Новости

21.06.2010 15:50
Рубрика: Культура

"Пока я не пел, мне все нравилось"

Андрей Макаревич представил новую программу "L.O.V.E. Песни про любовь"

Лидер "Машины времени" уже не раз демонстрировал свою любовь к джазу. Во многом ради нее он создал сольный проект "Оркестр креольского танго". А теперь показал премьеру, к которой давно стремился - спел самые дорогие для себя песни о любви, в компании джазового трио пианиста Евгения Борца.

Накануне первого показа Андрей Макаревич репетировал две недели, без выходных. "Мы с Евгением посчитали, что если взять 100 самых популярных и уважаемых народом песен, то 95 из них - точно окажутся о любви. Если взять тысячу - то примерно  950. Поэтому наша программа и получила такое название, может быть неожиданное для кого-то  - "L.O.V.E. Песни о любви", - рассказал музыкант, уже появившись на сцене. Перед зрителями он предстал - непривычно для многих - без гитары. Вышел в светлом пиджаке с красными вставками на локтях, соответственно красной рубахе и очень стильных ботинках, комбинирующих белые и черные цвета. Именно такие были в моде в пору расцвета мировой популярности джаза и диксилендов 30-40-х годов прошлого века. Андрей Макаревич одновременно высказывался в любви к этой музыке и к не придуманной моде тех лет. А еще - к славной поре, когда джазовое сопровождение - импровизационное, жаркое, живое, с обязательно - артистичными пианистами, синкопами шинкующими мелодии и барабанщиками, щеточками выщелкивающими ноты с блестящих тарелок и приплясывающего хэта  - было не редким праздником для эстетов и гурманов, как ныне. А - повседневным правилом хорошего вкуса на качественной эстраде. Эстраде, которая прирастала джазом и оттого училась у него искренности, бесшабашности, хорошим манерам, лоску  и исполнительскому мятежу.

Видно было, что Андрей Макаревич дорвался. И - очень рад тому. В новую программу музыкант собрал песни, которые ему особенно дороги и многое значили в его собственной жизни. Классика джаза и песни середины прошлого века, которые сейчас можно найти только на раритетных виниловых дисках. Хиты "Машины времени" и "Оркестра креольского танго" (в частности, "Наливай" и  "Не дай мне упасть" переаранжированные теперь под импровизаторские возможности виртуозного и импульсивного трио - рояль, контрабас и ударные). Конечно, нельзя было обойтись и без любимых Макаревичем The Beatles, но уже в новой, джазовой версии. И без "Надежды маленького оркестрика" Булата Окуджавы.

Заметно было, что это первый показ. Андрей Макаревич - что непривычно для него, немного волновался. То садился у микрофона на высокий стул, то без особой нужды поправлял стойку. Наверняка, известный музыкант невольно беспокоился о том, что публика, возможно, ждет от него хитов, которым пришла подпевать - "Повороту", "Море любви" или "Перекрестку". Ну, а он вышел к ней с  любимыми и самыми дорогими для него песнями?! Зарубежными, отечественными, даже -  дворовыми. И историями собственной судьбы. Но постепенно и сам Макаревич и его оркестрик раскочегарились, почувствовали, что зрителям все это также важно, как и им. И ломанные ритмы, и джазовые импровизации, в которых поровну - мелодий, риска, спонтанности и любви.
Еще бы, ведь в результате репетиций, компания в программе "L.O.V.E. Песни про любовь" - собралась отменная. Помимо джазового трио, на сцену в большинстве номеров выходила и уникальная вокальная группа A’ capella Express. Трое певцов и три певицы (две из них - грузинки с присущим им драматизмом интонаций и экспрессивной напевностью)  виртуозно раскладывали композиции на свои бэк-вокалы, сами же голосом имитировали ритм отдельных ударных инструменты. А когда лидеры - Макаревич и джазовое трио Борца в середине программы ушли передохнуть, "Экспресс" выдал номера своей сольной программы. Привольно, но бережно раскладывал на голоса и битловскую "Love Me Do" и уже почти классическую "Hello, Dolly". А когда публика разразилась уважительными аплодисментами в конце их сета, одна из солисток робко предложила: "Ну, если вам так понравилось,  может мы споем еще одну песню?!"

Порой, казалось, что музыкантам так нравится исполнять столь разноплановый и по-джазовому эмоциональный материал,  что они невольно даже невольно немного заигрываются. Пару раз Андрей Макаревич уже начинал очередной куплет, а контабасист еще продолжал развивать свои упругие ритмические затеи.  И хотя большую часть композиций многие слышали впервые - общий дух действа, постепенно выросший в маленький импровизационный и неутомимый спектакль из песен и рассказываемых о них Макаревичем историй - оказался зрителям близок и понятен. Каждый из сидящих в зале, наверное тоже мечтал бы говорить о своей жизни вот так, в форме - где-то сложившегося сознательно, где-то из дорогих сердцу воспоминаний - музыкального концерта. Одну из композиций Макаревич предварил словами "Это - любимая песня моего отца. И в детстве я слушал ее каждый день", после чего исполнил замечательный, увы, почти забытый  сегодня джазовый стандарт. Спел и один из самых культовых хитов раннего рок-н-ролла - "16 Tons". Поведал о том, как в СССР умельцы с гитарами придумывали для него понятные "переводы". И выдал, возможно, одну из самых известных "русских версий". Возможно, он-то ее когда-то и придумал. Но со сцены признаваться об этом в тот вечер не пожелал…

После окончания концерта Андрей Макаревич ответил на вопросы обозревателя "РГ".

Российская газета: Вы намеренно решили показать эту премьеру в Светлановском зале Московского международного дома музыки, куда чаще захаживают поклонники джаза и камерной музыки, нежели почитатели современного рока?

Андрей Макаревич: Я уже имел опыт работы здесь. Это, пожалуй, самый тяжелый зал по звуку во всем городе Москва. Но его выбрали без меня. И уже было поздно брыкаться. Поэтому я отвечу так: "Так получилось". И спасибо, что они нас приняли. Здесь работают замечательные люди. И они совершено не виноваты в том, что архитекторы устроили им здесь такую дикую акустику.

РГ: Пожалуй, впервые за все свои концерты, вы только четыре раза брали в руки гитару?!

Макаревич: А задачи такой не было. Задача была - сыграть те песни, которые мы любим, но раньше не играли. Причем именно так, как вы услышали. При этом и "Оркестр креольского танго" - жив, здоров и будет развиваться дальше. А что будет с нынешним проектом? Если он окажется востребован, то мы продолжим его показывать. "L.O.V.E. Песни про любовь" совершенно не перечеркивает того, что уже есть. В мире столько замечательной музыки, что можно сделать еще 10 таких программ. Джаз - очень гибкая штука. И, конечно, новые песни у нас еще будут появляться.  

РГ: Все ли получилось так, как планировали?

Макаревич: Если готовишь премьеру, и получается 50 процентов задуманного - уже хорошо. Потому что вначале есть волнения, какие-то лажи мелкие, непопадания…Не обкатанная пока вещь, что ж вы хотите?

РГ: Порой казалось, что музыканты на радостях увлекаются импровизациями, уходя от песенной формы в собственные затеи.

Макаревич: Не знаю, а мне понравилось. Пока я не пел - мне все нравилось!

РГ: Почему?

Макаревич: Со мной выступали великие музыканты, они блестяще играют. А "A’capella Express", я считаю - это вообще фантастическая вокальная команда. Я робею, когда они мне подпевают.

РГ: В декабре, после юбилейных концертов "Машины времени" вы говорили, что этот год будете только отдыхать: заниматься дайвингом, участвовать в выставках…

Макаревич:
Ну вот я и отдыхаю (улыбается). Видите ведь - как!  

Культура Музыка Музыка с Александром Алексеевым РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники