Новости

24.05.2010 01:00
Рубрика: Власть

По красному коридору

Таможенный союз пока откладывается
Для премьера Путина и его зама Алексея Кудрина интересы национальной экономики пока важнее Таможенного союза.Смотреть фоторепортаж Олега Прасолова

Таможенный союз, который должен был окончательно вступить в силу с 1 июля 2010 года, кажется, откладывается на неопределенное время. Премьеры России, Казахстана и Белоруссии после долгих переговоров в Петербурге так и не смогли пойти навстречу друг другу.

В минувшую пятницу Константиновский дворец под Петербургом принял у себя сразу два форума: саммит глав правительств стран СНГ и заседание высшего органа Таможенного союза (ВОТС). Первый завершился в установленный срок, а вот второе затянулось до полуночи. Между тем день в Стрельне начинался многообещающе. Премьеры радовались солнечной погоде и по неизвестной причине благодарили за это Владимира Путина.

- Самое интересное, как вы смогли такую погоду обеспечить, - поражался глава казахстанского правительства Карим Масимов.

- Наизнанку вывернули... старались, - отшутился российский премьер.

- Надеюсь, что погода поможет выровнять отношения внутри "тройки", - заметил белорусский премьер Сергей Сидорский, когда до него дошла очередь.

Говорили и много хорошего о Таможенном союзе: он, дескать, стал новой геополитической реальностью, да и вообще сыграет решающую роль в объединении не только ЕврАзЭС, но и всего Содружества. "Все основные механизмы работают, и работают нормально. Хотя реализовать такой масштабный процесс в короткие сроки трудно", - говорил российский премьер и добавлял, намекая на введение в действие с 1 июля 2010 года Таможенного кодекса, что "потребуются компромиссы со стороны каждого из участников". Тем более что тремя странами уже достигнута договоренность о распределении доходов от импортных пошлин между бюджетами. Предполагается, что Россия будет получать 87,97% собираемых платежей, Белоруссия - 4,7% и Казахстан - 7,33%.

Казахстанский премьер соглашался с Путиным и тоже недвусмысленно говорил о том, что Таможенный союз - единственная организация на постсоветском пространстве, которая принимает, а главное, выполняет совершенно конкретные решения. И это значит, следовало из слов Масимова, другие структуры, например, СНГ, неэффективны. "Раньше грешили тем, что собирались, приятно проводили время и ничего не решали", - вспоминал премьер Казахстана. Впрочем, так часто критикуемое Содружество все же получило поддержку от российского премьера, и уже на следующий день, когда Путин дал интервью телеканалу "Мир". "Если бы СНГ не было, нам бы не удалось многие вопросы согласовать ни в экономической, ни в социальной сфере. Мы даже не замечаем, что они отрегулированы, потому что живем и считаем, что так и должно быть. А если бы не было СНГ, было бы по-другому, было бы хуже. У нас даже Грузия, когда объявила о выходе из СНГ, осталась в 75 соглашениях. Потому что они жизненно важны для страны", - заметил премьер.

Выступая на заседании Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества, Владимир Путин звал в Таможенный союз все страны, входящие в ЕврАзЭС, да и не только их.

Таким образом, приглашение от российского премьера получили шесть стран: Киргизия, Таджикистан, Узбекистан, Армения, Молдавия и Украина (последние три государства являются наблюдателями). "Будем расширять число участников Союза прежде всего за счет членов ЕврАзЭС", - заявил Владимир Путин, давая понять, что Таможенный союз может перешагнуть за постсоветское пространство.

Но эти слова звучали днем, ближе к полуночи, когда три премьера со своими министрами уединились в Константиновском дворце, стало ясно, что Таможенный союз не заработает полноценно с 1 июля 2010 года.

- Мы должны вас проинформировать о том, что согласовать все вопросы нам пока не удалось: есть чувствительные позиции для экономики Казахстана, для экономики Белоруссии, для экономики Российской Федерации, - сказал Владимир Путин, выйдя со своими коллегами к журналистам.

Как объяснил премьер, российское правительство не может отказаться от своих планов по развитию автопрома, иными словами - не собирается менять ставки импортных пошлин. Ведь "мы достигли определенных договоренностей с инвесторами, которые пришли на нашу таможенную территорию, организуют здесь производство, создают рабочие места, приносят новые технологии. Но мы обещали им, что будем держать определенный уровень таможенной защиты при завозе на нашу территорию новых, тем более подержанных машин". Похожая ситуация с авиационной техникой. Минск и Астана предлагают обнулить пошлины на ввоз этой продукции, тогда как, недавно введя заградительные барьеры, российские власти приступили к реструктуризации авиапредприятий с целью повышения их конкуренто способности.

В довершение всего в Казахстане действует норма, согласно которой физические лица могут завозить на свою территорию до двух тонн иностранного товара с пониженной таможенной ставкой - 0,6 евро. "Две тонны - это немаленький объем. Каждое физическое лицо. Без ограничений по количеству этих завозов. Это чувствительно для нашей легкой промышленности, потому что значительная часть этих товаров, конечно, китайского происхождения", - говорил Путин. И, наконец, для Белоруссии жизненно важно решить вопрос с вывозными таможенными пошлинами на нефть и нефтепродукты.

Что же касается цен на газ для Минска, то российский премьер уже однажды намекнул: аналогичных преференций, предоставленных Киеву, больше никто не получит. В интервью "Миру" Путин, наконец, объяснил свою позицию: "Цены на газ для Белоруссии и так являются льготными, гораздо более льготными, чем для Украины, даже после наших договоренностей по Севастополю и Черноморскому флоту. Сегодня после договоренностей с Украиной - это минус 30 процентов, и Украина платит 234 доллара за одну тысячу кубометров. Белоруссия должна платить 180 долларов за тысячу кубометров. Это самые дешевые цены в СНГ. Дешевле нет. Украина, как видите, платит дороже даже после скидки".

Путин напомнил о том, что с белорусами договорились переходить на общеевропейскую формулу исчисления цены. Однако, чтобы это не причинило боль братской экономике, решено было выдать скидки: 75 процентов от европейской цены, затем 80 процентов, потом 90 процентов, и, наконец, - полная стоимость к 2011 году. Но Минск попросил в прошлом и позапрошлом годах сохранить цену на уровне 2008 года, пообещав, что потом сделает два шага наверх. "Я тогда говорил, что это сложно будет сделать, но они настояли на своем, и мы пошли навстречу. Сейчас они в одностороннем порядке платят нам по цене 2008 года. Недоплачивают нам. Скопилась определенная задолженность. Но это все-таки проблема хозяйствующих субъектов, и я надеюсь, что на этом уровне эта проблема и будет решена", - сказал премьер.

Не обошел Владимир Путин вниманием и Грузию. Он заверил, что Россия не собирается вмешиваться во внутренние дела соседа, а встречи с грузинской оппозицией - так они нужны для налаживания нормальных отношений с различными политическими силами Грузии. Не более. Да и вообще, говорил Путин, Москве хочется, чтобы "по всему периметру российских границ было не только спокойствие, но и позитивное политическое и экономическое состояние, потому что это на нас влияет".

Выражая самые добрые чувства к соседям, российское правительство тем не менее намеревается сделать еще один шаг, который неоднозначно скажется на постсоветских республиках. Белый дом отныне будет "крайне аккуратно подходить к привлечению иностранной рабочей силы". "Прошу вас, отнеситесь к этому с пониманием", - обратился российский премьер к своим коллегам из Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Молдавии и Украины.

Однако для партнеров по Таможенному союзу "поблажки" сохранятся: в рамках новой структуры Москва намерена стремиться к более тесной интеграции и снимать все барьеры на пути перемещения рабочей силы. Решение о введении более жесткой иммиграционной политики, объяснял российский премьер, связано с тем, что в России хоть и снижается безработица, однако показатель ее все равно чрезвычайно высок - 8,6 процента от общего числа трудоспособного населения.

Впрочем, у соседних республик дела обстоят не так плохо, как может показаться. Например, в Белоруссии, с удовольствием рассказывал ее премьер Сергей Сидорский, постоянно наблюдаеся рост экономики. "Белоруссия оказалась в числе немногих государств, добившихся в кризисный 2009 год роста ВВП", - говорил Сидорский. В России же экономика начнет расти в 2010 году, уверял Владимир Путин и называл заветную макроэкономическую цифру, для верности ссылаясь на прогнозы: 4 процента. "В целом эта оценка подтверждается, как показывает оперативная сводка информации", - считает российский премьер. Ведь, по его словам, увеличение производства зафиксировано во всех отраслях реальной экономики, даже в тех, которые наиболее сильно пострадали от кризиса.

И этими хорошими новостями отчасти нейтрализовал несогласие, прорисовавшееся в Константиновском дворце.

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации Таможенный союз (ТС) Правительство Председатель Правительства Интеграция на постсоветском пространстве РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники