Новости

06.07.2010 13:20
Рубрика: Культура

Режимная ария

В музее политических репрессий "Пермь-36" впервые спели оперу Бетховена "Фиделио"
Текст: Марина Вяткина (Пермский край)

От рождения идеи до ее воплощения - постановки оперы Людвига Ван Бетховена "Фиделио" в лагере "Пермь-36" прошло ровно два года.

Режиссер из Великобритании Майкл Хант увидел фотографии музея "Колония политических заключенных ВС-389/36" в деревне Кучино Чусовского района Пермского края и сказал себе: "Фиделио" должен быть здесь!". Уже после премьеры он признался: - Более безумного спектакля я еще не видел и прежде никогда не делал.

Однако эта идея была принята и директором Мемориального центра истории политических репрессий "Пермь-36" Виктором Шмыровым, и поддержана главным режиссером Пермского академического театра оперы и балета имени Чайковского Георгием Исаакяном, ставшим художественным руководителем проекта "Опера-ГУЛАГ".

Более того, в числе 600 артистов и статистов приняли участие около сотни жителей Кучино, ведь не только территория лагеря, но и часть деревни превратилась в сцену под открытым небом.

Зрители попадают в другую реальность с момента прибытия автобусов к территории бывшего лагеря. Их ведут к входу, словно под конвоем, солдаты лагерной охраны в камуфляжных плащах. Наперерез к зрителям бросаются женщины с портретами мужей, сыновей и братьев - и просят передать своим родным, томившимся в сталинских застенках, что они их любят и ждут. Еще более усиливают впечатление перехода в другую эпоху грозные окрики охраны: "Быстрей проходите! Не задерживаться!" Этот ход быстро и точно достигает одной из целей режиссера Майкла Ханта - пробудить генную память.

Очевидно, художники правы: обществу нужна "прививка от возвращения деспотизма и террора", как выразился главный режиссер Пермского академического театра оперы и балета Георгий Исаакян.

- Мы или по своей неразумности, или из боязни прошлого, или по привычному российскому всепрощенчеству думаем, что такими же людьми были и те, кто сторожили, и те, кто сидели. Все эти психологические факторы в совокупности подтачивают гражданский иммунитет, - говорил Исаакян еще в момент репетиций.

Поэтому действие очень далеко от красивого расслабляющего зрелища: оно помещает зрителя в ад ГУЛАГа. Начиная от увертюры, которая звучит, пока все стоят у ворот, ожидая их открытия так же, как когда-то заключенные покорно ждали поверки. Каждый акт зрители перемещаются из одной зоны лагеря в другую. Проходя через полутемный барак, в тесных камерах они видят - здесь в очередь хлебают баланду, в этой камере заключенные сидят на нарах, кто-то зашивает полосатую зековскую куртку, кто-то просто думает... Майкл Хант в соответствии с канонами древнегреческого театра совместил единство места, времени и обстоятельств. Пробегая через камеры под окрики охраны, невольно замечаешь - здесь полутемно. Читать и писать в таких лагерях запрещалось. А в "Пермь-36" большей частью были посажены за вольнодумство и открытые выступления против сталинского режима.

Именно здесь отбывали срок писатели Владимир Буковский и Валерий Марченко, Натан Щаранский, Глеб Якунин, Левко Лукьянченко, Балис Гаускас. Здесь за два месяца до присуждения Нобелевской премии был убит украинский писатель Василь Стус.

Поэтому аналогия истории лагеря с сюжетом оперы прозрачна - в мужском обличье скрывается, называя себя Фиделио, Леонора, ища пути спасения своего мужа Флорестана. Начальник тюрьмы Дон Пизарро бросил в застенок Флорестана за правдивые слова, высказанные вслух.

Режиссер свел на нет дистанцию между актерами и зрителями, чем добился максимальной правдивости действия. Необычно, что артисты находятся так близко, на лицах нет театрального грима. Зритель видит в первую очередь эмоции, он внутри событий, почти задыхаясь в узких коридорах барака, где начальник тюрьмы намерен убить Флорестана, чтобы скрыть свои деяния от правительства.

Спасает Флорестана его жена Леонора, темные дела начальника тюрьмы разоблачены, несправедливо осужденные могут выйти на свободу. В момент, когда Леонора выводит мужа из карцера, снимают наружные щиты с окон - это одна из самых удачных находок режиссера. Камеры освещаются, в коридоре светлеет. Кажется, становится легче

Знали бы те, кто строил эти бараки, больше похожие на тесные загоны для скота, что здесь будет звучать ария любящих супругов. Леонора у Бетховена - ангел-спаситель, но Майкл Хант, выведя в финальной сцене всю массовку, в том числе и статистов, играющих жен заключенных, томящихся за забором пермского ГУЛАГа, нарек ангелами русских женщин. Всех, кто ждал мужей из лагерей и верил, что режим падет.

Финальные партии министра, Флорестана и ликующего хора, когда начальник тюрьмы изгнан, а женщины встречаются с узниками, напоминает по яркости и накалу эмоций день победы в 1945 году. Радость, которую мы тоже слегка забыли. Возможно, кто-то так счастлив был в день смерти Сталина в 1953 году. Последняя сцена напомнила и об этом - усевшиеся на траву прямо перед зрителями узники и женщины, прижимающие к груди портреты политзаключенных, молча глядели своим потомкам в глаза.

- Музыка Бетховена проходит через века, - сказал режиссер Майкл Хант после спектакля. - Она была тем последним, что слышали евреи перед смертью в концентрационном лагере.

Послание, которое Бетховена нам оставил, важно для всех, в любой точке мира, она о свободе, любви, преданности. Сейчас во время спектакля произошло какое-то перерождение, очень важное для меня. Я был взволнован до слез.

Замах идеи настолько масштабен, что шероховатости постановки, нелогичное решение костюмов персонажей прощаются. После финала о недочетах просто забываешь. Всего опера "Фиделио" под открытым небом в деревне Кучино пройдет в 2010 году семь раз.

Культура Театр Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Пермь - культурная столица РГ-Фото Фото дня Фото: Пермский край