Новости

16.06.2010 08:00
Рубрика: Власть

Суд идет в интернет

Верховный суд разъяснил, за что отвечают журналисты

Во вторник пленум Верховного суда России решал, по сути, знаковый вопрос: где начинается и где заканчивается свобода слова. В своем постановлении главная судебная инстанция защитила рядовых интернет-пользователей от бюрократии, а журналистов сделала чуточку свободней в своих мнениях.

По мнению многих экспертов, такие оптимистические выводы можно сделать, изучив постановление пленума Верховного суда о практике применения закона о СМИ. Этот документ обсуждался вчера в окончательной редакции. Самые горячие споры вызвал вопрос, должны ли средства массовой информации отвечать за комментарии на своих официальных сайтах.

Не секрет, что свободу слова многие в нашей стране недооценивают, а кое-кто даже и просто не любит. Но эксперты давно заметили странную связь между наличием свободы слова и уровнем жизни в стране. Где руки у журналиста не связаны, там и остальным гражданам дышится легче. Однако это не значит, будто можно говорить что взбрело в голову: за свои слова надо отвечать даже свободным гражданам свободной страны.

Давно известно, что во Всемирной паутине сидит много горячих голов, которые вовсе не стесняются в выражениях.

Люди не одобряют таких вольностей. Но если пресса начинает фильтровать комментарии на своих официальных сайтах, сразу же возникают обвинения в цензуре. При этом читателей особо возмущает тот факт, что "душат свободное слово" те, кто по должности должен за него бороться. То есть журналисты.

Однако если какое-либо издание снимало барьеры на своих форумах в Интернете, у него возникали проблемы уже с компетентными органами. Потому что некоторые особо крепкие выражения легко подпадали под определение экстремизма. Поэтому в постановлении пленума Верховного суда было важно провести грань, отделяющую цензуру от экстремизма. При этом отрадно, что к работе над этим документом подключили не только юристов и чиновников, но и самих журналистов.

Поначалу представители Союза журналистов России отстаивали позицию, что форумы - часть интернет-коммуникации, проще говоря, обратная связь с читателями. Причем самая быстрая. Поэтому они не должны расцениваться как СМИ, распространяющиеся в Глобальной сети. В свою очередь, представители Роскомнадзора утверждали, что если сайт официально зарегистрирован как СМИ, то он подпадает под действие закона о СМИ. А форум, по мнению ведомства, является частью СМИ, и, соответственно, редакция ответственна за то, что публикуется на форуме.

В итоге рабочая группа согласилась с доводами Роскомнадзора и решила применять к форуму те же требования, которые закон предъявляет к электронным СМИ. Но и здесь возникли чисто юридические вопросы. Напомним, что редакции радио- и телеканалов по действующим нормам не несут ответственности за сведения, которые сообщаются в прямом эфире. Точно так же, полагают представители Союза журналистов, издание не может нести ответственности за свой форум в Интернете, если там нет премодерации: предварительной правки, которой подвергаются комментарии перед размещением на форуме.

Правда, есть тонкий нюанс. Сообщение в прямом эфире длится определенное время, а комментарий на форуме может висеть месяцами. Именно на это обстоятельство указывал Роскомнадзор. Поэтому пленуму Верховного суда предстояло определиться, в какой именно момент для редакции наступает ответственность за появление на форуме призывов или высказываний, которые можно отнести к экстремистским.

В принципе решено, что обязательная премодерация на форумах интернет-изданий вовсе не обязательна. Но если среди читательских комментариев в Интернете обнаружатся экстремистские, то по соответствующему сигналу редакция должна будет отреагировать. Право обнаруживать такие комментарии и сигнализировать - то есть направлять официальные письма - получит государственное ведомство. Сейчас это Роскомнадзор. Редакция, получив такое письмо, должна будет отредактировать комментарий или снять его. Если журналисты не согласны с надзорным органом, они могут ничего не править и не снимать. Тогда решать, кто прав, кто нет, скорее всего, придется суду.

Другой острый момент рабочая группа сняла задолго до утверждения окончательной редакции документа. В качестве правоприменительных рекомендаций предлагаются разъяснения, что по действующему законодательству сайты в сети Интернет не подлежат обязательной регистрации как средства массовой информации. Любой человек вправе заводить свою страничку в сети без лишних бюрократических барьеров.

- Также это означает невозможность применения в отношении лиц, осуществляющих распространение массовой информации через сайты в сети Интернет, мер ответственности за изготовление и распространение продукции незарегистрированного средства массовой информации, - пояснил пресс-секретарь Верховного суда России Павел Одинцов.

Официальный представитель главного суда страны напомнил, что в настоящее время действует закон о СМИ от 27 декабря 1991 года, принятый еще Верховным Советом СССР. Обширная практика применения законодательства судами показала, что возникло достаточно много вопросов по применению закона о СМИ, требующих разрешения.

- Пленум Верховного суда не меняет законов, он устанавливает правоприменительную практику, дает рекомендации судьям, как им поступать в том или ином случае, - говорит Павел Одинцов. - И эти рекомендации, повторюсь, защищают СМИ, внося определенность в формулировки.

Например, в документе развеяны представления некоторых СМИ о том, являются ли они единственными владельцами информационного контента. В частности, интервью. Пленум разъяснил, что тот человек, кто дал интервью журналисту, вправе потребовать представить ему окончательный текст на согласование. И это не цензура, а нормальная практика. А редакторам нельзя вносить правку в статьи без согласования с авторами.

Владислав Куликов

прямая речь

Михаил Федотов, председатель Союза журналистов России:

- Какую реальную пользу принесет постановление пленума ВС РФ интернет-потребителям и отечественным судам? Я думаю, что оно принесет пользу не только им, но и тем, кто создает СМИ, в том числе и интернет-СМИ, и всем, кто читает газеты, смотрит ТВ, слушает радио.

Потому что, когда закон действует ясно, когда с применением закона все понятно, тогда

возможностей для административного давления, для подкупа суда становится значительно меньше, такие случаи резко сокращаются. И тогда говорить о том, что судья неправильно понял, неправильно применил положения закона, становится трудннее. Потому что судья уже знает, как нужно и как можно применять законодательные нормы.

И если он неверно использует закон о СМИ, то вышестоящие инстанции его поправят, скажут: "Ты что, парень, ведь Верховный суд ясно уже сказал, как в таком случае следует поступать и какие решения выносить".

То есть судебная практика в делах о нарушении закона о СМИ будет более однозначной, она будет единой для всех. А это - защита и для журналистов, и для самих средств массовой информации. Но, если лучше защищены журналисты и информиздания, значит, лучше защищены и интересы всех потребителей их продукции - читателей, зрителей, слушателей, интернет-пользователей.

Мнение о том, что документ, принятый пленумом Верховного суда, должен очистить Интернет от нецензурщины, все же неверно. Задача очищения Интернета не может быть решена одним пленумом Верховного суда. Да и не стояла такая задача перед участниками нынешнего заседания, которое было посвящено все же не Интернету, а федеральному закону о СМИ, о практике его применения в отечественных судах.

Подготовила Галина Брынцева

Мнения

Галина Тимченко, главный редактор Lenta.ru:

- На самом деле, это очень правильное решение. Мы рады, что Верховный суд занял позицию, основанную на здравом смысле. Давно было пора отрегулировать, во всяком случае, прописать процедуру ответственности СМИ. И она прописана ровно таким образом, который нас устраивал.

Надежда Прусенкова, "Новая газета", пресс-секретарь:

- В эпоху блогов и интерактива не очень целесообразно ограничивать возможность комментировать и заставлять СМИ отвечать за то, что пишут пользователи на форуме. С другой стороны, есть множество комментаторов, которые не высказываются по сути, а просто самоутверждаются в общении - и тогда такие законодательные инициативы, предусматривающие возможность СМИ самостоятельно разобраться с тем или иным комментарием и его автором, звучат разумно.

При этом в постановлении необходимо четко прописать временной период между обращением недовольного посетителя или организации до вынесения предупреждения со стороны Росохранкультуры. Это может быть неделя, пять дней и так далее, но СМИ должны иметь возможность самостоятельно отреагировать. Если это будет реализовано, то предложенная мера окажется действенной, если же нет - мы получим еще одно средство влияния на медиа.

Иван Засурский, "Частный Корреспондент":

- Я считаю, что нужно приветствовать такое решение, потому что ответственность СМИ может возникать только после того, как было какое-то обращение. Если есть обращение, то медиа отвечают, если его нет - то нет. Я думаю, это нормально.

Подготовили Антон Благовещенский и Никита Яковлев

Власть Работа власти Госуправление Власть Работа власти Судебная система Общество СМИ и соцсети Digital Интернет Судебная власть Суды общей юрисдикции Верховный суд Колонка Владислава Куликова
Добавьте RG.RU 
в избранные источники