20idei_media20
    07.06.2010 06:50
    Рубрика:

    Постпред России при ООН Виталий Чуркин о дискуссиях вокруг иранской резолюции

    Тегеран не ответил в полной мере на те вопросы, которые сохраняются у МАГАТЭ применительно к иранской ядерной программе (ИЯП). Пошли иранцы и на новую эскалацию, повысив уровень обогащения урана с 4 до 20 процентов. В этих условиях тема ИЯП "вернулась" в Совет Безопасности ООН. Сейчас, по словам постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина, проект резолюции находится на повторной экспертной проработке, когда в него вносятся различного рода дополнительные предложения.

    Российская газета: Какова процедура рассмотрения и принятия внесенного США в Совет Безопасности ООН проекта новой резолюции по Ирану?

    Виталий Чуркин: Процедура рассмотрения данного проекта резолюции идентична той, которая применялась при обсуждении ранее принятых резолюций Совбеза по "иранскому сюжету". Сначала проект, подготовленный Соединенными Штатами в первой половине апреля, прошел основательную "обкатку" в "шестерке" (США, Россия, Китай, Франция, Великобритания и Германия) - формате, традиционно готовящем проекты "иранских" резолюций СБ.

    При этом документ претерпел значительные изменения - он стал четко сфокусированным на задачах нераспространения ядерного оружия и не предусматривает мер, которые вели бы к ограничению законной торгово-экономической деятельности Ирана и негативно сказались бы на благосостоянии иранского народа.

    Именно такого подхода Россия неизменно придерживается при разработке и согласовании любых решений Совета Безопасности по проблематике иранской ядерной программы.

    Затем делегация США как, выражаясь ооновским "сленгом", спонсор данной резолюции внесла проект, в принципе согласованный "шестеркой", на рассмотрение всех 15 членов СБ, и началась его повторная экспертная проработка. При этом некоторые непостоянные члены Совета Безопасности вносят определенные предложения по совершенствованию текста, целый ряд из которых, по нашему мнению, носит вполне оправданный и конструктивный характер.

    Мы сразу обозначили, что готовы благожелательно воспринять такого рода предложения.

    Что касается принятия резолюции, то определение момента для голосования в совете по проекту - прерогатива прежде всего спонсора, т.е. США. Конечно, такого рода важные решения СБ желательно принимать если не единогласно, то по крайней мере значительным большинством голосов. Для этого следует избежать ненужной спешки.

    РГ: Как долго непостоянные члены СБ ООН могут рассматривать данный проект резолюции?

    Чуркин: Каких-либо искусственных ограничений по времени согласно процедурам и практике работы Совета Безопасности не существует.

    Если исходить из упомянутой задачи обеспечения максимально широкой поддержки резолюции, то целесообразно предоставить непостоянным членам СБ столько времени, сколько им, реалистично рассуждая, потребуется для тщательного анализа непростого с политической и технической точек зрения содержания проекта этого документа.

    В контексте принятого "шестеркой" и международным сообществом в целом "двухтрекового" подхода к разрешению иранской ядерной проблемы (ИЯП) проект предусматривает введение ряда дополнительных ограничительных мер в отношении ядерной и ракетной программ Ирана в целях обеспечения выполнения соответствующих решений МАГАТЭ и упрочения международного режима нераспространения ядерного оружия и средств его доставки.

    Одновременно подтверждается готовность членов СБ к диалогу с Тегераном в интересах мирного политико-дипломатического урегулирования ИЯП - а оно безальтернативно - на основе конструктивных предложений, ранее переданных иранцам "шестеркой" и МАГАТЭ. Это, безусловно, "тонкая материя", в которую необходимо вникнуть всем членам СБ. Нельзя не учитывать, что со времени принятия предыдущей "санкционной" резолюции по ИЯП прошло более двух лет. За этот период сменились все непостоянные члены СБ, поэтому "иранский сюжет" им в новинку.

    РГ: Сколько до этого уже принималось резолюций СБ ООН, связанных с иранской ядерной программой?

    Чуркин: Всего было принято пять таких резолюций. Три из них санкционировали введение конкретных рестриктивных мер в отношении сфер деятельности Ирана, которые могут представлять угрозу с нераспространенческой точки зрения. К сожалению, до сих пор Тегеран не ответил в полной мере на те вопросы, которые сохраняются у МАГАТЭ применительно к иранской ядерной программе. У иранской стороны еще есть некоторое время для того, чтобы развернуть дело в конструктивное русло. Соответствующая дипломатическая работа продолжается при активном участии России, и мы не теряем надежды на ее результативность.

    РГ: Собирается ли СБ ООН выслушать аргументы иранских дипломатов до того, как перейти к голосованию по проекту резолюции?

    Чуркин: У Ирана есть множество каналов и возможностей доведения своей позиции до сведения членов Совета Безопасности, и иранское руководство ими пользуется.

    Главное - чтобы это делалось в целях движения навстречу требованиям Совбеза и международного сообщества, признающим право Ирана на мирное использование атомной энергии, но при условии строгого соблюдения иранцами всех норм и стандартов в сфере нераспространения ядерного оружия. Время для этого, повторю, у Тегерана пока есть, но, учитывая серьезность имеющихся у международного сообщества претензий к иранской стороне в этой области, оно не безгранично.

    Поделиться: