Новости

06.07.2010 00:00

Кризис в зоне евро: причины и последствия

На положение в зоне евро безусловно повлиял глобальный финансовый и экономический кризис. Вместе с тем, по мнению экспертов Центра ситуационного анализа Института мировой экономики и международных отношений РАН, нынешний кризис в зоне евро имеет также три переплетающиеся внутренние причины.

Что случилось в еврозоне?

Прежде всего это следствие противоречия, порожденного тем, что в рамках Европейского союза осуществляется единая наднациональная валютная политика, в то время как экономический союз строится на координации национальных экономических политик стран-членов ЕС. При этом единая денежно-кредитная политика осуществляется без учета различий в уровне развития и структуре хозяйств стран, входящих в союз. В результате повышение конкурентоспособности так называемых проблемных стран Южной Европы (таковыми в ЕС считают прежде всего Грецию, Португалию и Испанию) за счет девальвации невозможно из-за правил, существующих в зоне евро.

Другая особенность кризиса в зоне евро - его связь с накоплением огромных долговых обязательств. Они стали результатом значительного (а порою и безудержного) роста заимствований. Долгое время практиковалось в широких масштабах практически на всех уровнях: домашние хозяйства приобрели вкус к ипотечному и потребительскому кредитованию, банки охотно прибегали к пополнению своих активов за счет внешних источников, а государства все более безответственно относились к соблюдению бюджетной дисциплины.

Большинство государств не соблюдало так называемые Маастрихтские критерии, согласно которым отрицательное сальдо по бюджету не должно было составлять более 3 процентов ВВП, а величина госдолга - не превышать 60 процентов. Фактически же дефицит госбюджетов по зоне в среднем вырос с 0,6 процента в 2007 году до 6,3 процента в 2009 году. А в Португалии, Испании, Греции и Ирландии этот показатель был еще выше.

Наконец, имеет место и кризис доверия к проблемным странам. Огромными объемами гособлигаций этих стран (около 2 триллионов евро) владеют банки прежде всего Франции и Германии, что усиливает их риски. В этой связи было высказано предположение, что критическим является даже не столько уровень задолженности, сколько вопрос доверия инвесторов к устойчивости экономик соответствующих стран, эффективности их правительств.

Смогут ли проблемные страны реализовать антикризисные меры? Большинство участников обсуждения ответили на этот вопрос положительно. Однако некоторые эксперты высказали сомнение по поводу самого слабого звена в группе проблемных стран - Греции.

Ее долги составили почти 300 миллиардов евро (свыше 100 процентов греческого ВВП), из которых 53 миллиарда требовалось выплатить в 2010 году. Без внешней помощи страна оказалась бы в дефолте. Греция отличается от других проблемных государств еврозоны также почти полным отсутствием конкурентоспособных производств.

С точки зрения определения и выполнения адекватных антикризисных мер в группе проблемных стран наилучшее положение у Ирландии. В Италии и Испании также можно констатировать настрой на достаточно радикальные шаги. В случае Португалии положительную роль играет принцип "делать не хуже, чем соседи-испанцы". Наихудшее положение в Греции еще и потому, что необходимые структурные реформы пошли бы вразрез с политикой, которую на протяжении многих лет проводили сменявшие друг друга правительства.

Эксперты также констатировали, что ситуация в Греции не благоприятствует поддержке антикризисных усилий международными институтами и зарубежными странами. Внешняя поддержка обусловлена готовностью страны к принятию и реализации радикальных экономических решений, а состояние политической системы Греции вряд ли отвечает данной задаче. В частности, снижение трудовых издержек чревато серьезным ростом социальной напряженности и угрозой политической турбулентности.

Существуют не только страновые проблемы, но и угроза "эффекта домино" - последовательного обрушения финансовых и иных рынков одних стран под влиянием кризиса на рынках других, подчеркнули эксперты. Такой угрозе способствуют напряженность государственных финансов, быстрый рост госдолга стран зоны евро.

Однако, как полагают участники дискуссии, предпринимаемых Евросоюзом антикризисных мер окажется достаточно для купирования кризиса в малых странах с тяжелой ситуацией. Сначала была выделена помощь непосредственно Греции в обмен на принятие ею программы сокращения бюджетного дефицита. С выявлением схожих проблем у других стран зоны было объявлено о новом пакете мер на 750 миллиардов евро. Они включили создание чрезвычайного фонда европейской финансовой стабилизации в размере 60 миллиардов евро и специальной структуры, способной привлечь до 440 миллиардов путем выпуска облигаций под гарантии стран зоны евро. О поддержке в размере 250 миллиардов евро объявил МВФ - это программа займов и кредитов для стран зоны евро, в том числе на двусторонней основе (МВФ-страна).

Было обращено внимание и на то, что экономики Греции, Португалии, Ирландии, а также не находящейся в зоне евро Румынии, положение которой резко ухудшается, не составляют критически важной для ЕС массы. Самую большую гипотетическую опасность могла бы представлять ситуация в Италии, где госдолг достигает 1,8 триллиона долларов, или 116 процентов национального ВВП. Однако Италия (впрочем, как и Бельгия) живет с таким долгом многие годы.

Не драматизируя ситуацию, эксперты считают, что кризис в зоне евро не пройдет бесследно. Динамика ВВП в ЕС окажется ниже, чем в США. Учитывая взаимозависимость ЕС и других мировых центров экономической мощи, произойдет общее замедление темпов выхода из глобального финансово-экономического кризиса. Более того, понижение курса евро может и не оказать стимулирующего воздействия на экономический рост в ЕС - если оно будет сведено на нет из-за необходимости жесткой экономии госрасходов и сокращения доступа предприятий к кредитам.

Перспективы

Эксперты говорят об уязвимости действующей модели Экономического и валютного союза (ЭВС). Они обратили внимание на то, что в последнее время нарастают противоречия между Европейским центральным банком (ЕЦБ), с одной стороны, и Комиссией ЕС (исполнительный орган) и Советом (законодательный орган), с другой. Об их сотрудничестве в деле спасения евро почти ничего не известно.

Основная цель ЕЦБ, который проводит единую денежно-кредитную политику (национальные центральные банки лишь исполняют его решения), - поддержание стабильности цен. В течение первых 12 лет функционирования евро ЕЦБ в целом выполнял свою главную задачу - держал инфляцию на уровне 2-2,5 процента. При этом по курсу евро к доллару Евросоюзу пока удается удерживаться в пределах амплитуды, свойственной 1999-2009 годам. Но греческий кризис привел к тому, что евро резко подешевел в отношении доллара (на 20 процентов).

Вместе с тем эксперты сошлись на том, что судьба евро сейчас находится не в руках ЕЦБ. Именно Совет и Комиссия должны теперь заставить страны провести оздоровление государственных финансов. Сделать это трудно на фоне роста безработицы, падения конкурентоспособности и демографического давления - мощных факторов, противодействующих бюджетному аскетизму. К тому же, по мнению экспертов, греческая история, а также тяжелая ситуация в области государственных финансов других стран-членов и всего ЕС застали Совет и Комиссию врасплох, что не может не сказаться на длительности выхода из кризиса в зоне евро.

Как же повлияет кризис в зоне евро на развитие интеграции в ЕС?

Участники ситуационного анализа исключают возможность выхода каких-либо стран из ЕС или их отказ от евро. Это не только натолкнулось бы на массу юридических препятствий, но и усугубило бы экономическое положение соответствующих государств. Другой вывод: кризис усложнит и сделает более долгим как процесс перехода других членов ЕС на евро, так и расширение Европейского союза.

В 2011 году вероятно введение евро в Эстонии, которая полностью соблюдает Маастрихтские критерии. Но в данном случае речь идет, скорее, о демонстрационном эффекте, а небольшие размеры страны исключают серьезное воздействие на функционирование зоны. Дальнейшее расширение зоны евро состоится не раньше 2016-2017 годов. Более того, с учетом опыта Греции можно предположить: даже после выполнения Маастрихтских критериев страны, претендующие на вступление в зону евро, будут несколько лет подвергаться мониторингу качественных преобразований в экономике.

Что касается вступления новых государств в ЕС, то наибольшие шансы имеет Хорватия. Перспективы других балканских стран пока не ясны. Турция в обозримой перспективе, по мнению участников ситуационного анализа, не станет членом ЕС. Исландия может стать членом ЕС при урегулировании банковского долга с британскими и нидерландскими вкладчиками, а также с преодолением оппозиции присоединения к ЕС внутри страны.

Как считают эксперты, главный вопрос для ЕС в создавшихся условиях: в каких масштабах будет в дальнейшем происходить углубление интеграции в союзе. Известна точка зрения президента Франции Николя Саркози, что следует образовать экономическое правительство для 16 стран, находящихся в зоне евро. Таким путем он предлагает ликвидировать противоречия, при которых наднациональное валютное регулирование не сочетается с экономической политикой каждой из этих стран, осуществляемой на национальном уровне.

Что касается сторонников углубления интеграционных процессов в рамках всего ЕС, то они исходят из того, что институциональные изменения невозможны без корректировки с таким трудом принятого и уже вступившего в силу Лиссабонского договора. По их логике, резкое сужение поля дальнейшей интеграции может привести к коллапсу ЕС. В нынешних условиях, по их мнению, следует сосредоточиться на более жесткой, чем прежде, координации экономических политик всех стран-участниц союза, даже предусматривая возможность санкций в отношении тех из них, кто отступает от согласованной линии. Вместе с тем эксперты не исключают, что лет через 10-15, когда уменьшится аллергия на изменения Лиссабонского договора, в него могут внести поправки по всему спектру вопросов интеграции, как это было и с предыдущими договорами.

Особое значение не только для решения проблемы задолженности, но и в целом для углубления процессов интеграции в ЕС имеет перспектива дополнения валютного союза бюджетным. А это требует создания инструментов перераспределения средств в масштабах всего союза. По мнению выступавших, нынешний общий бюджет, находящийся на уровне 1 процента совокупного ВВП, явно недостаточен.

Против углубленной интеграции исключительно стран зоны евро выступает Германия, ведущая роль которой в разрешении нынешнего кризиса признается как партнерами по ЕС, так и в мире в целом. Возвращение на первый план Германии как лидера европейской интеграции уже стало важным последствием кризиса в зоне евро.

Какова роль США и МВФ в урегулировании кризиса зоны евро?

На основе того, что США являются главным конкурентом ЕС в мировой экономике и в валютно-финансовой сфере, нельзя делать односторонний вывод об их заинтересованности в ослаблении евро. США остаются важнейшим экономическим партнером региона, их финансовый рынок тесно связан с финансовым рынком ЕС. Поэтому разрастание финансового кризиса в зоне евро сократит американский экспорт, ударит по американским банкам и фондам.

Евро как вторая мировая валюта обеспечивает оборот большого массива финансовых инструментов и составляет значительную долю валютных резервов большинства стран. В случае сильного падения евро доллар вряд ли сможет взять на себя основную часть этой нагрузки. Исходя из всего этого, по мнению экспертов, Соединенные Штаты поддержали антикризисную программу ЕС.

Глобальный кризис и кризис в зоне евро привели к заметному возрастанию роли МВФ в мировой финансовой сфере. В рамках ямайской валютной системы МВФ надолго был переключен на координацию помощи развивающимся странам. В результате финансового кризиса в зоне евро МВФ оказался востребован в качестве источника финансовой помощи европейским государствам, и он стремится закрепиться в такой роли.

Трудное принятие Лиссабонского договора уже продемонстрировало неготовность ряда стран-участниц ЕС идти на серьезное развитие политической и военной интеграции в рамках союза. Каково воздействие кризиса в зоне евро на эту ситуацию? Эксперты акцентировали внимание на том, что в условиях кризиса правительства оказываются вынужденными принимать меры, включающие среди прочего и сокращение ассигнований в области военного строительства. С окончанием блокового противостояния европейским странам НАТО в целом удалось компенсировать количественные сокращения вооруженных сил и вооружений путем совершенствования боевой техники и систем управления. Однако поддержание военного бюджета на уровне 2 процентов ВВП, определенное рекомендациями НАТО, рядом стран не соблюдалось даже в благоприятных экономических условиях.

Некоторые страны не смогут обеспечить достаточное военное финансирование и в ближайшие 10-15 лет, причем речь идет не только о Португалии и Греции, но и о ряде крупных стран. Например, в Италии почти на 7 процентов снижены расходы на учения и другие мероприятия оперативной и боевой подготовки вооруженных сил. Во Франции также могут пострадать военные проекты.

В условиях кризиса растет дисбаланс между возрастающими затратами на содержание личного состава вооруженных сил и уменьшающимся финансированием программ перевооружения. По мнению, высказанному во время обсуждения, это вряд ли способствует развитию тенденции военной интеграции в рамках ЕС. Однако при одновременном возрастании экспортных возможностей стран ЕС в связи с падением курса евро вероятна активизация трансатлантического военно-промышленного сотрудничества. И в конечном счете усиление позиций европейских стран на мировом рынке вооружений (традиционных для них сегментах авиационной, бронетанковой и военно-морской техники). Такое развитие заденет интересы России.

Уроки для России

Эксперты рассмотрели их с разных сторон. Одна - последствия с точки зрения назревшей реформы международной финансовой системы.

Кризис евро усилил стремление европейских стран и США реформировать международную финансовую систему. По прогнозу участников ситанализа, упор будет делаться на координацию усилий национальных регуляторов, а не на создание специализированных международных органов регулирования. Такой подход реалистичнее планов расширения полномочий МВФ или Комиссии ЕС. Вместе с тем деятельность МВФ станет прагматичнее. Она будет определяться в основном США, тогда как Германия в целом будет поддерживать американскую позицию.

"Большая восьмерка" предпримет некоторые действия в направлении контроля над деривативами, реформы рейтинговых агентств, координации экономической политики эмитентов основных валют. Однако участники "большой восьмерки", считают эксперты, не хотят брать на себя серьезных международных обязательств.

Ведущие страны "большой двадцатки" сосредоточатся на коллективном перекрестном макроэкономическом мониторинге. В июне 2010 года закончен первый предварительный этап этого мониторинга и начинается второй этап детального анализа, который касается всех 20 государств, включая Россию. С учетом консолидированных намерений сократить вдвое бюджетные дефициты к 2013 году времени для оздоровления ситуации в России немного. Первые шаги надо предпринимать уже в 2011 году. Резервы для ужесточения бюджетной политики есть за счет повышения эффективности расходов в здравоохранении, инфраструктуре, оборонном заказе.

По мнению, высказанному на обсуждении, при проведении переговоров в рамках "большой двадцатки" России целесообразно чаще поддерживать позицию других стран "большой восьмерки", особенно при обсуждении социальных и экологических аспектов экономического развития. Предложения ключевых динамичных экономик Азии и Латинской Америки далеко не всегда соответствуют интересам нашей страны. При этом к России будут больше прислушиваться, если ее позиция будет восприниматься как прагматичная и адекватная возможностям страны.

Введение регулирования рынков, скорее всего, приведет к ограничению масштабов финансовых операций ради снижения рисков инвесторов. Предстоит эпоха упрощения рынков. Будут предприняты усилия по вытеснению рынков сделок с деривативами в офшоры, и такие сделки станут значительно более рискованными.

Второй аспект - влияние на экономические отношения РФ-ЕС.

Евросоюз является крупнейшим торговым партнером России, обеспечивая чуть больше половины ее внешнеторгового оборота. Кризисные явления в зоне евро могут оказать негативное воздействие на экспорт энергоресурсов из России в ЕС (и в итоге сократить экспортную выручку РФ). Но одновременно падение курса евро приводит к росту конкурентоспособности европейских товаров, повышению заинтересованности стран зоны евро в сбыте своей продукции в условиях экономических трудностей. Это открывает для российских импортеров новые возможности. Создается почва и для улучшения условий внешнеторговых контрактов (в кризис партнеры более сговорчивы). Все это может способствовать росту объемов российского импорта и облагораживанию его структуры.

Эксперты считают, что в связи с падением курса евро в своих неторговых расчетах с ЕС Россия получает преимущество, так как расчеты по импорту осуществляются главным образом в евро, а в экспортных расчетах преобладает доллар. Для улучшения структуры экспорта важно, чтобы возникшее преимущество использовалось для увеличения производственного импорта, ввоза новых технологий, а не потребительских товаров.

Кризис зоны евро привел к тому, что в ЕС - и в экспорте капитала, и в его импорте, и во внутреннем движении - доля долгосрочных прямых инвестиций упала (до 1/3) при росте портфельных инвестиций и продолжении спекулятивных вложений. Инвесторы снизили свою активность в ожидании эффекта намеченных ЕС мер по поддержке евро и отдельных проблемных стран. Зона евро временно теряет свою роль как источник инвестиций, уступает поле доллару в валютном арбитраже, биржевой торговле, номинировании финансовых инструментов. Списав "токсичные активы", банки и корпорации ЕС снизили свой потенциал долгосрочного инвестирования. В результате следует ожидать подорожания кредитов.

Движение капиталов между Россией и ЕС определяется прежде всего качеством нашего инвестиционного климата и режимом ЕС для хозяйственной деятельности российского бизнеса, тогда как колебания евро имеют здесь лишь вторичное значение. В сумме кризис евро поощряет чистый отток капитала из России.

Эксперты особо заострили вопрос о необходимости в сложившихся условиях отказаться на государственном уровне от односторонней трактовки укрепления рубля как угрозы для страны, а его обесценения - как безусловного блага. Слабый рубль будет укреплять сырьевую зависимость российской экономики, возрастет стоимость обслуживания внешнего долга. Обесценивающийся рубль способствует росту инфляции, ограничивает платежеспособный спрос.

Эксперты проанализировали влияние кризиса в зоне евро на структуру золотовалютных резервов РФ и пришли к выводу, что в качестве резервной валюты у евро есть довольно большой запас прочности. В этой связи нецелесообразно в ближайший период изменять структуру валютных резервов Банка России, которая в принципе соответствует его бивалютной корзине (45 процентов евро и 55 процентов долларов). В кратковременном плане доля евро в золотовалютных резервах Банка России, судя по всему, останется высокой - она приближается к уровню 40 процентов. В долговременной перспективе возможны изменения при снижении валютного обменного курса одной или другой денежной единицы. В случае развития высокой инфляции в американской экономике - это должно быть учтено при выборе инструментов размещения в долларах с обеспечением положительной реальной процентной ставки.

Для диверсификации рисков целесообразны вложения в золото как в финансовый инструмент.

Третий аспект - уроки для интеграции на пространстве СНГ.

Неоднократные попытки достичь реального прогресса на этом пути за последние два десятилетия неизменно заканчивались неудачей. Разумеется, успех или неудача новых начинаний и планов относительно Таможенного союза России, Белоруссии, Казахстана и других проектов будут в решающей степени определяться внутренними факторами экономической жизни стран СНГ. Однако нельзя игнорировать мировой опыт и в первую очередь опыт интеграции в ЕС.

Известно, что к числу важнейших задач Единого экономического пространства (ЕЭП) относится переход к взаимным расчетам в национальных валютах. Но для перехода к такой практике необходимо либо обеспечить конвертируемость национальных валют, согласовать механизм установления валютных курсов и их фиксации друг к другу, либо создать единую валюту. Об этом говорится и в связи с проектом мирового финансового центра в Москве. Уместно напомнить о том, что возникновению евро предшествовало развитие интеграции в ЕС на протяжении сорока лет, а в условиях нынешнего кризиса решение этого вопроса в отношении всех стран ЕС представляется невыполнимым.

Главным уроком кризиса в зоне евро для стран СНГ, стремящихся к интеграции, является необходимость достижения таких межгосударственных соглашений по фискальной политике, которыми были бы предусмотрены упреждающие меры по корректировке бюджетно-экономической ситуации вплоть до обязательных и даже карательных критериев уже на ранних стадиях. Без этого, как показывает кризис в зоне евро, не обойтись.

Кризис в зоне евро выявил заметно более высокую стрессоустойчивость новых членов ЕС и стран, стремящихся к членству в ЕС. Здесь сказываются и их отличие от "благополучной" части ЕС более низким уровнем жизни населения, и его повышенная адаптивность, выработанная за годы постсоциалистической трансформации. Менее пострадали от кризиса государства, которые - в отличие от Венгрии и стран Балтии - не накопили большой задолженности в иностранной валюте, имели более устойчивый к спекуляциям национальный банковский сектор. Польша, ко всему прочему опиравшаяся на свой большой внутренний рынок, единственная из стран ЕС показала в 2009 году прирост ВВП. Во всяком случае кризис не выявил преимуществ для его преодоления от нахождения в зоне евро и уж тем более привязки национальной валюты к евро.

В таких условиях, по единодушному мнению участников ситуационного анализа, хотя кризис не сделал ЕС менее привлекательным в глазах европейских стран СНГ, он и не приблизил перспективу их присоединения к этой структуре. Из-за сокращения ресурсов и затухающего энтузиазма в ЕС относительно своего расширения снижается интерес европейских стран СНГ к участию в Восточном партнерстве. В таких условиях Россия получила возможность развивать активность на тех направлениях, которые раньше сдерживались политикой ЕС.

В целом эксперты согласились, что кризис в зоне евро стал дополнительным фактором по сте пен но го преодоления претензий ЕС на безусловное лидерство во взаимоотношениях с Россией. ЕС более четко формулирует для себя необходимость видеть в России самостоятельного и сильного партнера в мировой политике.

В дискуссии приняли участие: Примаков Е.М. - научный руководитель Центра, Афонцев С.А., Барановский В.Г., Борко Ю.А., Буторина О.В., Дубинин С.К., Дынкин А.А., Иванов И.Д., Иванов И.С., Иноземцев В.Л., Кобринская И.Я., Корабельников В.В., Королев И.С., Кузнецов А.В., Масленников Н.И., Миловидов В.Д., Портной М.А., Трубников В.И., Уткин С.В., Хесин Е.С., Худякова Л.С., Чуфрин Г.И.