17.06.2010 06:30
    Рубрика:

    Южнокорейских генералов уличили в пьянстве, обмане министра и подлоге

    Совет Безопасности ООН начал предварительные слушания по поводу инцидента, который произошел в Желтом море в ночь с 26 на 27 марта.

    Тогда, напомним, затонул корабль южнокорейских ВМС "Чхонан" и погибли 46 моряков. Как ожидалось, в Совбезе с самого начала между двумя Кореями - Южной и Северной - началась серьезная конфронтация. Сеул, представив свои доказательства, обвинил во всем Пхеньян и попросил ООН осудить действия КНДР. Последняя же не только все категорически отвергла, но и пригрозила, что если Совбез пойдет-таки на поводу у Юга и будет критиковать северян, признав их виновными, то тогда КНДР будет вынуждена прибегнуть к ответным действиям, в том числе и военным.

    Тем временем не менее жарко и внутри Южной Кореи, где правительство страны одновременно решило провести "разбор полетов" в стане "своих". И выявленные "откровения" сразу привели всех в шок. Пьяный председатель объединенного комитета начальников штабов, обман министра обороны и общественности о точном времени ЧП, подделка служебной документации и умышленное сокрытие факта возможного наличия в районе конфликта северокорейской подводной лодки, которую официально пытались выдать за стаю птиц.

    Как отмечают местные СМИ, получив официальные заключения проверяющих, президент Южной Кореи пришел в ярость, газеты же все это охарактеризовали кратко, но точно: "Мы в шоке". Военные же все отрицают.

    Пожалуй, самым ярким эпизодом, описанным в отчете, стало поведение председателя Объединенного комитета начальников штабов (ОКНШ) Южной Кореи Ли Сан Ый. Как сообщила газета "Хангере", высокопоставленный генерал находился в состоянии алкогольного опьянения, узнав об инциденте, нашел в себе силы приехать в министерство обороны, но вскоре заснул в своем офисе, так и не спустившись в Центр командования и контроля, откуда шло управление всеми действиями. При этом он дал указание подделать документы так, чтобы казалось, что он все время неотлучно находился в Центре, куда на самом деле пришел лишь в пять утра следующего дня.

    Немало удивило следователей и то, как передавалась по цепочке информация об инциденте. Были допущены намеренные искажения фактов, из-за чего даже министр обороны оказался дезинформированным. Так, несмотря на доклады командования 2-й эскадры о том, что корабль, возможно, был атакован, из штаба министру обороны сообщили, что "Чхонан" скорее всего наскочил на мель.

    Кроме того, главу ведомства Ким Тхэ Ена банально обманули с точным временем инцидента и откровенно наврали, что в ОКНШ и прочих крупных подразделениях ВМС уже сформированы группы по реагированию на инцидент. На самом же деле корабль подорвался примерно на 20 минут раньше, чем сказали Киму, а групп реагирования вообще долгое время не было. Дабы скрыть расхождение во времени инцидента общественности некоторое время показывали только часть видеозаписей, скрывая наличие и более ранних данных. Это, кстати, достаточно быстро вскрылось и привело к многочисленным спекуляциям.

    Выяснился и другой малоприятный для военных факт. Находившийся неподалеку от тонущего "Чхонана" другой сторожевой корабль "Сокчхо" буквально через пять минут после инцидента вел огонь по неизвестной цели. С "Сокчхо" сообщили, что скорее всего видели малую северокорейскую подводную лодку. Однако министру, а затем и журналистам сообщили, что это была стая птиц.

    "Очевидно, что некоторые представители высшего военного командования пытались скрыть тот факт, что "Чхонан", возможно, был атакован северокорейской подлодкой, а также явно хотели скрыть серьезные просчеты в своих действиях" - таков вердикт начальника Комитета по аудиту и инспекциям Ким Хван Сика, оглашавшего результаты расследования. В результате министру обороны аудиторы рекомендовали "принять меры дисциплинарного и прочего воздействия" в отношении 25 высокопоставленных сотрудников министерства обороны, которые были уличены в халатности и прочих нарушениях.