15.06.2010 06:42

    Минприроды сократит количество государственных охотничьих хозяйств

    Юрий Трутнев начинает охоту на браконьеров

    "Да нет никакой экономики в российской охоте - смех и слезы", - так глава минприроды Юрий Трутнев охарактеризовал ситуацию в этой важной как минимум для четырех миллионов россиян сфере.

    Накануне Дня России он собрал журналистов в одном из лучших подмосковных охотхозяйств, чтобы рассказать о том, как его ведомство планирует управлять этой "индустрией страсти".

    С 1 апреля полномочия по управлению охотой правительство передало от минсельхоза к минприроды. Руководствуясь, очевидно, тем, что между выслеживанием вольного зверя в лесу и разведением тучных стад домашних животных существует принципиальная разница. За это время ведомство Юрия Трутнева выполнило, по его словам, "необходимую техническую работу для нормального обеспечения охоты". То есть подготовило и выпустило энное количество постановлений правительства и других подзаконных актов, связанных и с передачей полномочий, и с введением в действие нового закона об охоте. "Теперь надо заниматься работой содержательной, ради которой полномочия и были переданы", - заявил Юрий Трутнев. То есть создавать благоприятный экономический климат в охотничьей отрасли, чтобы в нее пришли инвестиции.

    Потенциально эта сфера человеческой деятельности очень важна для нашей страны. Как раз в самых депрессивных районах, которые есть почти в каждой области, арендаторы могут прийти в лес, вложить в него деньги и организовать платную охоту - бизнес не высокорентабельный, но, по словам Юрия Трутнева, вполне приятный. Собственно, половина из 5,5 тысячи российских хозяйств уже арендованы.

    Правда, пока, как выяснилось, охотиться во многих из них особенно не на кого. В девяностые годы Россия в неравной борьбе человека с природой потеряла половину своих диких копытных. И в некоторых охотхозяйствах можно, по выражению министра, за целый день хождения по лесу не увидеть ни одного следа.

    Другая сторона проблемы в том, что у большой части охотников нет денег на оплату услуг охотхозяйств. Добыть кабана, как рассказал директор департамента госполитики и регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов минприроды Антон Берсенев, - от 20 до 50 тысяч рублей. Для миллионов охотников это совершенно неподъемная сумма. Но и она, как утверждает чиновник, не окупает затрат арендаторов на создание инфраструктуры, охрану животных, их подкормку и все остальное, что нужно для того, чтобы охота была успешной для всех, кроме зверя.

    "Наши охотхозяйства такие потому, что расслоение общества по доходам в Российской Федерации - одно из самых высоких в мире, - признал Юрий Трутней. - Арендованные хозяйства не могут установить ту цену на услуги, которая бы хоть в какой-то степени соответствовала их затратам на ведение охотничьего хозяйства".

    Возможно, будет принято решение, которое обяжет частные предприятия предоставлять определенное количество лицензий охотобществам бесплатно. "Территория принадлежит государству, и в договорах можно установить такие условия", - сообщил министр, сославшись на свой опыт установления правил пользования недрами.

    "Решения, которые мы ищем, должны снять социальную напряженность, - сообщил он, но тут же объяснил необходимость существования частного охотничьего бизнеса. - Мы не можем все хозяйства оставить бесхозными, потому что у государства недостаточно денег на охрану охотничьих угодий".

    Юрий Трутнев признал, что "сегодняшнее состояние охраны - плохое". Полномочия по охране охотничьих угодий переданы субъектам Федерации, сколько в каждом из них инспекторов - пока для федерального центра тайна. В наследство от Россельхознадзора минприроды получило 500 сотрудников, которые должны в основном контролировать исполнение регионами их полномочий. Но Юрий Трутнев намерен задействовать на этом направлении сотрудников Росприроднадзора и таким образом усилить контроль.

    Еще одна задача, которую ставит перед своим ведомством министр природных ресурсов, - добиться таких изменений в законодательстве, которые бы позволили инспекторам, работающим в арендованных охотхозяйствах, останавливать в их пределах граждан, досматривать их автомобили и вообще что-то практически охранять. Сегодня такой возможности закон не дает. Впрочем, даже такие поправки в административный кодекс не позволят, видимо, арендаторам разогнать браконьеров хотя бы на своих территориях.

    В охотхозяйстве, в котором проходила встреча министра с журналистами, корреспонденту "РГ" рассказали, что наше законодательство вообще не позволяет бороться с незаконным промыслом. Бывали случаи, когда охрана охотхозяйства останавливала джип с вооруженными людьми и тушей оленя в нем. "Машину угнали, а мы ее только что нашли, олень не наш", - на голубом глазу объясняли браконьеры. И уходили от ответственности.
    В то же время участники встречи предъявили немало претензий к букве нового закона об охоте и призвали министра сосредоточиться на поправках к нему или вовсе добиваться его отмены. На что Юрий Трутнев сообщил, что намерен сначала обеспечить действие принятого документа, потом обсудить его реальные недостатки и только после этого реконструировать закон.

    Прямо отвечать на вопрос корреспондента "Российской газеты" о том, как все-таки минприроды собирается превращать охоту в бизнес, создавать рабочие места и увеличивать налогооблагаемую базу глухих таежных углов, Юрий Трутнев пока отказался. "Дайте нам улучшить законодательное регулирование отрасли, разобраться с самыми узкими местами - охраной, например, - попросил он, и пояснил: - Если не будет охраны, не будет ни зверей, ни охоты. Пока мы все это не выстроим, на ваш вопрос не ответим".

    Между тем из разговора с Антоном Берсеневым выяснилось, что охранять зверей нужно не только от браконьеров, но и от других зверей. В свое время охотничьи хозяйства регулировали численность хищников, держали их популяцию под постоянным прессом. Теперь этого нет. Пушнина не в цене, и поэтому размножились хищники. Куница, норка, горностай подрывают численность птицы. Численность волков достигла 50 тысяч особей. Отстреливают их не больше 10 тысяч в год, а естественный прирост популяции за тот же период составляет 30 процентов. Каждому волку нужно полтора килограмма белка в день. "Получается, что волки съедают столько же копытных, сколько стреляют все охотники", - подсчитал Антон. Он утверждает, что серые наносят урон на сумму 10 миллиардов рублей в год. А для того чтобы платить охотникам премии за каждый волчий хвост, нужно всего 500 миллионов рублей. Которых, впрочем, пока никто на охоту выделять не собирается. Так же, как и отменять налоги на обработку пушного сырья, как это было сделано в Греции. Поэтому пока наших соболей возят "отшивать" на земли Эллады. То есть мы и тут ухитрились торговать сравнительно недорогим сырьем, а добавленная стоимость достается грекам, которые живого соболя и не видели никогда.

    В общем, получается, что экономики в российской охоте нет, потому что нет зверя и денег. А зверя и денег нет, потому что нет экономики. И с этой точки зрения охота мало чем отличается от сельского хозяйства. Там тоже долго царил этот замкнутый круг. По крайней мере, до тех пор, пока государство не пришло в эту отрасль с деньгами.