15.06.2010 06:40
    Рубрика:

    Местная власть Рыльска игнорирует закон о "малой приватизации

    Почему местная власть Рыльска игнорирует 159-й федеральный закон о "малой приватизации"

    Почти за два года действия этого закона ни одному представителю малого бизнеса не удалось реализовать преимущественное право на выкуп в собственность арендуемого у муниципалитета помещения.

    Дошло до судебных разбирательств. Вот и недавно районный суд преодолевал сопротивление главы города Александра Шевцова по отношению к проблеме, возникшей у Светланы Дегтяревой и ее дочери Яны Примаковой. Они на двоих десять лет арендовали небольшое помещение в дореволюционной постройке, сами привели его в порядок, содержат парикмахерскую и сами же обслуживают клиентов. По истечении срока аренды попытались воспользоваться гарантированным им правом на выкуп. Нашли понимание у большинства депутатов городской Думы, проголосовавших за исключение объекта из перечня муниципального имущества, не подлежащего продаже. Однако мэр решение Думы не подписал ни в первый раз, ни во второй, когда депутаты двумя третями голосов преодолели вето. Районный суд признал бездействие должностного лица незаконным, обязал главу города все же поставить драгоценный автограф, но даже после того, как решение вступило в законную силу, оно ни к чему не привело...

    Суд состоялся в апреле. А в мае городская Дума зачем-то опять голосовала за исключение из того же перечня помещения, занимаемого Дегтяревой и Примаковой (в числе объектов, арендуемых и другими рыльскими предпринимателями). Зачем?

    Председатель комитета по управлению имуществом Курской области Виктор Гнездилов, зная рыльскую ситуацию, для "РГ" комментирует ее так: "Этих перечней, предусмотренных законом, на каждый год не бывает. Если объект исключают, то просто из перечня в его последней редакции. А то, что выдумали в Рыльске, можно объяснить либо безграмотностью, либо лукавством с целью воспротивиться выкупу..."

    Тем не менее рыльская Дума, исключив парикмахерскую единожды, исключила ее вторично, а мэр новое решение тоже не подписал...

    "Идеологию" неисполнения федерального закона здесь исповедуют два главных должностных лица. Не только мэр, но и еще более влиятельная в городе фигура - председатель Думы Спартак Мгдесян. На заседание Думы мать и дочь (Дегтярева с Примаковой) принесли ноутбук и попытались включить выступление Дмитрия Медведева на тему о намеренном противодействии местными чиновниками реализации 159-го закона, но "спикер" Мгдесян объявил, что это давление на депутатов, и потребовал "выключить президента".

    Что ж они так противятся? По свидетельству руководителя районной организации Союза предпринимателей Михаила Латышева, в Рыльске изъявили желание "выкупиться" не более 15 человек - примерно 10 процентов от всех арендаторов. Не так и много. Но, как я понял, беседуя с Мгдесяном, "отцы города" боятся прецедента. "Их не пятнадцать, а гораздо больше! - сказал мне председатель Думы. - Одни делают попытки, а другие выжидают. Если у пятнадцати получится, то и остальные напишут заявления, и мы вынуждены будем все имущество города отдать по 159-му закону в собственность предпринимателей".

    И что? Да, дескать, рухнет муниципальный бюджет: арендная плата сегодня приносит около 10 миллионов рублей ежегодно из 43 миллионов всей суммы доходов, а если продать помещения, то поступления прекратятся или сильно уменьшатся.

    Насчет муниципального бюджета не знаю, а вот уход городского имущества из-под контроля чиновников вполне может обрушить кое у кого личный бюджет - это точно. Например, у свата мэра Бориса Патрашкова. Борис отличный таксист, но поскольку он еще и сват, ему горадминистрация передала несколько муниципальных помещений в аренду. Вот что в сентябре 2008 года прокуратура района писала в представлении мэру: граждане Патрашков, Лашкарева (до недавнего времени была женой Мгдесяна, а с год назад спикер обзавелся свидетельством о разводе, держит его под рукой в рабочем кабинете и вот прямо настаивает, чтобы журналист этот документ "обозрел") "помещения, полученные в аренду, не используют для предпринимательской деятельности, извлекают выгоду из муниципального имущества, сдавая его полностью в субаренду...". И еще что касалось Патрашкова: он сдавал дарованные ему помещения, цитирую документ: "с установлением арендной платы 1015,17 рубля в месяц (12 182 руб. в год), однако фактически размер платы по договору субаренды составлял 10 000 руб. в месяц..." Хорошенькая прибыль!

    "Мы двумя руками "за" 159-й закон", - дуэтом говорят для "РГ" мэр и председатель Думы, а городу объявляют: "Не дадим разбазарить городское имущество!" Спустя десять месяцев после принятия российского закона о "малой приватизации" рыльская Дума по инициативе горадминистрации (да, это в соответствии с ФЗ) утвердила тот самый перечень имущества, предназначенного только для передачи в долгосрочную аренду, а не для продажи, но "вогнала" туда все, или почти все, что могло быть выкуплено.

    Предприниматели, подавшие заявления о выкупе даже до появления этого перечня, получили отказ. Например, Надежда Черепнина, которая организовала уютное кафе на переданных ей в аренду руинах. С согласия власти она сделала капитальный ремонт, расширила площадь "муниципального" помещения, ввалила в это более 300 тысяч рублей и не получила из бюджета ни возврата средств, ни зачета в арендную плату. 13 апреля 2009 года Черепнина в соответствии со 159-м законом подала заявление мэру о своем намерении "выкупиться". Мэр тут же ответил: "Муниципальное образование имеет право самостоятельно владеть, управлять и распоряжаться муниципальным имуществом", так что "не представляется возможным". Потом появился перечень. Помещение, на выкуп которого уже подано заявление, в него не имели права включать, но включили. С того момента власть отшивает обращения Надежды Ивановны ссылками на документ: уже, мол, и по закону никак нельзя! И даже у прокурора района Александра Петрова предприниматель не нашла защиты. "Не замечая", что помещение, арендуемое Черепниной, незаконно включено в перечень, пишет ей то же самое, что и мэр, и заключает: "Оснований для прокурорского реагирования не имеется".

    Те, кто пытается через Думу добиться исключения из перечня, нарываются, как уже сказано, на мэрское вето. Оно, кстати, очень оригинально накладывается. "Рыльская городская Дума приняла решение об исключении из перечня нежилого помещения, - сообщает главе города Шевцову председатель Думы Мгдесян. - Данное решение прошу не подписывать". Ну, где еще увидишь такое исполнение "спикером" воли депутатов! И мэр Шевцов отвечает Мгдесяну: "В соответствии с письмом... возвращаю решение Думы без подписания". Вообще-то, подсказывает мне знакомый юрист, такая переписка является вполне достаточным основанием для отрешения от должностей.

    Иду в районную прокуратуру, и тут мне окончательно становится ясно, что и кто позволяет Мгдесяну с Шевцовым так вольничать с законодательством. Заместитель, а на тот момент исполнявшая обязанности прокурора Людмила Азарова спокойно говорит, что "они (городская власть. - В.Ч.) ничего не планируют продавать".

    Уточняю, как это согласуется со 159-м федеральным законом, как же он может работать, и получаю обескураживающий ответ:

    - Он может работать в том случае, если собственник имущества выразит свою волю и скажет, что я вот то или иное имущество буду реализовывать...

    Не верю ушам своим, что слышу это от прокурорского работника...

    Извините, но при таком прокурорском надзоре рыльские чиновники вольны будут и дальше считать себя "безраздельными князьями" города и устанавливать для него свои "законы".