием иду на то, чтобы вступить с людьми в конфронтацию. И никогда не отказываюсь от своих слов. Скажем, "Школа злословия". Я же понимаю, зачем они меня туда зовут: чтобы каким-то образом припечатать. И я туда сознательно иду, чтобы не дать им возможность это сделать.

- Если вы в программе "Девчата" сказали, например, про Рудковскую и Плющенко, что эта пара - то же самое, что скрестить ежа с ужом, как они вам ответят?

- Рудковская обязательно придет к нам в программу. И Плющенко тоже. Мы постоянно где-то пересекаемся. Нужно всегда давать возможность ответить второй стороне.

Пошлость - то, что не органично

- Вас часто обвиняют в пошлости. Что для вас пошлость?

- Пошлость - это то, что не органично. Пошлость - это то, что выглядит натужно, тяжело... В том, что делаю я, а я на себя смотрю со стороны достаточно объективно, ничего пошлого я не вижу. У меня хорошие достойные проекты. Интересная работа. Остроумные интервью, реплики.

- Только один раз в жизни мне показалось, что вы на сцене растерялись, что вас переиграли - когда с Ваней Ургантом вели церемонию "МУЗ ТВ". Он вас перешутил.

- Я растерялась? Вот видите, у нас совершенно разные с вами ощущения от одного и того же. Я, например, считаю, что это была моя самая лучшая "премия". Ваня - мой самый любимый партнер. Я с ним часто работаю, и мы огромное количество раз вели вместе церемонии и корпоративы. Вы меня сейчас очень удивили. Это опять вопрос того, что красота в глазах смотрящего. Я считаю, что я не то что не растерялась, а была просто в ударе.

- Я - о другом. Ксения Собчак всегда должна быть первая. Даже среди четырех девушек в программе "Девчата" вы "перетягиваете одеяло на себя". А в случае с "МУЗ ТВ" Ургант был "номер один".

- Главная проблема наших телеведущих в том, что они все время выясняют, кто из них "номер один". Ведущие должны быть тандемом. В тандеме с Ваней у нас у каждого своя роль. Я - человек, который дает ему повод постоянно над собой стебаться. Без меня ему не на чем было бы строить репризы. Я - профессионал, и мне важен продукт. Мне совершенно все равно то, что надо мной кто-то пошутит, я только рада. Важно ни кто больше сказал, а чтобы вместе смотрелись удачно.

Символ легковесности

и гламура?

- В программе "Гордон Кихот", посвященной Ксении Собчак, встала девушка и сказала, заламывая руки, как она хочет быть похожей на вас. И таких немало. И вы как-то сказали, что вас ужасает, на какую именно Ксению Собчак они хотят быть похожей.

- Объясню. Ни в коем случае себя не сравниваю, просто чтоб вы поняли, о чем я говорю. Сейчас вышла книга о Маяковском, шведского автора - одна из лучших его биографий. Я очень люблю Владимира Маяковского. И мне интересен сам феномен того, как чувствует себя такой гениальный человек, когда он оказывается причастным к тому, к чему изначально не хотел иметь никакого отношения. У Маяковского замечательные стихи. Все направление, к которому он принадлежал, зарождалось как нечто невероятно прогрессивное, новое. А потом это при его жизни стало превращаться в ужасающую систему, к которой - я уверена - он точно не хотел относиться... В моем случае мы можем говорить только о каком-то достаточно ограниченном таланте в определенной сфере деятельности, но точно чувствую, что пытаюсь пародировать, смеяться и выступать увеличителем определенных явлений, и вдруг становлюсь их символом. Это меня ужасает. Это точно не то, чего я хочу. И мне странно, что люди настолько близоруки, что не видят.

- Символом чего?

- Гламура, великосветской жизни. Это вообще ирония судьбы, я - человек, который работает больше, чем многие мои знакомые вместе взятые, являюсь символом легковесности и гламура. Но это же смешно! У нас очень часто так бывает: главная праведница - это обычно какая-нибудь развратница, на которой клейма ставить негде. Главный борец за справедливость - самый крупный вор и пройдоха. Главный символ легковесности - человек, который работает, так что спать некогда. Эта подмена понятий - ирония нашей жизни, и - по большому счету - крупная трагедия.

- А как можно понимать, если, например, в вашей программе "Блондинка в шоколаде" вы сидите, вертите в руках крем с черной икрой и говорите, мол, что это за ерунду мне прислали в подарок.

- Но в этом же и есть пародия! Люди не понимают, что фильм "Бесславные ублюдки" Тарантино - это очень крутой и стильный стеб над мифами Второй мировой войны. Но это же проблемы не Тарантино, а людей, которые его не понимают. Если люди не понимают "Блондинку в шоколаде" как проект гротеска, стеба и пародии, это не моя проблема, а их.

Кто-то любит кактусы разводить, а кто-то - нет

- Может ли Ксения Собчак так влюбиться? Гротеск или нет то, что вы декларируете: я никогда в жизни не найду такого мужчину, который нужен мне, потому что тем из них, что мне нравятся, импонирует другой тип женщин. Или: не хочу иметь детей, потому что, если у тебя интересная жизнь, не хочется стирать пеленки.

- Это не напуск, это моя точка зрения. Я ее никому не навязываю. Я просто не очень люблю все эти семейные ценности. Мне это не интересно. Ведь кто-то любит кактусы разводить - пожалуйста, а кто-то не любит.

- Неинтересно или вы обожглись?

- Нет ...не обожглась. Я не понимаю семейных ценностей. Мне пока 28, может, в 35 или в 40 это придет. Я точно считаю, что рожать детей и заниматься семьей, когда тебе этого не хочется, - преступление. Каждому свое. Мне интересно работать, иметь романы, наслаждаться жизнью.

- В начале интервью вы сказали: "Я у мамы ничего не беру!" А что в этом плохого, она же ваша мама. Иногда со стороны мне кажется, что у вас с мамой какие-то достаточно жесткие отношения.

- Я очень люблю свою маму. И у меня очень хорошие с ней отношения. Мы с ней так общаемся, она у меня тоже очень свободный человек, незакомплексованный. Я даже могу ей матом сказать. Она - словно моя ровесница, и я восхищаюсь молодостью ее души, ее реакции, проявления, шутки... Сегодня утром она приехала, встретила у меня молодого человека. Другая бы, может, возмутилась, а мама так запросто: может, хоть кофе выпьете. Она - замечательная.

Фразы

Я - живой человек. Я не играю какую-то роль телеведущей. Я как живу, так и живу. Что мне интересно, то и спрашиваю. Что для меня важно, то и делаю. Живой человек интересен всегда.

У меня никогда не было "возьмите все на блюдечке и съешьте", как многие считают, или, как вы говорите, "она родилась брендом". Я всю свою карьеру делала сама. Большим трудом. Никто не помогал. Никакая мама. Ни у кого я не просила.

Меня всегда удивляет: неужели неглупые люди, живущие в современных реалиях, не понимают, что если бы за мной было покровительство больших лиц, если бы я действительно пользовалась связями своего отца, то была бы настолько глупа, что все, что бы попросила - это вести программу "Дом-2"?

В том, что делаю я, а я на себя смотрю со стороны достаточно объективно, ничего пошлого я не вижу. У меня хорошие достойные проекты. Интересная работа. Остроумные интервью, реплики.

Это вообще ирония судьбы, я - человек, который работает больше, чем многие мои знакомые вместе взятые, являюсь символом легковесности и гламура.

У меня просто очень большая непробиваемая броня. Как у "Мерседеса" есть разные степени бронирования. Моя степень бронирования равна, наверное, президентскому кортежу.

Главная проблема наших телеведущих в том, что они все время между собой выясняют, кто из них "номер один". Ведущие должны быть тандемом.

Я считаю, что часть феномена Ксении Собчак в том, что каждый получает ту Ксению Собчак, которую хочет.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники